новости 30 марта 2011

Как волшебство, дарованное свыше

Квартира художника Германа Грызлова наполнена цветами. Тут и сирень, и черемуха, и разноцветные астры, и желтые речные купальницы, и скромные маргаритки с анютиными глазками. Выполненные его рукой маслом и акварелью цветы на картинах смотрятся натурально. А живые цветы наполнят квартиру 30 марта — в день рождения. Представляю, сколько букетов ему вручат на юбилейном концерте, который даст в его честь оркестр русских народных инструментов имени П.И. Павлова. Уже много десятилетий судьба  Германа Михайловича связана с судьбой уникального коллектива, где он играет на гуслях, наполняя души слушателей чарующими звуками

С детства по былинам и фильмам­сказкам отпечатался в моей памяти образ гусляра — седовласого старца в домотканой рубахе, который, перебирая пальцами струны похожего на крыло инструмента, ведет сказ о делах давних и дивных, красных девицах и добрых молодцах. Германа Михайловича Грызлова с былинными гуслярами роднит разве что благородная седина.
Он — центральная фигура в оркестре русских народных инструментов. А как зал реагирует, когда Герман Грызлов исполняет соло на гуслях!
Наверное, не будет преувеличением сказать, что Герман Грызлов впитал народную музыку с материнским молоком. На фотографии 1928 года, а это год создания коллектива, его родители среди музыкантов первого состава оркестра. Михаил Грызлов играл на контрабасе, Валентина Введенская — на альтовой домре. Там, в оркестре, они и познакомились, а потом поженились. Через три года у них родился сын. Если медики правы, что младенец в утробе матери способен слышать музыку, то Герман еще до своего рождения приобщился к искусству. А уже осознанно он увлекся музыкой в школьную пору. Окончил в Рыбинске музыкальную школу по классу фортепиано.
— Мне очень повезло, потому что у меня были замечательные педагоги — Челищева, Тимашева, Антонов. Ну, а примером для подражания был мой дядя, брат отца, который прекрасно играл на фортепиано. Я в детстве часами слушал его.
В оркестр русских народных инструментов Герман пришел в 1946 году. Его пригласил сам Петр Иванович Павлов — основоположник этого коллектива. Так пятнадцати лет от роду Герман Грызлов стал музыкантом ныне старейшего в Рыбинске оркестра. Причем изначально он стал играть там на гуслях. И играл на протяжении пяти лет — до поступления в 1951 году в Московский архитектурный институт.
— Когда я учился на первом курсе, оркестр Павлова приезжал в Москву с большими гастролями. Я убегал с лекций, чтобы принять участие в концертах. Играл на рояле. Мы выступали в Колонном зале Дома Союзов, на площадках ВДНХ и даже в Большом театре. Это было совершенно необычное явление, чтобы оркестр народных инструментов играл на сцене главного академического театра страны, где царила классика. Пожалуй, это был единственный такой случай.
Распределили молодого архитектора Грызлова после окончания вуза в Томск. Но два года спустя, в 1959 году, он вернулся в Рыбинск. С того времени его работа была связана с деятельностью Рыбинского моторостроительного завода. В частности, он участвовал в планировке застройки Скомороховой горы и архитектурном решении Волжской набережной. И, конечно же, не остался в стороне от художественной самодеятельности, которая приветствовалась на предприятии.
— Параллельно с работой в цехе № 66 по вечерам я руководил цеховой самодеятельностью. Не хочу хвастаться, но цех в творческом плане выглядел хорошо.
Затем его пригласили во Дворец культуры «Авиатор» возглавить детскую балетную студию.
Позвольте, а причем здесь балет? А это еще одна из сторон дарования Германа Грызлова.
— При архитектурном институте была балетная студия. Ею руководил солист Большого театра Леонид Семенович Школьников. Он показал нам основы балетного мастерства. Затем его сменила Нина Ивановна Светлова, как про нее говорили, бывшая «босоножка» — ученица и последовательница великой танцовщицы Айседоры Дункан, которая отвергла пуанты и танцевала босиком. Она внесла доброе начало в нашу студенческую жизнь.
Вспоминая студенческие годы, Герман Михайлович сделал паузу:
— А знаете, меня выдвигали выступать на Всемирном фестивале молодежи и студентов, который проходил в Москве в 1957 году. Я прошел первый тур, но выступить мне не довелось. Сначала комиссия сочла репертуар неподходящим. Я должен был исполнить танец итальянского нищего. Танец был интересным: прекрасная музыка, столько патетики, переживаний. Но мне сказали: на фестиваль приедут итальянцы, а вы покажете их нищего — это не годится.
Так я на фестиваль и не попал.
Но, как оказалось, навыки балетного искусства даром не пропали. С 1965 по 1975 год Герман Грызлов руководил балетной студией в «Авиаторе». Поставил несколько спектаклей. Поскольку студия и оркестр народных инструментов имени П.И. Павлова размещались в одном здании, во Дворце культуры, то Герман Михайлович периодически играл в оркестре на гуслях.
В то время название коллектива уже ассоциировалось с именем Адольфа Константиновича Павлова — двоюродного племянника Петра Ивановича Павлова. При нем оркестр сохранил все лучшее, что было наработано, и пошел дальше.
Отчасти это было связано и с новым звучанием гуслей в оркестре. При Петре Ивановиче гусли были в тылу оркестра, их переливы уходили больше в кулисы, чем в зал. Адольф Константинович переместил гусляра на передний план, «усилив» тем самым звучание инструмента. Сделал он это еще и по той причине, что в оркестре наконец­то появился постоянный гусляр. До сих пор на этом инструменте играли (и не всегда удачно) разные музыканты. Но вот в 1975 году, когда балетную студию в «Авиаторе» разогнали, Герман Грызлов стал постоянным участником оркестра русских народных инструментов. Гусли в его исполнении зазвучали не только как аккомпанирующий, но и как солирующий музыкальный инструмент. Стоит сказать, что гусли звучат на всех концертах оркестра русских народных инструментов — единственного в своем роде музыкального коллектива в Ярославской области, который включен в Международную энциклопедию оркестров. Следует добавить, что он сегодня существует лишь благодаря энтузиазму Адольфа Павлова и его замечательных музыкантов.
— А почему Вы стали играть в оркестре на гуслях, если у Вас музыкальное образование по классу фортепиано?
— Потому что клавиатура у концертных гуслей такая же, как у пианино и рояля.
Германа Михайловича позабавило мое книжно-киношное восприятие гуслей. Особенно когда я заговорил про Садко, который задорно играл на гуслях, плывя по морю на доске.
— Если бы Садко прихватил с собой гусли, на которых я раньше играл, то сразу же камнем пошел на дно.
Современные концертные гусли совершенно не похожи на старинные самогуды ни по конструкции, ни по технике игры на них, ни по репертуару.
Хотя прежде гусли, на которых играл Герман Грызлов, представляли собой огромную чугунную раму с рядами струн. На сцену их выносили вчетвером, а то и впятером крепко сбитые мужчины. Современные концертные гусли — это, проще говоря,
удлиненный деревянный короб с рядами струн и накладная машинка с клавишами. Их может принести-унести и один человек, но носят, как правило, вдвоем. Но все равно такие гусли за спину на ремне не закинешь, с ними ни Садко — новгородский гость, ни Боян, который молвил слово о Полку Игореве, ни калики перехожие далеко бы не ушли.
Встарь на гуслях играли, бряцая по всем струнам и глуша ненужные звуки пальцами левой руки либо защипывая струны обеими руками. Герман Михайлович, извлекая волнующие сердце звуки, водит по струнам медиатором, лишь изредка защипывая их, чтобы придать звуку определенную тональность. У концертных гуслей диапазон звучания богатый (пять октав) — куда до них старинным самогудам.
Однако дома Герман Михайлович музицирует не на гуслях, а на пианино. Ведь с этого инструмента когда­то началось его приобщение к миру музыки.
— Последние десять лет я, увы, невостребован как пианист, — вздохнул Герман Михайлович и, приподняв крышку пианино, добавил: — А порой хочется сыграть хотя бы для одного слушателя.
— Может быть, я смогу быть таким слушателем?
Он сыграл пьесу Сергея Рахманинова.
— Инструмент немного расстроен, — кажется, огорчился исполнитель, окончив игру.
— Здорово, — произнес я вслух.
На самом деле мне хотелось крикнуть: «Браво!» Но мой одинокий возглас восторга прозвучал бы странно в стенах квартиры. Однако точно к месту будут аплодисменты и крики «Браво» на концерте, который даст в апреле в КК «Авиатор» оркестр русских народных инструментов имени П.И. Павлова в связи с юбилеем маэстро Германа Грызлова.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме