новости 13 апреля 2011

Гагарин был робинзоном Рыбинского моря

12 апреля 1961 года наш соотечественник Юрий Гагарин своим полетом к звездам открыл космическую эру. Минуло полвека. Мы не знаем имена многих наших космонавтов. Но его, первопроходца звездного пути, мы помним и будем помнить всегда. А в воспоминаниях людей, которым довелось пообщаться с Гагариным, первый космонавт остался по-земному скромным и общительным человеком

Именно таким его запомнил Михаил Шаповалов, который долгие годы, вплоть до своей кончины, возглавлял рыбинский Совет ветеранов. А я был много лет знаком с ним и совершенно случайно узнал о тайне, которую Михаил Петрович свято хранил почти сорок лет. Однажды среди экспонатов проходившей в Рыбинском музее-заповеднике выставки, посвященной вкладу рыбинцев в освоение космоса, увидел небольшой черно-белый снимок. В бравом капитане III ранга я узнал Михаила Шаповалова. А рядом с ним сидел… Юрий Гагарин.
Я рексом примчался к Михаилу Петровичу. тогда он уже был тяжело болен. В тот день ему нездоровилось. Но Михаил Петрович согласился рассказать мне об этом случае. Прежде чем приступить к рассказу, он достал из своего рабочего стола фотографию — оригинал снимка, помещенного в музейной экспозиции.
– Это было в сентябре 1966 года. Из обкома партии позвонили в горком КПСС: «К вам приезжают космонавты. Нужно организовать для них отдых».
В назначенный день к пристани в Переборах причалил быстроходный катер-торпедолов. Я в ту пору был заместителем командира воинской части. И меня назначили старшим на борту катера, несколько раз повторив, что я головой отвечаю за гостей: «Смотри, чтобы никаких неприятностей не было. Чтобы комар носа не подточил. Сам понимаешь, какие люди на борту!»
К пристани подъехал автобус. Из него вышли люди в гражданской одежде. Одеты неброско — издалека ничем из толпы не выделялись. Но, когда они подошли поближе, их невозможно было спутать ни с кем на Земле. Это были Юрий Гагарин, Андриян Николаев, Валерий Быковский, Алексей Леонов. С ними приехали  четверо космонавтов, которые еще только готовились к полетам в космос. Нам даже ничего не говорили их фамилии. После я все же узнал, как их зовут. Они так и не полетели в космос, но, насколько мне известно, будучи прекрасными летчиками, дослужились до полковников, один даже стал генералом.
Поначалу возникла заминка: мы не знали, как вести себя с космонавтами, как к ним обращаться. Гости сами разрядили обстановку и сразу перешли с нами на «ты». Даже с матросами. Когда мы начинали «выкать», они нас поправляли:
– Мы все тут «ты».
Опять же заморочка – чем кормить космонавтов? Но в еде они не привередничали. Что мы ели, то и они. Готовили на всех одно и то же – первое, второе, третье. Спали там же – на катере, где для них были приготовлены постели.
Конечно, нам было интересно послушать о космических полетах от самих космонавтов. А рассказчики, надо сказать, они были замечательные. Вот только за ними неотступно следовал внешне неприметный товарищ из КГБ. Он постоянно вклинивался в разговор, запрещал нам задавать вопросы.
Интересно повел себя Леонов, который первым из космонавтов в марте 1965 года вышел в открытый космос. Алексей Архипович улучил момент и, кивая на товарища из контрразведки, шепчет мне: «Ну его на х…  Все равно не даст поговорить. Пошли на корму, там сядем, что тебя интересует, я расскажу».
Воспользовавшись тем, что кгбэшник отвлекся, мы ушли на корму. Сели. Леонов рассказал, как готовились к полетам в космос, как они проходили, какие неприятности случались. Рассказал он мне и о том, что из-за раздувшегося скафандра мог не вернуться из открытого космоса назад, в космический корабль.
Юрию Гагарину дали постоять за штурвалом. Ему понравилось управлять быстроходным катером. Правда, за его спиной наготове стояли члены экипажа. В любой момент они пришли бы на помощь. Но Гагарин доказал, что умеет управлять не только сверхзвуковым самолетом, но и скоростным катером.
У нас не было «сухого закона». Но и без выпивки веселья хватало. Юрий Алексеевич никогда больше стопочки не выпивал. Поэтому россказни о том, что он разбился в 1968 году, потому что был выпивши, — вранье. Только один раз за четыре дня пребывания с нами он разом выпил стакан водки.
Вот как было дело…
На островах гнездилось много диких уток. Поэтому было решено организовать для космонавтов утиную охоту.
Перешли на катере к зоне всплывших торфов в центральной части водохранилища. Гостям там понравилось. Кругом море. Берегов не видно. Посреди водохранилища безымянные торфяные острова. А сколько разговоров про обилие дичи на них! Космонавты загорелись желанием: будем охотиться там.
Каждый из них облюбовал свой остров. Высадка осуществлялась днем. В распоряжение Гагарина также предоставили шлюпку. Юрий Алексеевич присмотрел себе островок.
Наступил вечер.
В сумерках охотники вернулись на катер. За исключением Гагарина. Матрос, который высаживал его на остров, в темноте потерял ориентировку в море. Сообщает:
– Не нашел…
Вот тут у нас всех в одном месте заиграло: ну-ка, потеряли космонавта номер 1!
Середина сентября. Днем тепло, ночью холодно. А Юрий Алексеевич, собираясь на охоту, надел резиновый химкостюм прямо на плавки и майку.
В нашем распоряжении был морской катер. Но в воде он сидел глубоко, поэтому в темноте мы могли на скорости влететь на мель. Их в мелководном Рыбинском море полно.
На счастье в этой же акватории водохранилища оказался катер завода приборостроения. На нем можно было двигаться и по мелководью. Было решено его временно «конфисковать». Однако команда катера стала артачиться. Но не будешь же им объяснять, кого нужно искать в водохранилище. Нам было запрещено даже упоминать о том, что на судне находятся космонавты. А говорить, что в море пропал Гагарин, просто недопустимо.
Время было дорого. Я вытащил пистолет:
– Марш все отсюда!
Гагарина нашли на острове около полуночи. У него с собой не было ни ракетницы, ни спичек. Он шумел, привлекая внимание. Мы подобрали его. Доставили на катер. У него зуб на зуб не попадал. Замерз. Но вида не подавал. Шутил. Налили в стакан водки. Юрий Алексеевич выпил разом. А до этого, как я говорил, больше стопки не выпивал…
Наступил день расставания. К переборской пристани за космонавтами приехал автобус. Мы проводили их за город. Там сделали остановку. Все выпили «на посошок». Юрий Алексеевич достал карточку. Прямо на фотографии рядом со своим портретом написал: «Шаповалову Михаилу Петровичу». И расписался. Протянул мне: «На память. Спасибо за все».
Спустя год, в сентябре 1967-го, Михаил Шаповалов и Юрий Гагарин вновь встретились. В академическом театре имени Ф.И. Волкова в торжественной обстановке проходило собрание партийно-хозяйственного актива по случаю вручения Ярославской области ордена Ленина за успехи в экономическом и культурном развитии. Шаповалов был в числе приглашенных. Он с улыбкой вспоминал тот день:
– Мы, военные, стояли у входа в Волковский театр. Смотрю, оттуда, где сейчас стоит памятник Федору Волкову, к нам идет какой-то полковник. В глаза слепило солнце. Я не мог его как следует рассмотреть.  А полковник подходит, берет меня за руку:
– Ну что, моряк, как водку пить, так вместе, а как честь отдавать, так прячешься от меня? – оказывается, Юрий Алексеевич Гагарин еще издалека узнал меня.
Михаилу Петровичу Шаповалову довелось быть гостем Звездного городка. Там он встретился с космонавтами, которые охотились на островах Рыбинского моря в сентябре 1966 года. Тогда они остались без трофеев. Зато увезли с собой приятные впечатления от проведенного на Рыбинском водохранилище отдыха.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме