Мнение 17 августа 2011

ГКЧП: заговор? переворот? законная структура?

Спустя 20 лет после августовских событий 1991 года ответа на вопрос, нужны ли были столь радикальные перемены, так и нет: изменилось общество, изменились позиции участников и наблюдателей путча. Революция, путч, переворот — это для специалистов и политиков, а для миллионов людей — перемены и борьба за власть в высшем руководстве страны. Мы решили поинтересоваться у рыбинцев, что они помнят о тех событиях

Лариса Ушакова, депутат Ярославской областной Думы, «Единая Россия»:
— Хорошо помню пустые экраны телевизоров, молчание радио. Затем — бесконечное «Лебединое озеро». Было страшно, в первую очередь, от неизвестности. Мы не понимали, что происходит, боялись за детей. С тех пор точно знаю: отсутствие информации ни к чему хорошему привести не может.
Помню, как появился первый выпуск новостей — это было интересно и страшно одновременно. Мы были молодыми, хотели на баррикады — по крайней мере, нам казалось тогда, что это путь к свободе и счастью. Не только ведь в столице умеют думать, мы в своей провинции тоже чего-то ждали и надеялись. Вспомните, какое время было: денег нет, продуктов нет, в магазинах очереди за макаронами.
Сейчас я понимаю, что кавалерийскими наскоками решать судьбу страны нельзя. Не знаю, как могла бы развернуться судьба России, если бы ГКЧП осталось у власти — история не имеет сослагательного наклонения. Наверное, тогдашней власти надо было принимать умные решения: с одной стороны, жить, как раньше, уже было нельзя, с другой — обратно дороги не было. Но путчи, баррикады, революции никогда ни к чему хорошему не приводили, даже если замышлялись с благой целью.
Михаил Парамонов, депутат Ярославской областной Думы, КПРФ:
— Я тогда работал в рыбинском Горкоме КПСС и воспринял ГКЧП как попытку удержать страну на том пути, по которому мы шли. Когда начался развал, я предлагал коллегам выйти на улицы с акцией протеста. Но меня поддержали лишь несколько человек, остальные оказались молчаливыми наблюдателями. Но дальнейшие события, конечно, печальные для нашей партии, сказались и положительно. Мы очистили партию от приспособленцев, от случайных людей, которые искали личной выгоды, остались убежденные коммунисты.
Почему ГКЧПисты так быстро проиграли? Им не хватило решительности. Они не смогли удержать власть и не смогли удержать государство на пути, по которому оно шло. И произошло то, чего ГКЧП пытался избежать. А действуй он более жестко, могли бы все сохранить и отстранить от власти Горбачева. И события могли развиваться очень интересно. Страна могла идти по демократическому пути, избегая «шоковой терапии», если бы были приняты правильные решения в сфере экономики. Сейчас говорят, что дефицит товаров тогда создавался умышленно. Если бы людям в то время сказали это честно, я полагаю, что ГКЧП и не нужен был бы. Мог быть и более жесткий вариант с уходом в террор, но таких решительных людей в ГКЧП не было, им не хватило смелости принимать радикальные решения.
Я не оправдываю перевороты, но иногда государство находится в таком положении, когда меры нужно принимать срочно. В большинстве же случаев людям надо осознавать самим, что происходит. Надо проявлять позицию, громко о ней заявлять, тогда перевороты не понадобятся.
Валерия Шепелева, экономист:
— Помню, сидела одна на даче и ночью слушала радио «Немецкая волна». И там под траурную музыку читали эпитафию Горбачеву. Наши радиостанции молчали, и я поняла, что Горбачева уже нет. Потом приехал муж и рассказал слухи: в Москве танки на улицах, Горбачев заперт на фаросской даче, в стране переворот. Стало интересно. Но интерес этот закончился вместе с первой телевизионной трансляцией ГКЧП. Я увидела, как у них от страха трясутся руки.
Не знаю, что могло быть, останься ГКЧП у власти, но повернуть страну назад уже было невозможно. Конечно, Горбачеву, а потом и Ельцину можно предъявлять сегодня бесчисленное число претензий. Но неизвестно, как бы повели себя другие политики и во что превратилась бы наша страна.
Дмитрий Романов, генеральный директор ОАО «Техническая бумага»:
— Мне в те дни было интересно. Нет, страха не было, была уверенность, что никаких силовых акций не будет. А интерес был вызван нестандартностью ситуации: вдруг что­то получится хорошее? Но уже тогда было понятно, что повернуть процесс вспять невозможно. Люди ожидали не возврата в прошлое, а перемен. Думаю, даже если ГКЧП удалось взять власть в свои руки, через какое­то время все увяло бы само собой. У них не было никаких разумных предложений ни в экономике, ни в идеологии, ни в социальном плане. ГКЧП сам по себе ничего стране не принес, зато спровоцировал ускорение событий. Не будь Янаева и его соратников, еще неизвестно, сколько бы мы болтались в том безвременье. А судьба участников попытки переворота — это мелодрама, так характерная для нашей страны.
Вспомните нашу историю: Карибский кризис, Афганистан, Югославия — гигантские усилия потрачены без результата. Единственное, о чем можно сожалеть, это последовавший вскоре развал Союза. На строительство этого государства было потрачено столько людских ресурсов!

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме