новости 15 июня 2011

О модернизации и не только

Ничто не вечно, и все однажды придет в негодность. Эти постулаты в полной мере касаются и медицины. Стареет оборудование, а вместе с ним и люди, которые на нем работают. Дряхлеют здания, теряют актуальность методы лечения. Вдруг обнаруживается, что организация медицинской помощи не так совершенна, как казалось когда­то. Но вот модное слово «модернизация», так охотно применяемое в промышленности, добралось и до медицины. Что заключено в процессе модернизации городской системы здравоохранения? Как он сказывается на качестве лечения? Замечают ли результаты пациенты больниц и поликлиник? И что ждет нашу медицину в будущем? На эти и другие вопросы отвечает директор департамента здравоохранения и фармации администрации Рыбинска Наталья Румянцева

МОДЕРНИЗАЦИЯ СТАРТОВАЛА
— Наталья Михайловна, в чем смысл модернизации?
— В первую очередь в предоставлении больному современной, качественной медицинской помощи, применении новых лечебных алгоритмов, новых лекарственных препаратов. Это, безусловно, требует значительных финансовых вливаний. Долгие годы в нашу медицину не скажу, что не вкладывали вовсе, но принцип был, как принято говорить, остаточный. Да, закупали какое­то оборудование, привлекали специалистов, но не было системы. Вспомните, как больницы и поликлиники делились по территориям и предприятиям. В каждой были свои специализированные отделения: несколько коек кардиологии, несколько палат терапии. В результате — везде по чуть-чуть, и нигде — комплексного всестороннего лечения и обследования. То, что мы сегодня называем модернизацией здравоохранения, ставит целью исправить эту ситуацию, создать специализированные
медицинские центры, укомплектовать их современным оборудованием.
— Можно ли сегодня говорить о результатах модернизации?
— Можно как о промежуточных. Но даже они впечатляют. Например, в амбулаторном звене открыты два центра здоровья для взрослых и детей. Только в текущем году на капитальный ремонт Рыбинский Перинатальный центр получит порядка 113 миллионов рублей. На приобретение нового оборудования в больницы города — более 250 миллионов рублей. Это невиданные ранее деньги для рыбинского здравоохранения.
— Каковы источники этого финансирования?
— В первую очередь финансовая нагрузка ложится на федеральный бюджет. Местный бюджет участвует на условиях софинансирования.
В течение двух лет будут выделены средства и на компьютеризацию городской медицины, и повышение зарплаты работникам. Все это позволит внедрять новые методы лечения, применять современные системы обслуживания. Например, мы сегодня на опыте одной поликлиники № 2 отрабатываем систему предварительной записи к врачам на интернет-сайте учреждения.

ТАЛОННЫЕ СТРАДАНИЯ
— Но доступ к Интернету пока ограниченный, а ситуация с талонами в поликлиниках остается напряженной.
— Вообще, очереди за талонами — это видимая часть огромной проблемы. Я сама уже 30 лет работаю в организации здравоохранения  и могу сказать, что за это время перепробованы десятки вариантов выдачи талонов. К сожалению, ни одна из комбинаций, которые пытались применить, не стала совершенной. Например, вводили журналы самозаписи, которые, в конечном счете, потерпели полное фиаско. Причина — в человеческом факторе. Скажем, одной даме необходимо попасть к хирургу, а еще пять человек просят ее записать их на прием на всякий случай. В результате обычной ситуацией стало, когда к врачу приходит она одна, а те, кто «за компанию», просто забывают о записи.  Специалист сидит без дела, пациентов нет, как нет и талонов. Мы отказались  от этой системы.
— А пытались выдавать талоны в другое время, а не в те пресловутые 7 утра, на которые жалуются наши читатели?
— А как же. И с 13 часов, и после 17. Но каждый раз сталкиваемся с одним: те, у кого достаточно много свободного времени, приходят в поликлинику с утра, занимают все стулья и кресла и ждут. Пациенты жмутся по стенкам, у кабинетов скандалы… В конце концов мы решили — будем выдавать талоны в течение дня. Часть предварительной записи ведется по телефону, часть — через регистратуры. В некоторой степени ситуация разрядилась. Сейчас, летом, вообще нет очередей — больше болеют с осени. Но как бы мы себя ни тешили, талонов на всех не хватает. И причина — в кадровой проблеме.

КАДРОВЫЙ ГОЛОД
— Типичная история: на прием эндокринолога запись на месяц вперед.
— Увы, не только эндокринолога. В Рыбинске не хватает 15 участковых терапевтов, 7 неврологов, столько же кардиологов и стоматологов, 4 эндокринолога, 4 участковых педиатра. Не буду перечислять подробно, но почти по всем специальностям наблюдается нехватка кадров. Для полного комплекта нам нужно еще 122 врача! Ставки есть, а физических лиц нет.
— Сколько же всего врачей в нашей системе здравоохранения?
— 740 человек, из них: 205 — старше 55 лет и 187 пенсионеров. Это тоже проблема. Молодежь неохотно идет в медицину. Причина банальная — низкие зарплаты. Особенно остро кадровая проблема встала перед нами после того, как отменили систему вузовских распределений. Смотрите, что происходило раньше. Молодого врача на три года распределяли в незнакомый город, где он за это время привыкал к коллективу, обрастал друзьями, создавал семью и в конечном счете здесь оставался. А что мы сегодня можем предложить выпускникам медицинской академии? Впрочем, как раз сегодня можем. Если говорить об опытных иногородних специалистах, то мы долго и очень тщательно прорабатывали варианты их финансовой поддержки. И сейчас мы компенсируем приезжим наем жилья — 4 тысячи рублей в месяц.  9 человек уже воспользовались такой возможностью. В прошлом году выделено 4 квартиры из муниципального жилого фонда. А с целью привлечения в город молодых специалистов работаем с выпускниками школ. Действует система целевых направлений на обучение в медицинскую академию. Воспользоваться ею могут не все, а только те, кто набрал необходимое количество баллов на ЕГЭ. Наше направление — это льгота при поступлении в вуз и обязательство вернуться на работу в родной город. 
— Пока поддержка в большей степени для приезжих?
— Пока, к сожалению, так. Но нам надо было с чего-то начинать, каким­то образом привлекать в город специалистов. Следующим этапом станет обеспечение жильем местных врачей. Увы, на все и сразу даже у самых богатых государств денег не хватает. А при том, что зарплаты у врачей всегда были низкими, мы, очевидно, еще долго будем решать кадровую проблему. Например, мы по всей России ищем онкологов, даже зарезервировали для них квартиры. Но высокую зарплату мы предложить не можем.
— Да, наша российская медицина славится низкими зарплатами.
— И мы мало чем можем помочь специалистам. С другой стороны, 15 тысяч рублей — это средняя и не самая низкая зарплата по Ярославской области. Хуже с молодыми специалистами. Они получают 4-5 тысяч рублей в месяц — это, конечно, ни в какие рамки не идет. По возможности главврачи стараются доплачивать молодежи, не дожидаясь положенного стажа в три года. Врачи участвуют в нацпроектах, работают по медицинским стандартам — все идет плюсом к зарплате. Но здесь тоже важно, чтобы медики не работали с огромными перегрузками на нескольких ставках. Это тоже чревато.

РЕОРГАНИЗАЦИЯ: ПЕРВЫЕ ИТОГИ
— Многие помнят тот шум, который вызвали переводы отделений из одной больницы в другую.
— Ну и куда делся этот шум? Уже и забываться начал. А знаете, как было обидно, когда нас обвиняли в том, что мы разваливаем медицину. А мы боролись с порочной, сложившейся за многие годы системой, передвигали отделения, создавали профильные больницы. Начали с хирургии, неврологии и онкологии. Все: и врачи, и пациенты — были недовольны. Но и тогда аргументов против ни у кого не было. Была лишь привычка к коллективу, к территории: пусть все останется так, как было, потому что так было всегда. Сегодня привыкли к другому, к лучшему, и весь шум забылся.
— И все­таки, почему вы занялись оптимизацией медицинских учреждений?
— Потому что увидели дисбаланс. Например, в одной больнице хирурги оперировали больных одного за другим, не уделяя должного внимания послеоперационному периоду. Это, конечно, сказывалось на выздоровлении, даже если операция была проведена идеально. А в соседней больнице — как в санатории, операций мало, загруженность низкая. И мы объединили хирургию в одной больнице, обустроили операционные, организовали два отделения экстренной хирургии. В результате врачи все успевают, а пациенты не остаются без наблюдения. 
— Так же трудно шла реорганизация сосудистой помощи?
— К сожалению, да. Критики было более чем достаточно. Но результатом мы гордимся. В течение одного года работы — 2010-го — летальность от острого инфаркта миокарда снизилась на 28%. Среди больных трудоспособного возраста этот показатель уменьшился в 2,3 раза. Смертность от острого нарушения мозгового кровообращения снизилась на 23%, а больных в трудоспособном возрасте — на 38%! Скольким людям дали возможность жить!
— И такой потрясающий эффект только оттого, что вы слили в одну больницу всю сосудистую медицину города?
— Объединение стало началом. Оно дало возможность легко войти в федеральную программу новых стандартов оказания медицинской помощи и получить великолепное реанимационное, реабилитационное, диагностическое оборудование. И нельзя забывать о том, что тяжесть сосудистых заболеваний зависит от времени оказания помощи. Мы перестроили всю медицинскую логистику. Сегодня все, начиная со скорой и заканчивая реанимацией, продумано до мелочей с одной целью — не потерять ни минуты драгоценного времени. Результат вы видите сами. А если бы мы во время реорганизации пошли на поводу у паникеров, мы бы и сегодня имели холостые прогоны скорой помощи, когда «острого» больного возят из одной больницы в другую.
— Также много разговоров было, когда переводили онкологию из Перебор.
— Конечно, всем якобы нравилось туда ездить по привычке. Но в этой больнице не было даже реанимации! И технически ее организовать было невозможно. У нас был выбор: оставить все как есть и делать вид, что ничего не замечаем. Или пройти через все сложности и организовать нормальную онкологическую помощь в Рыбинске. Мы выбрали второе и не ошиблись. Сегодня вся онкология сосредоточена в одном месте, операционные удобные, реанимация современная, хирургов и анестезиологов достаточно для непрерывного процесса лечения. Мы уважаем себя за то, что настояли на реорганизации. Но вспоминать о том, как нам пришлось доказывать свою правоту, сегодня не хочется.

О ВЫБОРЕ ВРАЧА И ДРУГИХ НОВОСТЯХ МЕДИЦИНЫ
— Наталья Михайловна, провозглашенный лозунг о выборе врачей как­то плохо работает…
— К сожалению, пока не все понимают, что выбрать можно только поликлинику, участкового терапевта, участкового педиатра и врача общей практики. И то при условии, что врач не перегружен. А в народе бытует иллюзия, что можно ходить по специалистам разных поликлиник. Нет, выбрал поликлинику — пользуйся услугами неврологов, хирургов, гинекологов, которые работают в ней. Еще одно заблуждение — что участковый терапевт выбранной поликлиники непременно придет по вызову, даже если пациент живет в другом конце города. К вам отправится терапевт территориальной поликлиники, а вы можете идти на прием к выбранному вами врачу. Кстати, не все медицинские учреждения работают в этой системе.
— Поговорим о платной медицине. Почему запись ко многим специалистам — на два месяца вперед, а платно можно попасть к ним хоть сегодня?
— Платно врач может принимать только в свободное от основной работы время. Если столкнетесь с тем, что в основное время кто­то ведет прием за деньги, сразу сообщайте нам, разберемся. Но в целом это проблема, которая тоже основана на иллюзиях. Пациентам надо понимать, что обязательный бесплатный прием специалисты ведут только по направлению терапевта. Порой заболела у вас поясница — вы требуете талон к неврологу. А причина может оказаться в заболевании почек. Это может выяснить терапевт, который и даст направление к нужному специалисту.
— Которого может не оказаться в ближайший месяц…
— Мы уже говорили о «кадровом голоде». Это проблемы, которые нам еще предстоит решать. И таких проблем много. Каким образом пойдет развитие местной медицины, сегодня сказать трудно. С будущего года по Федеральному закону все учреждения здравоохранения страны становятся государственными. В компетенции местной власти останется помощь в организации медицинского обслуживания. Надеюсь, что больные этого не заметят или, в конечном счете, увидят улучшения. Но строить планы на городском уровне сегодня нам достаточно сложно. Впрочем, в медицине никогда и не было просто.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме