новости 24 августа 2011

Возвращение «небесной музыки»

Подняться высоко и сделать так, чтобы люди тебя услышали… и впустили в сердце молитву, — в минувшую субботу своим искусством делились друг с другом именитые звонари — участники ярославского фестиваля «Преображение», которые съехались в Рыбинск со всей Руси

Так вот он какой, ваш новый благовестник! Хор-р-р-рош… — раскатисто забасило сзади меня, как только язык в последний раз ударил о стенку самого большого колокола. А вокруг еще все гудит: стены, пол, фотоаппарат в руках и, кажется, весь город с его разноцветными крышами, крошечными людьми и голубями над нами. Сюда, на третий ярус колокольни Спасо-Преображенского собора в конце прошлого года был поднят новый колокольный набор, отлитый на знаменитом заводе Николая Шувалова — одном из лучших в России. Самый тяжелый в ансамбле — пятитонный колокол-благовестник. На его могучем бронзовом теле плещутся солнечные лучи, на него обращены взгляды двух десятков человек — звонарей из разных уголков России, а также специалистов в области архитектуры, древнерусской культуры, журналистов. Так людно на колокольне бывает не часто. Многие из гостей поднимаются в арочный пролет, чтобы поближе разглядеть самый звучный рыбинский колокол, прикасаются к нему ладонями, словно здороваются со старым знакомцем после долгой разлуки: ну, здравствуй, мол, заждались…
Ровно в полдень раздается звон часового колокола. Его голос, в отличие от более крупных «собратьев», не замолкал и после революции. В субботу он дал начало целой череде праздничных звонов: в традициях Суздаля, Валаама, Псково-Печерского монастыря… Одним из первых на площадку поднимается звонарь (и, кстати, самобытный гусляр!) Валерий Гаранин. Бом, боо-о-ом — загудел большой колокол, чтобы через несколько мгновений на его мерном фоне разлились, накрывая друг друга волнами, переливчатые трели. Они разбегаются к маленьким колоколам по веревкам, которыми звонарь управляет правой рукой, другие он оттягивает ребром ладони левой. Большие колокола отбивают такт, поют солидно и ритмично. Их языки приводятся в движение с помощью особых приспособлений вроде длинных педалей, которые позволяют звонарю задействовать не только руки, но и ноги. После выступления неожиданно раздаются… аплодисменты. Сам звонарь тоже остался доволен колоколами: «Потрясающее звучание! Слов нет… Новые колокола Николая Александровича Шувалова дружат со старыми очень хорошо, потому что он отливает их по профилям Оловянишниковых, известных в 19 веке ярославских колокололитейщиков…»
Валерий Михайлович Гаранин приехал в Рыбинск из Суздаля вместе со своим земляком Юрием Юрьевичем Юрьевым. Они — одни из самых маститых звонарей новой России, о которых уже слагают легенды. Восстанавливать старинные церковные звоны они взялись еще в середине восьмидесятых. Тогда, в эпоху развитого социализма, начинали практически с нуля, перенимая вековые традиции из книг и от старых мастеров, таких как ростовский звонарь Михаил Сергеевич Вороновский. На колокольне пропадали часами. «Было интересно, а сложно — не сложно, меня совершенно не волновало, — вспоминает Валерий Михайлович. — В основе звона, безусловно, лежит определенный канон, но присутствует и малая толика импровизации. Каждый раз звон рождается заново, и в точности повторить его невозможно». Но откуда у него, сварщика по образованию, появилась вдруг тяга к колоколам, объяснить толком не может. Душа запросила. Неисповедимые пути привели на колокольни и других именитых ныне звонарей. Среди них радиоинженер Василий Вакатов (звонарь московского храма Сергия Радонежского в Крапивниках) и экскаваторщик Александр Михайлов (старший звонарь Спасо-Преображенского собора в Рыбинске). «Сотворенное природой и человеком, объединившись, рождает невероятную красоту! Разве устоишь?» — восторженно восклицает Юрий Юрьевич. Не устояло перед красотой «небесной музыки» и девичье сердце. Двадцатилетняя Ольга Синюшкина приехала в Рыбинск из Москвы, искусству звонаря училась в Ярославле, в Школе колокольного искусства, постепенно колокола стали главным занятием ее жизни, теперь она ездит по стране, передает старинное мастерство своим ученикам. Самому юному звонарю, рыбинцу Арсению Абросимову, на вид лет десять. «Я сегодня был на подзвоне, то есть помогал звонарю, — смущаясь от внимания и вспышек фотокамер, объясняет мальчик. — Мне нравится звонить в колокола, вникать в звоны, что они значат. Пока я знаю только один звон. Но меня всему учит дедушка, Валерий Красковский, он звонарь Иверского храма. Вместе с ним я с семи лет поднимаюсь на колокольню раз-два в неделю».
Что же для звонаря главное — музыкальный слух, физическая сила, а может быть, не бояться высоты? «Не проспать, — шутит старший звонарь Ярославской епархии Владимир Дегтярев, — потому что с него служба в храме начинается, а если серьезно, то главное — это желание, поскольку послушание колокольное достаточно сложное. И в зимний холод, и в ветер (а на колокольне ветровая нагрузка в 25 раз выше, чем внизу) нужно подняться, с мыслями собраться. Если такое желание есть, то звонарь состоится.
Но звонарь — это не просто музыкант, ведь и колокола — особое явление в русской культуре, духовное. Колокольный звон — это неотъемлемая часть православного богослужения, молитва в бронзе. Праздничные, будничные, венчальные, погребальные, водосвятные… — на каждое таинство есть свой канонический звон». Звучание новых рыбинских колоколов он оценил очень высоко, а само их возвращение на колокольню Спасо-Преображенского собора назвал событием историческим. «Звонари — и ученики, и профессионалы — должны посещать колокольни с таким богатейшим звукорядом, как здесь, намоленные места, каким является собор», — добавил Владимир Евгеньевич. С ним согласен и вице-президент Ассоциации колокольного искусства России Сергей Старостенков, который, посетив храмы Рыбинска, вынес свой «вердикт»: по состоянию и оборудованию колоколен, наборам колоколов, профессионализму звонарей нам могут позавидовать многие города; в целом уровень гораздо выше среднего по России. Впрочем, возможности у соборной колокольни еще шире. Если вернуть большой тысячепудовый колокол (16 тонн), утраченный в годы гонений на церковь, звоны в полной мере будут отвечать величию Спасо-Преображенского собора и самого Рыбинска, а «музыка небесная» разливаться далеко над Волгой, как в былые времена.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме