новости 28 сентября 2011

Подземный город

Если бы тысячу лет назад уже был «Форбс», то в списке самых влиятельных и богатых однозначно бы засветилось имя рыбинца. Очередной сезон раскопок на археологическом памятнике «Усть­Шексна» дает повод для подобных параллелей. А еще находки говорят, что древнее поселение каким­то таинственным образом вписывается в рыбинскую «матрицу»

ГРЯЗНОЕ ДЕЛО
Руководитель Рыбинской археологической экспедиции Александр Рыкунов уверенно называет завершившийся сезон раскопок весьма успешным. Зато и потрудиться пришлось ого­го! В самый разгар сезона в лагере археологов было разбито свыше пятидесяти палаток. Исследователи вели работу на двух основных раскопах и нескольких шурфах — в общей сложности удалось обследовать более 300 квадратных метров площади. Для Усть­Шексны за все двадцать лет существования РАЭ это безусловный рекорд. «Но хотелось бы еще больше — метров 400-500. Именно столько каждый год безвозвратно уходит от нас под воду», — очерчивает горизонты археолог. Жаркая сухая погода была в помощь, но случались и дожди, тогда приходилось нелегко. «До тысячи ведер из раскопа отчерпаешь, потом надо часик­другой подождать, чтобы просохло, дальше промакиваешь специальными матрасами, и только тогда можно приступать к работе», — вспоминают участники РАЭ.

БОГАТОЕ НАСЛЕДИЕ
Чем же был вознагражден труд археологов? Самые интересные находки искатели связывают с периодом домонгольского средневековья. В этом году продолжились раскопки усадьбы тысячелетней давности. «Данный раскоп мы копали не первый сезон, это восьмой участок, — рассказывает Александр Рыкунов. — Усадьба интересна с различных точек зрения. Во­первых, своей датировкой. Она возникла, по нашим предположениям, в самом начале XII века и была сожжена в 1149 году. На это время приходится известное событие, когда князья новгородские поссорились с князьями владимиро­суздальскими. И новгородцы пожгли «городы и селы», в том числе, по всей видимости, и Усть­Шексну». Комплекс усадьбы состоит из большого количества строений: два жилых дома (можно предположить, что здесь жили два поколения семьи), один из них с резным крыльцом хитрой конструкции; сарай, хлев. Площадь дома без пристроек по тем временам поистине гигантская — порядка 20 метров, в то время как древнерусский «стандарт» был в несколько раз скромнее — 2 на 2 метра. Строения соединял деревянный настил, сама усадьба была огорожена частоколом, а внутри имелись выгородки­плетни. Помимо печей в домах, удалось обнаружить фрагменты еще одной — большой уличной. (Подобные и сейчас сохранились кое­где на Украине). «В ту эпоху в городах, — поясняет ученый, — топить внутри домов позволялось только зимой. По весне приходил огнищный тиун, этакий средневековый пож­инспектор, и опечатывал все печи в домах. Штраф за нарушение соотносился со стоимостью самой избы. Такая была противопожарная профилактика. Интересно, что летняя печь здесь стояла возле прудика, можно пофантазировать, каких уток, гусей, лебедей там разводили».
Что можно сказать о хозяине этого немалого добра? Определенно он был очень богат и знатен. Хотя бы потому, что на территории усадьбы было найдено две вислых печати. «Находка говорит о многом, в первую очередь об административных функциях, — комментирует Александр Рыкунов. — Такими печатями скрепляли свои грамоты как минимум митрополит или князь. К слову, это уже седьмая или восьмая по счету печати, найденные в Усть­Шексне. Для сравнения: по одной в Угличе и Ярославле, четыре — в Ростове Великом, тогдашнем центре наших земель. Причем одна из усть-шекснинских печатей принадлежит Игорю Ярославичу, сыну Ярослава Мудрого, другая — Византийская, начала XII века. Откуда она здесь? Быть может, до колыбели православия дошли вести о восстании волхвов, и сам патриарх Константинопольский отреагировал на эти события?» О борьбе двух вер — языческой и христианской, которая происходила в сознании местных жителей, красноречиво говорит и змеевик, найденный на территории усадьбы. На распространенном тогда амулете с одной стороны изображены святые Борис и Глеб на конях, с другой стороны — клубок змей. На богатство хозяина усадьбы указывают и ценные «импортные» вещи. «Поражает очень большое количество стеклянных браслетов: в один день мы обнаружили тридцать фрагментов, в другой — сорок с чем­то, а как­то и вовсе 58 — рекорд! Такого изобилия вообще никогда не встречал! — изумляется руководитель РАЭ. — А ведь эта штука была очень дорогая и хрупкая, в деревнях их вообще не носили».

ИСКОПАЕМЫЕ ДЕЛОВОГО КЛИМАТА
О статусе поселения как бойкого делового и торгового центра свидетельствуют и другие находки, например, товарные пломбы с трезубцем — знаком Рюриковичей. В устье Шексны таможня работала как минимум с XI века и до того момента, пока царь Иван III не перенес ее на правый берег. Здесь и награждали пломбами товары, чаще всего связки мехов — по сорок штук (отсюда и этимология). В этот ряд логично вписывается еще один артефакт, судя по всему, тоже XII века. Изумительно сохранившееся бронзовое писало очень напоминает современный стилус для КПК. Только сообщение создавалось не на сенсорном экране, а выцарапывалось на дощечке, покрытой воском, лопаточкой с другого конца можно было затереть написанное, так средневековый «планшет» использовался многократно.

СЛЕДЫ ПРОМЗОНЫ
«В раскопе на самом севере, где, мы считали, что и слоя-то культурного нет, обнаружился слой, насыщенный находками. Значит, памятник еще крупнее, чем предполагалось», — делает вывод Александр Николаевич. За ручьем, впадающем в Шексну, начиналась «промзона». О том, что некогда здесь вовсю работал крупный металлургический комплекс, говорят множественные фрагменты сопел, шлак. Полностью раскопано тринадцать сыродутных горнов для выплавки железа и чугуна. Другие находки свидетельствуют о кузнечном промысле.
Усть­шекснинская земля богата кладами. В этом сезоне тоже посчастливилось найти небольшую «заначку» ювелира — бронзовые и серебряные пластинки­заготовки. Приберег до лучших времен да, видимо, так и не успел воспользоваться… Что помешало умельцу? Ответом может послужить другая находка. На неширокой полосе — от 50 до 100 метров — обнаружено оружие. «В первой половине XIII века здесь кто­то сражался, — предполагает А. Рыкунов. — Кто знает, может, местные мужики встали на защиту своей земли от незваных гостей Батыева ханства? И, скорее всего, защитили, поскольку костяков мы не нашли, тогда как на территории Ярославля их встречается видимо-невидимо».
На что же все­таки был похож древний город, обнаруженный искателями под толщей земли? «На наш современный Рыбинск. Это не столица земель, как когда­то Ростов Великий или Ярославль сегодня, но второй по значимости крупный торговый и промышленный центр», — делает вывод руководитель РАЭ.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме