новости 10 мая 2011

Коридор космических откровений Юрия Башмета

Так маэстро называет занятия музыкой. 6 мая, встав за дирижерский пульт симфонического оркестра «Новая Россия», в путешествие по этому многообещающему «коридору» он взял с собой рыбинцев

Публика еще только подтягивалась, а из зала уже доносились звуки оркестра, сам Юрий Башмет сидел на высоком табурете спиной к залу, вместо концертного фрака — свитер в полоску, на некоторых музыкантах — джинсы. Обернувшись, дирижер сам рассеял облака недоумения. «Дорогие дамы и господа, вам повезло — эту музыку вы можете послушать дважды. У нас сейчас небольшая репетиция», — негромко, но предельно отчетливо, так что, думаю, услышал и балкон, произнес он, извиняясь за вынужденную задержку начала концерта. Но разноголосица настройки инструментов рождает трепет предчувствия чего-то большого и важного. Спустя какое-то время музыканты покидают свои места, чтобы вернуться на сцену вновь — уже в совершенно ином образе.
Довольно просторная сцена «Авиатора» едва вмещает полный состав оркестра. Если каждому направлению в искусстве «присвоить» свой цвет, то музыкальная классика — это исключительно черный. Строгий и торжественный. Как Башмет.
В благородных чертах солиста Игоря Федорова есть что-то пастернаковское. Его кларнет звучит аристократически мягко. А как иначе? — Моцарт, Концерт для кларнета с оркестром (ля-мажор). Перед нами проносятся эпизоды, столь непохожие: от тех, что в игривом танцевальном духе, и до драматического. Хирургически точными движениями рук (оркестр определенно как живой организм!) Башмет вскрывает пульсирующую — духовную — природу звука. На аплодисменты между частями музыканты реагируют с пониманием: дескать, «мове тон», конечно, но не каждый же день здесь бывают подобные концерты.
Далее в программе — Чайковский, Вариации на тему рококо. Незадолго до написания крупного произведения для виолончели с оркестром композитор высказывался в своей статье, что «виртуозное процветание виолончели приходит к последнему фазису упадка, его репертуар в продолжение уж многих лет нисколько не обогащается новыми произведениями». Петр Ильич, романтик и эстет, написал определенно одну из красивейших пьес с сольной партией этого инструмента. Под смычком Александра Бузлова, солиста с мировым именем, виолончель послушна и эмоциональна: бархатные вкрадчивые интонации  то угасают до шепота, то заходятся в страстных мольбах, то вновь роскошно расцветают с затаенной надеждой. Музыка Чайковского сама по себе очень «драматургична», обладает ярким «внутренним сюжетом», а в исполнении «Новой России», выходит, что и подавно. Знаменитую Пятую симфонию Бетховена, которая составила второе отделение, еще со школьной скамьи мы узнаем с первых нот: «судьба стучится в двери». Внимая «высокому штилю» лохматого гения под мерное шуршание (впрочем, в этом тоже есть свое очарование) пластинки, могли мы разве представить, что когда-нибудь выпадет шанс услышать эту музыку в живом исполнении симфонического оркестра? И притом не где-то в далекой Вене или в Москве, а не выезжая из Рыбинска. А вот ведь, случилось. Чему тут удивляться, когда удается попасть в коридор космических откровений Башмета?

НОВАЯ ИМПЕРИЯ
После двухчасового концерта специально для читателей «РИ» маэстро рассказал о строительстве новой безграничной империи и поделился опытом, как  разбудить в провинции активность, а в школярах — любовь к классике.

— Фестиваль Башмета  на яро-славской земле — безусловно, значимое явление в культурной жизни региона. Еще более подкупает в нем то, что постепенно афишу заполняют малые города: Мышкин, Ростов, Гаврилов-Ям. Вероятно, дело это весьма хлопотное, ведь нет подготовленных залов, да и сбор от концертов не сопоставим со столичным. Юрий Абрамович, лично вам зачем это нужно?
— Это приносит удовольствие и удовлетворение. Мне нравится ездить по стране.  От общения с публикой в малых городах испытываю большую благодарность. Вопрос даже не чисто музыкальный. «Ну приехали, ну сыграл концерт, послушали и забыли» — а тут другое. Здесь важен факт самого приезда. Общность наша состоит в том, что мы широко мыслим,  дышим одним воздухом, считай — все родственники. Я делаю это еще и с той большой целью, чтобы мы никуда не уезжали из России, любили место, где родились. Если люди безразлично относятся к тому пространству, где живут, там — разруха. Очень многое зависит от нас самих, не надо уповать на правительство, власти. Надо хотеть и требовать! Если действительно сильно чего-то захотеть, все вокруг начнет оживать. Прежде всего это касается малых городов. Я хочу, чтобы желания, инициативы, идущие «снизу»,  там просыпались.

— Ездить по стране и будить людей от спячки — вот, оказывается, какова миссия  вашего искусства.
— Можно и так сказать. Примеры есть замечательные! Одна из невероятных историй пробуждения — город Новокуйбышевск. Раньше я тоже не знал, где это. А теперь там появилась музыкальная школа моего имени, а раз так, я взял на себя ответственность за нее. Там же сделаем филиал музыкальной академии, которую мы открыли для студентов из бывших союзных республик в Минске. Таким образом создается некое единое пространство.
— В Минске получил «прописку» и музыкальный фестиваль Юрия Башмета.
— Принципиальный момент здесь, что именно не в Москве. Из городов бывшего Союза мы выбрали Минск. Советская империя рассыпалась, но связи между исполнителем и публикой никуда не делись. И теперь рождается новая империя, которая не должна быть разрушена, — духовная, культурная.

— Большое внимание Фонд Юрия Башмета уделяет образованию, молодым исполнителям, организации их гастролей. А за маленьких слушателей вы боретесь?
— На многие наши концерты люди приходят семьями, с детьми. Я рад всегда это видеть. Как заставить ребенка полюбить классическую музыку? Если это скучно, не ярко, он протестует. Для совсем маленьких слушателей произведения подбираются не раздражающие, а, напротив, увлекающие, при этом в них должна быть какая-то загадка. Это шедевры классики — такие, как мы привезли в Рыбинск: Моцарт, Чайковский, Бетховен.

— В юные годы вы играли в рок-группе, занимались прыжками в воду, фехтованием… Есть какие-то увлечения, которые не бросили до сих пор?
— У меня нет времени, к сожалению, продолжать всем этим заниматься. Но если я смотрю фильм, а там фехтуют, то завороженно наблюдаю за процессом.

— В оркестре «Новая Россия» много молодежи. Возраст имеет значение?
— Имеет. Чтобы сделать нечто смелое, нужен тот, кто готов к импровизации. Человек в зрелом возрасте обрастает привычками, он демонстрирует свои сложившиеся качества. А мне, например, в данный конкретный момент это качество, пусть лучшее, совсем не нужно — мне надо, чтобы все сделали быстрее, тише и другим звуком. Молодежь, если ты увлекаешь ее идеей, с большой охотой и радостью идет на эксперимент. В этом смысле молодой оркестр лучше пожилого, даже если он суперпрофессиональный.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме