новости 29 июня 2011

Нескучный призрак коммунизма

Теперь он не только бродит где­то по Европе, но и дает уроки чистописания в Тутаеве, поет и пляшет в рыбинских лесах и ведет бдительный счет надоям в Пошехонье

Чем дальше от нас советская эпоха, тем сильнее красный зов. В последнее время, что ностальгия накатывает, как девятый вал. И многие из тех, кто когда­то мечтал о гэдээровских джинсах и бутылке «Пепси», сегодня многое готовы отдать, чтобы повязать пионерский галстук, а слащавый вкус свободы с радостью обменять на глоток простого советского счастья. Впрочем, многое отдавать не придется. Список услуг для туристов расширяется не только в пространстве, но и во времени — предложений совершить «путешествие в СССР» с каждым годом становится все больше. Только в Ярославском регионе  обрисовался целый маршрут в прошлое. Одними из первых с ними познакомились туроператоры и журналисты.

Тутаев. Время в консервах
Город, названный в честь красноармейца Ильи Тутаева — первой и единственной жертвы ярославского белого восстания 1918 года в Романово­Борисоглебске, встречает гостей шлягерами 60-летней выдержки. На эстраде, прямо напротив бюста героя мятежной поры, дама в лиловом платье энергично поет о любви. Местная бабуля, уже отвыкнув от всего бесплатного, спрашивает:
— А можно пройти посмотреть? Денег-то за это не надо?
Это Парк советского периода. Пару лет назад обычный городской сквер решили переделать в островок социализма — этакий музейный экспонат под открытым небом. Над входом появились бодрые буквы «СССР», а с двух сторон от них — по гербу утраченной империи. Для пущей убедительности. По аллеям расставили гипсовых пионеров и писателей, чтимых советской властью, — Горького, Маяковского, Толстого… В тени деревьев притаились доживающие свой век динозавры: «Запорожец», мечта обывателя — «Москвич» и недосягаемая мечта — 21-я «Волга». Окна машин зашиты от вандалов листами железа, кузова изъедены ржавчиной, краска облезла. Они стыдливо символизируют крах — то ли отечественного автопрома, то ли всей советской системы…
Школа постройки конца тридцатых неподалеку от парка перевоплотилась в экспокомплекс «Борисоглебская сторона». Он в Тутаеве выполяет роль музея, других здесь нет. В бывшем классе помещается  вся «Советская эпоха». Это выставка, где собраны сотни артефактов с клеймом «сделано в СССР»: на полках рядами расставлены и разложены жестянки с грузинским чаем, наборы для штопки, нейлоновые чулки, гуттаперчевые куклы — весь нехитрый ассортимент раймага. Но главный герой здесь, конечно же, — Ленин. Вернее, Ленины — их здесь десятки. В центре два белых Ленина — метровый в полный рост и объемистый бюст, рядом черная, как смоль, фигурка вождя, склонившегося над письмом. Позади на стене — чеканка с портретом Ленина, похожего на казаха. Соцреализм  становится сюрреализмом.  
— Сегодня туристу не интересно просто стоять и слушать, что в каком году построено. Нужен интерактив! Чтобы они руками что­то делали, в сценарий включались, перевоплощались! — представительница турфирмы средних лет очень убедительна. Все кивают в ответ.
Перевоплощений в этот день было много. Сначала наш тутаевский гид Марина Владиленовна (отчество тоже, словно из музея!) превратилась в учительницу с указкой, а группа — в учеников начальных классов. Интерактивная программа для туристов «Урок в начальной школе» проводится в соответствующем интерьере с черной доской и старорежимными партами. Суконные нарукавники надеты, прописи открыты, но не так­то, оказывается, просто быть советским школьником.
— Берем перо, вот у каждого чернильница. Пишем диктант. Ну­ка посмотрим, как у вас получается?
«Ученики» смущаются: получается из рук вон плохо. Пальцы, более привыкшие к компьютерной клавиатуре, выдают невообразимые гирлянды. Но свои вымученные каракули все рассматривают с неподдельной радостью… Будто открыли банку, в которой было законсервировано их детство, и вот оно — выпорхнуло наружу.

Рыбинск. «Город Солнца»
— Здесь для полного счастья людей было всё. Новое жилье (незадолго до начала войны архитекторы, проектировавшие поселок, привезли свои идеи из командировки по Германии и Италии), магазины, детсад, дом культуры. Его так и называли — «Город Солнца»… — это о поселке рыбинских гидроэнергетиков. Правда, все в прошедшем времени. Сегодня район ГЭС вряд ли можно назвать престижным — слишком далеко «от цивилизации». время здесь будто застыло: пятидесятые. Но это и есть главная козырная карта работников местного ДК.  Делая ставку на нетронутость среды, они мечтают создать идеальный музей советской эпохи, где главный экспонат — сам поселок. Недаром он так любим киношниками, снимающими фильмы о той эпохе. Раз побывав в ДК, более походящем на дворянскую усадьбу, они молят руководство: ради бога, ничего здесь не меняйте! В кинозале туристам крутят «Фитиль». Чувствуя под собой жесткое кресло 39 года, переполняюсь возмущением по поводу разгильдяйства, пьянства и произвола бюрократов.
— На втором этаже думаем сделать советскую столовую с тем самым меню, музей советского быта, а на улице или в холле можно проводить «демонстрации трудящихся».  Хотим успеть к 7 ноября, но загадывать на будущее не стану, — делится планами методист дома культуры Екатерина Радченко. 
Гости восторгаются, как здесь все сохранилось: от паркета до дверных ручек — и просят добавить рассказ о ГУЛАГе.
— Трагическая страница в истории, отдельная большая тема. Не надо здесь про ГУЛАГ. Это слишком утяжелит программу. А вот в середине семидесятых в рыбинской тюрьме сидел Александр Масляков. За махинации с валютой, — переходит на КВНские интонации гид. В «городе Солнца» должно быть безоблачно.

Волково. На привале
Деревня Середнево Рыбинского района — родные места поэта Алексея Суркова. «Бьется в тесной  печурке огонь» — его стихи. Волково — неподалеку.  Сюда на «Солдатский привал», говорят организаторы программы, едут и ветераны вспомнить молодость, и программисты на корпоратив. Неужели у них могут быть общие интересы?
Автобус съезжает с трассы в лес. Здесь поджидает «отряд зенитчиц» — по легенде они охраняют небо над военным Рыбинском. Мы — новобранцы. Каждому выдают по пилотке и под «Катюшу» строем ведут на поляну, откуда доносятся звуки гармони и запах обеда полевой кухни. На календаре — 22 июня, потому без едких частушек про гада Гитлера не обходится. подкрепившись солдатской кашей, новички должны показать себя. Конкурсы идут один за другим: намотать портянки, скрутить самокрутку, доставить депешу в штаб, «подорвать» вражеский танк…
— Эх, уезжать не хочется, — войдя во вкус говорит молодой парень Олег, представляющий ярославское турагентство. — Природа, сосны, подвижные игры — весело!

Ясная Поляна. Колхозная фемида
«Русь советская» — такое хочется произносить нараспев. Так и делает девочка в красной пилотке и в пионерском галстуке, с характерным говорком на «о» приглашающая туристов в музей, нареченный этим парадоксальным именем. Музей — это две комнаты на втором этаже яснополянского ДК. Здесь за 20 рублей можно повидаться со старыми знакомыми — школьной формой, агитплакатами, автоматом с газировкой, который, кстати, пинал Афоня на аэродроме.   
— Дежавю какое­то… — роняет журналистка Интерфакс, рассматривая очередного Ильича на кумачовом фоне. И получает в руки какую-то бумажку:
— Будете дояркой. Заходите быстрее, сейчас заседание правления колхоза начнется!
Как повысить темпы по заготовкам льна? Что сделал тракторист с украденным поросенком? И откуда проблемы с надоями? Народ по бумажкам зачитывает свои ответы председателю. Диалог получается чисто шукшинский — смех до слез.
— Кто автор?! — вопрошают туристы. — Самородок!
— А нет никакого автора. Всё взяли из архива и реальных протоколов суда, — звучит ошеломляюще.
Под занавес всех принимают в пионеры. Кого­то впервые. Под барабанную дробь неофиты расходятся, не скрывая радости, что красный галстук подарили на память.

Пошехонье. Родина Ленина
— Посмотрите, какой он у нас красивый, высокий! — словно заправская сваха, нахваливает 3-метрового мраморного Ленина пошехонская экскурсовод Ольга. Он и вправду вышел статью — храм Живоначальной Троицы кажется в соотнесении с ним миниатюрным. К тому же здешний Ильич едва ли не самый молодой в стране — появился на площади лишь в 1984 году. Его выбивали пошехонцы всеми правдами и неправдами. Однако любовь не вынесла испытания реформами. И сегодня народная тропа к импозантному великану заросла. Швы между плитками у его постамента густо зеленеют травой. Но, кто знает, может, скоро туристы протопчут новую дорогу.
Пошехонцы выжимают из этого образа по максимуму.
— И фамилия Ленин — это наша, пошехонская, — улыбается одними глазами гид. — Жили здесь такие дворяне — Ленины. Краеведы установили, что один из сыновей учился вместе с Володей Ульяновым, и когда тому нужен был чужой паспорт, чтобы скрыться за границей, отдал ему свой. Вот и стал Ленин. Хотите — верьте…
На обратной дороге в автобусе (для закрепления эффекта) включают фильм 40 года «Тимур и его команда». Белокурый пионер помогает людям, верит в идеалы справедливости, равенства, труда. Он вряд ли догадывается, что лет через семьдесят все это превратится в туристический бренд, как красный галстук и гипсовый Ильич.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме