новости 24 августа 2011

Неженское дело

Наши города — каменные джунгли, дома — кирпичные коробки. Наши квартиры — железобетонные мешки, а дворы — асфальтовые ловушки. Каждый свой выходной мы рвемся из этого искусственного мира в пригород, где растет трава и стоят деревянные избы. И все чаще замечаем, что среди шлакоблочных конструкций в городской среде появляются бревенчатые срубы

— Вы сравните, сколько времени вам надо, чтобы выспаться в деревянном доме и в городской многоэтажке, — говорит Елена Соколенко, бывший столичный житель, ныне — рыбинский предприниматель. — В окружении живого дерева — максимум четыре часа. А если кругом красота, а деревянный дом украшен резьбой…
— Мне вот все равно, есть ли на доме завитушки.
— Это потому, что у вас их никогда не было.
Да, действительно, привычка к аскетическим многоэтажкам и скромным дачным домикам вполне может разбиться при виде резных украшений, ажурных беседок и затейливых деревянных качелей, которые предлагает заказчикам деревообрабатывающее предприятие «Возрождение русских традиций». А начиналось все около года назад, когда две энтузиастки природных материалов — Елена Соколенко и Татьяна Тонких — увлеклись отнюдь не женским делом — деревообработкой. Впрочем, стереотипы складываем мы сами, и сами же потом героически их ломаем. Когда Елена и Татьяна решили поработать на рыбинском предприятии «Волгалестранс», мужчины — а их там, естественно, повальное большинство — мягко говоря, поулыбались: пускай, дескать, девушки потешатся. И они тешились: учились пилить и рубить, работать лобзиком и рубанком. Но когда Елена вернулась с учебы в Нижнем Новгороде, мужчины улыбаться перестали.
— Учили меня технике норвежской рубки, — рассказывает Елена. — Это новая для России школа строительства деревянных домов, которая очень популярна в Европе.
— И что, вы сами рубили???
— Конечно! Раз приехала учиться — бери топор, бензопилу, рубанок и работай. Никакой скидки, что ты — женщина.
Поняв, что деревообработкой заниматься можно, Татьяна и Елена решили открыть свое производство. Татьяна защитила в рыбинском Центре занятости бизнес-план, получила «подъемные» и зарегистрировала предприятие.
— Мы провели маркетинговые исследования, которые показали, что срок окупаемости, например, производства деревянных декоративных элементов — три месяца, — рассказывает Татьяна. — И потребности заказчиков растут. Люди стали чаще заказывать строительство деревянных домов, декорированных садовых построек. Это связано с желанием жить в окружении природных материалов.
Вот, например, обычный деревенский колодец. Обычный в рамках своего функционального назначения. Декорированный резьбой, украшенный «лебедями-журавлями», он становится не простым источником воды. Он радует глаз, создает настроение, к нему хочется подойти, потрогать рукой теплую деревянную поверхность.
— Вы сами придумываете декор?
— Сами.
— А кто вырезает?
— Тоже сами.
У Татьяны и Елены, как они смеются, на двоих три высших образования. Ни одно не связано со строительством или деревообработкой. Просто так сложилась жизнь, что встретились два человека, которые хотели чего-то достичь в этой жизни.
— Думаете, все было легко и просто? — рассказывает Елена. — Поначалу и срывы были, и чисто женские истерики. Очень трудно ломать мужскую психологию — не женское, дескать, это дело — лес рубить.
— Но ведь действительно не женское.
— На Руси испокон веку именно женщина занималась украшением избы, в том числе и резьбой по дереву. Это было такое же увлечение, как вязание или шитье.
— А вы вяжете, шьете?
— Мы еще готовим семьям обеды, — смеется Татьяна.
— А что семьи, как относятся к вашей работе?
— Нам повезло — поддерживают.
Действительно повезло, потому что работа занимает почти все личное время. Особенно сейчас, когда предприятие стало самостоятельным и впереди полный цикл деревообработки: от закупки бревен до готового изделия.
— Сейчас на деньги Центра занятости закупаем станки, — рассказывает Татьяна. — Конечно, хочется не только пилораму. Существует хорошее оборудование для изготовления декоративных элементов из дерева. Но для нас пока это роскошь, работаем в основном лобзиком.
Лобзик, распиловка, цилиндровка — эти специфические для деревообработчика слова достаточно естественно вплетаются в женскую речь. Но поражает все-таки многое. Вот, например, Елена — вполне себе столичная бизнес-леди, променявшая жизнь в Москве на работу в Рыбинске.
— Я знаю Рыбинск уже много лет, — рассказывает Елена. — Еще три-четыре года назад в нем царила атмосфера уныния и депрессии. Сейчас жизнь бьет ключом. Посмотрите, как быстро восстанавливается старый центр города! Там, где раньше была разруха, поднимаются дома. Вся наша жизнь состоит из деталей. Вот, например, появились везде урны для мусора — раньше задумаешься, куда выбросить бумажку, это портило жизнь. Сейчас проблем нет. Вроде мелочь, а говорит о многом.
— Этот город еще себя покажет, — вступает в разговор Татьяна, семья которой приехала в Рыбинск из Комсомольска-на-Амуре. — Надо помнить и хранить его историю. Здесь жили самые богатые в России купцы, которые расплачивались самыми крупными купюрами. Это был их образ жизни. Кто-то должен возрождать русские традиции. Мы будем строить дома в купеческом стиле, с резными украшениями. Наши колодцы будут не просто срубами, а художественными произведениями. И на наших деревянных качелях будут с радостью качаться дети. Собственно, всем этим мы уже занимаемся.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме