новости 30 марта 2011

Здесь вырос город-ад?

Никогда раньше не задавалась вопросом, как выглядит наш город: хорошо ли — плохо ли,
пока не получила письмо от друга из Швейцарии. С Маркусом мы познакомились в студенческом лагере прошлым летом, на новогодние каникулы я ездила к нему в гости, и вот настал черед ответного визита. Впрочем, радостной эта новость оставалась недолго

— Мдааа, сочувствую тебе — после долгих гудков процедила в телефон подруга Жанна.
— В смысле — «сочувствую»?!!
— Ну ты даешь! К тебе же парень не из села Пупки едет. Как ты его встречать-то будешь?
— Как-как? Обыкновенно — с пирогами, блинами, пельменями…
— Ага, в валенках и с баяном, — передразнила Жанка. — Нет, ну ты подумай, куда он попадет из своей холеной Европы? Ты в окно посмотри!
«Окно как окно», — подумала я, но все же отодвинула штору.
— Ну и что ты там видишь? — не унималась та.
— Деревья вижу, остановку, дорогу, грузовик какой-то ржавый у дороги, он там давным-давно стоит, врос уже, наверное. Там дальше еще какой-то автохлам виднеется — убожество… — до меня вдруг дошло, что имеет в виду подруга. От «эврики» ком стал в горле. Швейцарцу с их маниакально ровными газонами, должно быть, «поплохеет» от таких подснежников на колесах. Задачка… — Что же делать?
— Нужен мозговой штурм! Давай собирай всех наших, — и упорхнула, доведя меня до точки сборки. Жанна работает продавцом на рынке, но запросто могла бы и бизнес-тренером. Поражаюсь, как у нее все просто: «неразрешимых вопросов не бывает», «проблемы для того, чтобы их решать», «духом окрепнем в борьбе». Посмотрим, окрепнем ли на этот раз.
И вот под вечер «могучая кучка» в сборе. На повестке один вопрос: что делать с депрессивным пейзажем?
— Понятно, сами убрать автохлам мы не можем, стоит он годами, хозяев у него тоже не найдешь, так что придется действовать в предлагаемых обстоятельствах. А что, если сказать, будто это музей под открытым небом, экспонаты истории отечественного автопрома? — предложил Саня.
— Не получается. Не тянут эти груды чермета на экспонаты, скорее на надгробие автопрому — страшное и унылое, настоящий железный могильник, брррр!
— Точно! А скажи, что это декорации. Типа кино в Рыбинске недавно снимали и не успели разобрать. Сиквел к «Сталкеру». У нас ведь пейзаж реально как зона отчуждения: будто бабахнула, очередная катастрофа, люди бросили все и покинули город. В Европе любят все такое… артхаусное.
— Вообще-то идея ничего, но… обидно, что наш город используется только в качестве натуры для чернобыльских или послевоенных руин. Да и не поверит Маркус, что кино по всему городу снимали — ведь на металлолом у нас в каждом третьем дворе натыкаешься.
— Тогда давайте обобщим. Если уж врать, то глобально и уверенно: «Мол, мы, как всегда, впереди планеты всей. Наш район выиграл грант ЮНЕСКО по формированию современной архитектурной среды. Дизайнеры организовали пространство в стиле «урбанистический декаданс». Крайне модное, между прочим, направление. Монструозные остовы машин и прицепов символизируют… эээ…» Ну, подсказывайте!
— Да ничего они не символизируют, разве что бесхозяйственность нашу. А так — гниют у нас во дворах и всё. Бред вообще какой-то, — не удержалась рациональная Жанна. — Нет, надо что-то более жизненное. Я слышала, сейчас в правительстве готовится программа по утилизации допотопных грузовиков. Версия такая: автомобилисты-активисты, жаждущие получить за свое старье денежку и побыстрее перейти на евро-4, выставили ржавых коней вдоль дорог в качестве «железного» призыва: «А ты записался в программу на утиль?!»
Обсуждение явно зашло в тупик.
— А что вообще твой Маркус любит, чем интересуется? — младшая сестра Танька, как и подобает первокурснице филфака, восторженная и наив-ная, смотрит на мир через розовые очки.
— Восточное искусство любит, поэзию японскую…
— Идея! — взбодрилась сестрица. — Ты ему экскурсию по району проведи — типа как по саду камней. Только у нас вместо камней — груды металлолома! Идешь, например, по нашему Баму и хайку читаешь.
И я представила, что это могут быть за стихи:
Под нашим окном накрылся,
Как снегом осенний сад,
Ржавый соседский ВАЗ.

Сакура проросла
Через железный хребет…
Брошенный грузовик.

Верно, это цикада
Пеньем вся изошла? —
Скрипит на ветру автохлам.

Последнее хайку я прочитала под дружный хохот друзей. Смешно-то оно смешно, только вот за державу уж больно обидно. Где, получается, мы живем? В декорациях свершившегося апокалипсиса? В зоне отчуждения? На могильнике автопрома? Или в бредовом мире «садов догнивающего металла»? И даже бог с ним, с иностранцем: приедет он, подивится и уедет. А мы-то здесь останемся…
Инна ВЕСЕЛАЯ

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме