новости 23 марта 2011

Кузменко vs «Сатурн»: суд выигран

Чего только не услышишь в рыбинском городском суде! Какие только сказки не расскажут желающие оправдаться — заслушаешься! Порой в этих былинных речах ярким бриллиантом мелькнут и зерна правды. Но отделить их от плевел — дело хитрое. Как раз для наших много-опытных судей и адвокатов. Впрочем, не обязательно быть юристом, чтобы разобраться в процессе, который состоялся в Рыбинске на минувшей неделе

Бывший генеральный конструктор против бывшего родного предприятия. Михаил Кузменко против НПО «Сатурн». С явно не частным вопросом. Можно сказать, судебное дело принципа. Итак, по порядку.
В 2000 году Михаил Кузменко сменил место работы на Рыбинск: НПО «Сатурн» требовался человек, способный возглавить конструкторскую службу, а в авторитетности, опыте и заслугах с Михаилом Леонидовичем мало кто мог сравниться. Тогда, 10 лет назад, идея создания двигателя для нового российского регионального самолета только-только начала оформляться в конкретные результаты. Ну, и логично, что все работы от начала и до конца — вплоть до сертификации двигателя SaM146 — были возложены на технического директора — генерального конструктора ОАО «НПО «Сатурн» Михаила Кузменко, что и было прописано в трудовом договоре. Сертифицированный SaM146 — это и серийное производство, и заказы для предприятия, и почет для «Сатурна» — слава для российского авиастроения. Поэтому положительный результат предусматривал и дополнительное вознаграждение.
И работа закипела.
Завершилась она в июне 2010 года сертификацией SaM146. А в октябре Кузменко ушел с «Сатурна». Правда, провожал его уже другой руководитель — управляющий директор Илья Федоров. Провожал, надо сказать, с почестями и церемониями. «Самая главная заслуга Михаила Леонидовича, — говорил Федоров, — в том, что он создал одно из лучших конструкторских бюро России, находящееся на очень высоком уровне в мире. Огромная ему благодарность за титанический, плодотворный труд. «Сатурн» всегда будет считать Михаила Леонидовича членом своего коллектива и поддерживать его в дальнейшей работе на благо российской авиации».
Пресс-релизы, выпущенные «Сатурном» по поводу ухода Михаила Кузменко, перечисляли заслуги конструктора, которых за это время сильно прибавилось в первоначальном списке. На просторах Интернета и страницах газет сотни раз повторилась фраза: «За время работы в НПО «Сатурн» под непосредственным руководством технического директора — генерального конструктора М.Л. Кузменко получен Сертификат Типа EASA и АР МАК на двигатель SаM146 для российского регионального самолета Sukhoi SuperJet 100». Казалось бы, все должны быть довольны. Договор конструктор исполнил, двигатель готов к серийному производству, завод — к подвигам на поприще российского авиастроения. Более того, Кузменко мог считать себя членом коллектива и рассчитывать на поддержку «Сатурна», даже уйдя с завода — Федоров-то обещал!
Но не все оказалось так просто и однозначно, как писала пресс-служба предприятия в конкретный период времени. Как только отзвучали торжественные фанфары и заглохло эхо красивых речей, в кулуарах «Сатурна» приняли решение — деньги Кузменко не платить. Поруководил, дескать, непосредственно, получил сертификат — можешь идти на все четыре стороны, а о вознаграждении, предусмотренном в договоре, забудь.
В общем, то ли денег «Сатурну» стало жалко, то ли взыграли какие-то личные мотивы. А может, просто по российской традиции каждый новый начальник — как бы это сказать помягче? — не желает признавать заслуги своего предшественника.
Так или иначе, но законы писаны для всех — решил Кузменко и отправился в суд. На первом слушании дела решение принято не было, суд затребовал с «Сатурна» ряд дополнительных документов. И вот на прошлой неделе — 17 марта — новое заседание. Истца на нем представлял адвокат Георгий Юдин. Ему-то и выпала незавидная роль слушателя и ценителя позиции ОАО «НПО «Сатурн» в суде. А была она, надо сказать, прямо противоположна некоторым словам, сказанным и написанным три месяца назад. Да и сказано их было, как это иногда бывает с каждым, явно больше, чем собирались. Посему неудивительно, что первое заседание для журналистов оказалось закрыто по инициативе «Сатурна» — коммерческая тайна, однако! На втором слушании выяснилось, что никакой коммерческой тайны нет и в помине. Есть позиция, которая может оказаться проигрышной. Что в конечном счете и случилось.
Итак, о позициях. Доводы представителя «Сатурна» требуют отдельных пояснений.
На суде вдруг обнаружилось, что хвалебные речи и благодарные слова, сказанные руководителем предприятия, могут быть — как бы опять сказать помягче? — не совсем, что ли, искренними. А уж пресс-служба «Сатурна» внесла в процесс явное оживление. Информация НПО «Сатурн», размещенная на сайте предприятия, равно как и на любых других профильных сайтах во всем Интернете, не всегда является абсолютно достоверной. Нет, конечно, лжи там быть не может! Но и правда либо не вся, либо под соответствующим позитивным соусом. Пусть выводы делают те, кто следит за судьбой «Сатурна»: официальные пресс-релизы — реклама, призванная «создавать в глазах общественности положительный имидж предприятия».
Вопросы, возникшие в ходе процесса, остались без ответа. Например, такой: сколько положительного имиджа добавило «Сатурну» упоминание о том, что Кузменко «непосредственно руководил» сертификацией SaM146? Или такой: какой ущерб репутации предприятия могло нанести отсутствие в пресс-релизе этой информации?
Помимо этого выяснилось, что двигатель принадлежит совместному российско-французскому предприятию, значит, и усилия по получению сертификата, вроде бы, надо делить пополам. Адвокат Георгий Юдин в ответ рассуждал: ни так называемая «холодная» часть двигателя, которую делают на «Сатурне», ни французская «горячая» часть сами по себе не представляют для авиации никакой ценности! И ни одна из этих «половин» двигателя самостоятельной сертификации не подлежит. Михаил Кузменко занимался сертификацией полноценного двигателя SaM146, состоящего из «горячей» французской и «холодной» российской частей. И документ, ставший поводом для конфликта, был получен 23 июня 2010 года не по частям, а целиком.
Впрочем, ни деление двигателя на части, ни рекламный характер пресс-релизов, ни даже попытки оспорить договор, заключенный с Михаилом Кузменко, — все это суд в расчет не принял. Георгий Юдин вышел с заседания победителем. Решение рыбинского суда пока в законную силу не вступило и может быть обжаловано НПО «Сатурн». Остается ждать, сколько еще пятен появится на репутации сертификата, пока, наконец, здравый смысл не восторжествует.
Дмитрий Соколов

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме