новости 6 апреля 2011

Анабиоз музейного масштаба

В нашу редакцию пришло письмо читателя, которое затронуло больную для Рыбинска тему. Вот строки из него.

«Шел намедни я по Волжской набережной и оказался возле нашего музея. Давно здесь, признаться, не был. И испытал настоящий ужас. Жемчужина Поволжья! Да это Жемчужина разрухи, другого слова не подберешь. Во что превратилось старое здание музея? Следы пожарища, ободранный фасад, окна, стыдливо прикрытые фанерками. О какой туристической привлекательности города можно говорить, если вот оно — чудо-расчудесное. Или мы теперь будем разруху гостям демонстрировать?

Стал наводить справки, чья вина в том, что происходит. Оказалось, музей на балансе области. Конечно, им оттуда не видно, что творится, хотя и руководитель там наша, рыбинская. И как не стыдно потом с высоких трибун говорить о патриотизме, о том, что молодое поколение не знает своей истории. Чему они могут научиться в таких учреждениях культуры? Только бескультурью.
Хотел встретиться с директором музея, посмотреть в глаза. Но эта птица оказалась недосягаемой. То в Ярославле, то еще какие­то дела, вроде как на выезде. Но делами-то надо на месте заниматься, а не где­то витать в облаках. Так в одночасье можно вообще музея лишиться. По телевизору говорят, что в музее проблемы с пожарной сигнализацией до сих пор не устранены. Почему на это никто не обращает внимания? Обычно пожарами прикрываются всякие нехорошие делишки. Я думаю о плохом только из-за того, что никому из областных властей до нашего наследия дела нет.
В свое время читал у вас в газете, что город расселил и готовится передать музею здание около музея Мологи, порадовался, помню, тогда. Сходил туда, думал, скоро экспозиция новая откроется, все­таки интересный проект и для нас, горожан, и для туристов. Так вот там даже окна целого не осталось, здание стоит расхристанное.
Да за все это директору музея надо не то что выговоры объявлять, его сразу увольнять надо. Видимо, пригрелся на теплом местечке и все пустил на самотек. А областному руководству удобно таких людей в подчинении держать: лишнего не попросят, беспокоить не будут. Только совесть неплохо бы иметь. Ведь погибает от такого отношения наследие нации, наша гордость».

Конечно, мы не могли отложить это письмо в архив, учитывая, что ситуация действительно складывается достаточно странная.
В Рыбинске идет восстановление исторического квартала силами города, меценаты возрождают Никольскую часовню. И по всей стране по кирпичику воссоздается картина славного прошлого. А в музейном хозяйстве Рыбинска, коим уже 20 лет руководит Сергей Черкалин, она же по кирпичику разрушается. К этому неутешительному выводу можно прийти, просто прогулявшись около зданий нашего музея-заповедника. Даже покупать билет и заходить внутрь не нужно, все «красоты» демонстрируются совершенно бесплатно.
Вот они — объекты туристического показа, те реперные точки, которые должны стать отправными для развития туристического потенциала города. Но при видимом отношении областного департамента культуры под руководством Ларисы Сорокиной, а именно к его ведению относится Рыбинский музей­заповедник, и апатичной позиции директора музея туристы вряд ли попадут с «корабля на бал». Да что туристы. У нас, рыбинцев, и музеев-то других нет, в отличие от того же областного центра, чтобы смириться с тем, что он находится на обочине жизни.
В прошлом году музей отметил свое столетие. Или считается, что отметил. Мы не поленились и поинтересовались у горожан ответами на два, казалось бы, простых вопроса: как часто Вы ходите в музей и сколько, по вашему мнению, ему исполнилось лет. Ответы были потрясающими. Опрошенные нами 50 респондентов в музее не были минимум десять лет, а о возрасте музея не делали даже предположений. Ничего себе — культурное событие года! Хотя чему удивляться. Музей подошел к этому мероприятию более чем скромно. Кроме выставки Церетели, пары-тройки экспозиций, рассчитанных отнюдь не на массового зрителя, да концерт и фуршетик для своих. Может, и правильно. Стоит ли приглашать людей в здание, которое срочно требует принятия серьезных противопожарных мер и фактически опасно для жизни.
Госпожнадзор и прокуратура не раз указывали на многочисленные нарушения правил пожарной безопасности и бездействие руководства музея. Список длинный: отсутствие планов эвакуации музейных ценностей, неправильно установленные двери на первом и цокольном этажах, неисправное оборудование для тушения огня в случае ЧП, отсутствие системы автоматического пожаротушения. Но, как в свое время говорил журналистам директор музея, есть не менее страшная проблема — фундамент главного здания «плывет», его нужно укреплять, того и гляди — сползет вместе с историческими экспонатами и художественными ценностями в волжскую воду.
Тревожный звоночек прозвучал в конце февраля, когда только чистая случайность уберегла от огня старое здание музея — часть Хлебного (Мучного) гостиного двора постройки конца XVIII века, которое имеет статус исторического. К счастью, гибель постигла лишь мусор, которым так любит окружать себя директор музея. Масленые тряпки и старые банки были бережно собраны в приспособленных под гараж и дворницкую помещениях и сгорели из-за неисправной проводки.
Не так давно с подачи СМИ и городских властей удалось избавиться от убогого железного монстра — гаража, в котором последователь гоголевского Плюшкина хранил другой, очевидно, необходимый ему для жизни, хлам. Содержание гаража не только не вписывалось в противопожарные мероприятия, он был откровенным бельмом на глазу.
Тревожно находиться и рядом со зданиями. Обваливается штукатурка, кирпичи. С нового здания музея то и дело сыплются элементы крыши и огромные фрагменты каменного декора.  
Отсутствие денег на ремонт — веская причина для оправдания. Но! Буквально сразу после пожара директор музея объявляет о проведении конкурса. Нет, не на осуществление ремонтных работ и не на установку противопожарного оборудования. Конкурс на закупку легкового автомобиля стоимостью 499 тысяч рублей. Вот уж действительно крайне нужное для музея приобретение!
Все это кажется, по крайней мере, странным. Не хочется сгущать краски, но при таком беспорядке задаешься мыслью — все ли в порядке с фондами музея? 
С приходом Сергея Дмитриевича к руководству музей встал на электронные рельсы, и основной упор был сделан на виртуальные экспозиции. Для Черкалина, радиоинженера по образованию, это стало настоящим коньком.
С одной стороны — удачный шаг, но не привел ли уход в компьютерное зазеркалье к упадку музейного хозяйства?
Не будем голословными. Вот один из последних отзывов на городском форуме: «Я давно не посещала музей в г. Рыбинске, была 20 лет назад в старом здании. После посещения нового у меня сложилось не очень хорошее впечатление. Раньше в старом здании было такое ощущение, что все разложено по векам, ты, просто переходя из зала в зал, перемещаешься из века в век. Экспонатов было на порядок больше. Теперь же, посмотрев зал, посвященный бурлакам, думаю, детям будет совсем непонятно, как же они работали. На кого рассчитана экспозиция, неясно. И так по всем залам. Понравились картины в картинной галерее, радует, что есть в коллекции знаменитые мастера. Мало выставлено фарфора, а на Кузнецовский фарфор можно смотреть бесконечно. Здание музея большое, красивое, но хочется отметить, что в залах холодно и неуютно». Вот с таким осадком уезжают из нашего города гости. И как всегда, хочется задать риторический вопрос: кто виноват и что делать?
Не может не удивлять и позиция собственника — руководителя областного департамента культуры. Еще полгода не прошло, как лишилась своего места директор Ярославского музея-заповедника Елена Анкудинова. Человек, известный своей напористостью и активной позицией. При ней музей вошел в число 30 лучших музеев Европы, а доходы выросли с 2 до 21 миллиона. А сколько уважаемых людей подписались тогда под письмом Президенту Медведеву в защиту Елены Анатольевны! Вот строки из него, указывающие на опасную тенденцию «сделать учреждения культуры как можно более «послушными» и «управляемыми»: «Многие музеи в последнее время начали ощущать себя независимо, превратились в реальные центры гражданского общества, создающие собственные культурные программы и формирующие свою культурную политику. Директора музеев становятся влиятельными людьми, с которыми приходится считаться…» В комментариях к этому обращению говорится не только о целой плеяде директоров учреждений культуры, вдруг ставших неугодными Сорокиной, но и о тех кадрах, на которые их сменили. Например, одно из них возглавил бывший военрук…
Вот и приходишь к заключению, что незаметный, не требующий в ответ ничего, даже причитающегося, действующий только по указке сверху, фактически пребывающий в анабиозе — идеальный вариант директора? Это ведь так удобно. Особенно если связывает дружба со студенческой скамьи. Только вот история не прощает беспечного «кадрового» подхода. Но это не единственная проблема. В течение нескольких последних лет рыбинские музейщики ратовали за передачу в их ведение еще одного здания — под размещение уникального музея Мологи, которому требуется расширение экспозиционных площадей. Городские власти отозвались с энтузиазмом, искали варианты для скорейшего расселения жилого дома, но в итоге получили прибежище бомжей. Потому, что департамент культуры ЯО замер в ступоре.
А если вернуться к столетию музея, это вообще отдельная тема для журналистского расследования. Как собаке кость, кинули с барского плеча в юбилейный год, перед самым празднованием, несколько миллионов рублей. В итоге весь период, который можно было использовать для юбилейных экспозиций, основной выставочный зал музея прозябал в лесах. Поэтому тем, кто хотел полюбоваться его коллекциями, приходилось довольствоваться малым. Но здесь даже разговор не об этом. В здании музея, имеющем статус охраняемого объекта федерального значения, вдруг появились пластиковые окна! Изменение фасада исторического здания, согласованное областным департаментом культуры. И это, заметьте, те же люди, что не дают ни один кирпичик заменить даже в псевдоисторических объектах, требуя полной имитации старины. А тут вдруг — нате вам!
И все это делается с одобрения областных властей. Почему? Хотя той же опальной Анкудиновой указали на дверь под предлогом того, что «руководитель учреждения культуры в современном понимании — не только творческий человек, но и юридический и финансовый менеджер…»  Исполнителем данного документа, подписанного заместителем губернатора В.Г. Костиным, стала все та же небезызвестная Лариса Сорокина. Получается, кругом игра по двойным стандартам?
Когда, интересно, такое «современное понимание» дойдет и до Рыбинска? Или Лариса Юрьевна так жаждет скорейшим образом обрубить свои рыбинские корни? Вместе с тем именно музеи выполняют роль тех центров патриотизма, хранителей истории, наших корней, которые так необходимы обществу.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме