новости 18 мая 2011

Датский дом на рыбинской земле

Мы привыкли жить с мыслью, что нефть и газ — наша гордость и наше народное достояние — никогда не закончатся. Что эти источники энергии неисчерпаемы, и мы будем пользоваться ими бесконечно. И не беда, если какая-то скважина перестанет фонтанировать нефтью. Найдем новые месторождения, еще богаче и еще обширней. Эти мысли, доставшиеся нам в наследство из недалекого советского прошлого, действуют на нас успокоительно и делают расточительными. И совершенно напрасно. Потому что, во-первых, любые, даже самые грандиозные, запасы природных ресурсов отнюдь не вечны. А во-вторых, энергия, полученная при переработке ископаемых, наносит непоправимый вред экологии. И проблемы окружающей среды со всей очевидностью встанут если не перед нами, то перед нашими детьми и внуками в виде озоновых дыр, недостатка кислорода, глобального изменения климата.
Первый заместитель главы администрации Рыбинска Леонид Можейко говорит, что особенно остро это осознаешь, когда видишь, как озабочены проблемами экологии большинство развитых стран. Например Дания

— Леонид Чеславович, почему рыбинскую администрацию заинтересовал опыт именно Дании?
— В этой стране энергоэффективность — практически национальная идея. Здесь очень жесткое экологическое законодательство. Например, выбросы углекислого газа за последние 15 лет в этой стране не только не увеличились, как в большинстве развитых стран, а сократились на 20%. Политика государства в энергетике стимулирует использование альтернативных источников энергии, повышение эффективности энергосбережения. В России, например, используется лишь 3,5% потенциала возобновляемых источников энергии. В Дании на одном ветре делают 20%. Значит, нам есть чему учиться.
— О какой энергоэффективности мы говорим, если у нас трубы не изолированы, котельные работают с КПД 15%, вода ненормативного качества? В Дании-то энергосбережением занимаются 40 лет.
— Да, мы действительно сильно отстали. Можно сказать, что нас развратили дешевые энергоресурсы. Мы не развивали в обществе ни идеологию сбережения энергии, ни технологические способы ее генерации. Современные технологии позволяют использовать почти 100% энергии, заложенной в топливе! Мы же используем малую часть, а в атмосферу выбрасываем от 40 до 80% произведенного тепла. При этом мы совершенно не озабочены проблемой парникового эффекта и почему-то думаем, что все это шутки любопытных ученых. А вас не настораживает меняющийся климат, аномальная жара, ураганы и резкие похолодания?
— Скажем так: настораживают, но пока не трогают.
— И Данию не трогают в прямом смысле. Но там думают о будущем, о том, что любое потребление топлива — это выбросы в атмосферу, а значит — изменение климата в глобальном масштабе. Россия считает себя частью мира, и мы должны задать себе вопрос: может ли страна жить не на природных ископаемых, а использовать в качестве «топлива» ветер, солнце, тепло земли. Дания поставила цель — к середине столетия не зависеть от нефти, газа, угля. Основными генераторами энергии в стране должны стать возобновляемые источники.
— Для этого нужно менять не только технологию, но и психологию.
— Психология изменится вместе с экономическими расчетами. Человеком руководит практицизм. Например, счетчики тепла позволяют быстро научиться рациональному использованию этого ценного ресурса. Когда я плачу за тепло из расчета занимаемых квадратных метров, я не экономлю. Жарко — открываю окна, выпуская лишнее тепло на улицу. Если у меня в квартире плата за тепло считается по потреблению, я быстро научусь пользоваться вентилями и регулировать температуру задвижками. Потому что я буду знать — в этом есть практический смысл.
— Но культура потребления не снимает других вопросов: теплоизоляции, воздухонепроницаемости жилища, состояния коммунальных сетей.
— Отношение к потреблению энергии и технологии ее генерации — связанные вещи. Изменим отношение — начнем внедрять и технологии. К примеру, для нас дождевая вода — это проблема, для датчан — источник. Мы создаем системы ливневых канализаций, боремся с лужами и ручьями, а в Дании строят резервуары. Там используют до 70% дождевой воды. Это же совершенно бесплатный источник, требующий минимальной очист-ки. Аккумулируют там и тепло, поскольку цены на теплоносители меняются даже в течение дня. Дорого — используют хранилища, дешево — покупают у теплогенераторов.
— Кстати, о ценах. Для нас стоимость коммунальных услуг — вечная головная боль.
— В Дании средние траты на коммунальные услуги для семьи, проживающей в индивидуальном доме, — 4 тысячи евро в год, приблизительно 160 тысяч рублей. А в домах, уже построенных по технологиям энергосбережения, услуги стоят 400 евро. Расходы населения уменьшаются в 10 раз! Это настолько существенно, что начинаешь задумываться о том, из каких материалов построен твой дом, какая используется в нем изоляция.
— Ну да, датчане, видимо, не экономят на строительных материалах.
— В Рыбинске в этом году бюджетный норматив на приобретение жилья по социальным программам составляет 30 тысяч рублей за квадратный метр. А квадратный метр энергоэффективного здания, построенного по современным технологиям с использованием экологических материалов, если ориентироваться на уже реализованный в Эстонии проект детского сада, стоит 48 тысяч рублей. Сегодня в Рыбинске проводится работа по модернизации двух жилых зданий, школы и детского сада, в целях эффективного использования тепла. Это, так сказать, образцово-показательные объекты, которые в результате докажут рыбинцам, как можно рационально использовать энергоресурсы и снизить коммунальные платежи.
— А как строят в Дании?
— Там есть удивительные образцы современного строительства. Например знаменитый Зеленый маяк, — здание факультета естественных наук Копенгагенского университета. Его построили несколько лет назад по принципу энергетической пассивности — когда дом использует любой возобновляемый источник энергии на 100%, а вредные выбросы в атмосферу приближены к нулю. Результат получился ошеломляющий. При строительстве учитывалось все: количество солнечных и дождливых дней, возможности использования тепла земли, число людей, посещающих здание.
— А люди-то тут при чем?
— Человек выделяет тепло, поглощает кислород, открывает двери — и здание должно быть адаптировано к человеческой активности. В Зеленом маяке автоматически уменьшается интенсивность тепла, увеличивается количество воздуха, включается или выключается вентиляция. Окна открываются, только когда целесообразен режим проветривания. Солнечный день — работают солнечные батареи, пасмурный — включается бойлер. Это сложная многоуровневая система, в результате которой выбросы углекислого газа сведены к нулю — здание не потребляет внешних источников энергии, связанных с сжиганием топлива. Сейчас решили такие проекты реализовать в нескольких странах в разных климатических зонах. И дома будут различных назначений: общественное здание, жилой дом, торговый центр.
— Вы приводите какие-то фантастические примеры. В России есть что-то, подобное Зеленому маяку?
— В России есть датский энергетический центр, совместное предприятие «Датский дом», которое производит продвинутые жилища. Но это не те дома с нулевыми выбросами в атмосферу. У нас достаточно скудный объем требований к строительству. Например, чердачная изоляция из минеральной ваты должна быть толщиной 100-150 мм, в стенах — 50 мм. А в Зеленом маяке — 600 мм и 350 мм соответственно. Как говорится, почувствуйте разницу. Наши дома не держат тепло по всей площади от потолка до пола. А добавив к этому нерациональные и ветхие коммунальные сети, мы получаем в результате высокие цены за услуги, которые используем на 40-50%.
— Раз все так безнадежно, может, не стоит себя расстраивать датским опытом?
— Ничего безнадежного не вижу. Запущено — да, наше коммунальное хозяйство десятилетиями не модернизировалось. Мы, по сути, застряли в прошлом веке, а Дания живет в настоящем и думает о будущем. Наконец Россия озаботилась энергетической проблемой. Уже приняты новые законы, обеспечивающие развитие российской энергетики, новые строительные нормы гораздо более жесткие в отношении энергосбережения.
— Это административные методы влияния, а мы говорим о психологии.
— В Дании используют комбинацию методов влияния — действуют и жесткие административные меры, и рыночные механизмы, и бытовая культура. Сочетание этих факторов дает в целом благоприятный результат энергопотребления. Датские муниципалитеты, например, имеют очень широкие полномочия в части выдачи строительных лицензий, приемки зданий в эксплуатацию. Но к этому страна шла тоже не просто. Как, например, начинался знаменитый поселок Южный Стенлоуз — образец датского энергосбережения? С инициативы нескольких энтузиастов. Раньше датское законодательство не позволяло на местном уровне ужесточать строительные нормы, а частный бизнес всегда пользовался широкими возможностями. И тогда муниципалитет поселка выкупил у бизнеса территории и стал частным собственником, как бы парадоксально это ни звучало. На этих территориях были установлены, например, запреты на использование в строительстве пластических материалов, на выбросы углекислого газа в атмосферу — нормы, которые не снились нашим строителям. В конечном счете эти идеи были одобрены государством и получили национальную поддержку. С 2006 года муниципалитеты в Дании имеют широкие полномочия контроля над строительством.
— Хорошо, новое здание можно построить с учетом всех современных технологий энергосбережения. А как быть со старым жильем?
— Реконструировать. Мировой опыт утепления и модернизации старого жилого фонда существует и активно используется не только в Дании. Недавно в Румынии закончили проект реконструкции традиционного блочного бетонного 3-этажного дома на 40 квартир. Там были дровяные печи в каждой квартире, водопровод, канализация и годовой расход энергии 280 киловатт-часов на квадратный метр. После реконструкции потребление составило 25 кВт/час. Согласитесь, заманчивая экономия. Особенно в свете растущих цен на традиционные энергоносители.
— Дания, Румыния, Эстония… А что делать нам в России?
— Я думаю, что наш потенциал энергоэффективности выше, чем во многих других странах мира. Осталось лишь понять, как рационально использовать то, что дает нам природа. Вы задумывались, почему в Англии в умывальниках краны горячей и холодной воды на разных сторонах раковины? Как они смешивают воду? Закрывают слив раковины и экономно ее расходуют. Фактическая норма потребления воды, например в Берлине, — 62 литра на человека, а в Рыбинске установлена норма — 250 литров. Что мешает нам пользоваться второй кнопкой современного унитаза, спуская в канализацию лишь необходимое количество воды? Наша расточительность. Мы не привыкли экономить природные ресурсы, даже когда вынуждены платить за них большие деньги. При этом мы все понимаем и все осознаем. Осталось применить наши знания на практике.
— И какой толчок нам нужен?
— Административный. Приведу опять зарубежные примеры. В США существует система дотаций для тех, кто отказывается от традиционных источников энергии и покупает, скажем, печи для сжигания пеллет — топлива из отходов деревообработки. В Дании система налогообложения лояльна к альтернативным источникам энергии. Или, например, огромную экономию дают лампы на светодиодах. Но они пока столь дороги, что эта будущая экономия для покупателя становится несущественной. А если государство частично будет дотировать расходы производителям, эти энергоэффективные лампы будут покупать сегодня, а не ждать, когда они станут в торговле дешевле. Когда себестоимость внедрения инноваций слишком дорога, нужны экономические стимулы, которые может обеспечить государство.
— Есть ли шансы у Рыбинска использовать современные энергосберегающие технологии при существующем российском законодательстве?
— Конечно, есть. Может, не в полном объеме, не по технологиям энергетически пассивного дома, но мы будем строить и реконструировать жилой фонд Рыбинска с учетом мирового опыта. Для этого нам необходима «боевая группа» носителей этой идеи — люди, которые будут заниматься только энергоэффективными технологиями, результат работы которых будет оценен конкретной экономией. И нужны реальные проекты. Сегодня, познакомившись с датским опытом, я склонен пересмотреть проекты утепления зданий, которые реализуются в Рыбинске. Можно несущественно изменить технологии, а эффект от экономного использования всех видов энергии будет потрясающим. Помимо этого, у нас завязались очень полезные контакты с представителем в России датского энергетического центра, который готов нас консультировать. Мы познакомились с обладателем премии «Лучшее изобретение 2011 года Европы». Его чудо-котел позволяет использовать практически 100% производимой энергии. Для технически грамотных людей это может показаться нереальным — мы привыкли к КПД 10, 20, максимум 40%. А это чудо современной техники имеет КПД 98%. Его разработчик готов приехать в Рыбинск и, возможно, наладить производство своего изобретения.
— Столько хороших идей! Почему они так трудно внедряются?
— Наверное, потому, что мы плохо верим в конечный результат. Это уже идеологическая задача, которая стоит перед местной властью. Нам нужно доказать людям, что эффективное использование энергии возможно не только в Дании, но и в Рыбинске. Когда мы утеплим детский сад, построим новую школу за Волгой по принципу энергетически пассивного дома, рыбинцы поверят в реальность новых методов и финансовой экономии. Это и будет конкретным шагом в городской программе энергоэффективности.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме