новости 12 октября 2011

Культ работы

Строительные стойки, затворная система, понтон водоизмещением 100 тонн, оборудование для выращивания искусственных сапфиров, вакуумные установки, линии гофрокартона, распределительные устройства для серной кислоты… Что еще выпускает в своем цехе рыбинский предприниматель Александр Зернов? Все! От лавочек, которые сегодня установлены в Ярославле на площади Юности, до подводной лодки, которая опускается на дно безымянного российского водоема. Любое нестандартное оборудование, которое требуется заказчику серийно или в единичном экземпляре. «За ваши деньги — все что угодно», — смеется Александр. А если серьезно? И серьезно — все, что можно изготовить из металла любой сложности и размеров

Александр Зернов — предприниматель-произ-водственник. В его цехах — весь спектр металлообрабатывающих станков. В организациях, причастных к производству, трудятся 35 человек: рабочих, инженеров, конструкторов. География заказчиков — Рыбинск, вся Россия и ближнее зарубежье. Например, искусственные сапфиры на оборудовании, изготовленном Зерновым, выращивают на Украине. Получив 4 машины, украинцы заказали предпринимателю еще 20 штук. В Рыбинске оборудование Зернова работает на предприятиях «Крома», «Волжанин», «Техническая бумага», «Полимерпласт» и многих других. Но в целом, как говорит Александр, наш город технически оснащен очень хорошо, и большинство предприятий могут изготавливать и ремонтировать оборудование самостоятельно. Вот когда что-то не получается или требуется нестандартная машина, тогда обращаются к нему.
Из всех образцов изделий Зернова обывательский взгляд выделяет, естественно, подводную лодку. Для самого предпринимателя это обычный заказ, который стоит далеко не в первых рядах по сложности и конструкторскому интересу.
— Когда вы ее изготовили, два года назад?
— Наверное. Для меня время определяется понятиями «есть работа» и «нет работы».
— А есть любимое изделие, то, которым вы гордитесь?
— Любимое изделие — это то, которое работает.
Производству Зернова 11 лет. А начиналось все просто. Рыбинский авиационный технологический институт, завод полиграфических машин, «Рыбинские моторы», «Раскат». Затем старший мастер производства встал на биржу труда.
— Месяца четыре был без работы, — вспоминает Александр. — Потом купил сварочный аппарат и изготовил в гараже свой первый заказ — металлический бункер. Так и пошло-поехало.
Постепенно предприниматель сформировал универсальный станочный парк. Сегодня здесь есть токарное, фрезерное, шлифовальное, сварочное, термическое оборудование. Когда в хозяйстве Зернова чего-то не хватает, вспоминается понятие кооперации, и недостающее оборудование компенсируют партнеры, благо, в Рыбинске производственный парк хороший.
— Даже на неискушенный взгляд, ваши станки — еще советского периода.
— Мои станки — самые советские станки в мире! — смеется Александр. — Конечно, не лучшие, но новое оборудование дорогое. Да и дело не в станке, который без человека — груда металла. Хороший мастер на старой технике сработает, а плохой — и на суперсовременной напортачит.
— А как кадры подбираете?
— Долго присматриваю, жду, когда человек решит сменить работу. Одного токаря ждал шесть лет и до сих пор радуюсь, что он у меня работает. Но если в целом говорить о рабочей квалификации, история будет печальная. Хороший станочник стал редкостью. Думаю, дело в том, что люди отвыкли работать. Сказался период застоя, когда специалисты теряли работу и уходили в коммерцию. И привыкли жить пусть скромно, но не напрягаясь. В результате сегодня сложно найти людей, которые хотят встать к станку и при этом являются профессионалами.
— У вас есть критерии оценки при приеме на работу?
— Конечно, есть. Но это не возрастные и не личностные качества человека. Главное — профессиональная подготовка. Ну, и не люблю пьющих, они подводят в самые ответственные моменты.
— Вы жесткий руководитель?
— Это не у меня надо спрашивать. Мне кажется, что я авторитарный, но самый добрый (смеется). Не буду же я уговаривать: не хочешь ли ты, Вася, поработать, сделать детальку? Он пришел на работу, значит, должен работать. Если не хочет, не должен приходить сюда вообще.
— А зарплата устраивает?
— Если сотрудники работают, значит, устраивает. Помимо зарплаты, есть еще понятие отношений между людьми.
— Многие предприниматели жалуются на высокие налоги…
— Тема-то никакая. Всем жалко отдавать в казну деньги. Но если мы живем в этой стране, надо платить налоги. И сотрясать воздух рассуждениями и жалобами нет никакого смысла, все равно все решат без нас.
— А вас когда-нибудь обманывали клиенты, партнеры?
— Не без этого. Были случаи, когда даже долгосрочные отношения оказывались ненадежными. Мы отгружаем изделия под обещания, а нам, в конце концов, объявляют о банкротстве заказчика.
— И что, судитесь?
— Зачем?! (неподдельное удивление).
— Ну как же, у вас миллионный провал…
— И я буду тратить время, силы, энергию на судебные разборки? Буду заниматься ерундой? Мы лучше поработаем над следующими заказами.
— А благотворительностью занимаетесь?
— Нет. Обращаются иногда детские учреждения, спортивные секции — помогаем. Бывает, даем деньгами, что-то покупаем и дарим. Иногда сами изготавливаем. Вот подарили теннисным секциям по «пушке», для полиции и УФМС изготовили специальные технические средства — ролики для снятия отпечатков пальцев. Вон, видите, письма и благодарности? (ими увешаны три стены кабинета).
— Так это и есть благотворительность…
— Ну, это громко сказано. Я бы назвал это помощью — в одном городе живем.
— Много писем от спортсменов. Сами спортом занимаетесь?
— Нет, но уважаю. Раньше занимался классической борьбой, сейчас хожу с сыном в тренажерный зал, люблю бильярд.
— А отдыхаете как?
— В этом году съездил на десять дней в деревню под Новгородом, отдохнул.
— А как же жаркие страны?
— Да вы что?! У меня и паспорта заграничного нет. Я звоню заказчику, выясняю, что мое оборудование работает. Все, я отдохнул.
* * *
Культ работы. Наверное, так можно назвать впечатление от личности Зернова и его производства. Нет, он не выглядит чахлым карьеристом и отъявленным трудоголиком. Он с удовольствием рассказывает о семье, показывает картины, вышитые крестиком женой, гордится детьми, которых у Зернова четверо. Две девочки и два мальчика. Впрочем, и дети уже состоявшиеся. Ксения — успешный дизайнер, работы которой можно видеть в Рыбинске, Ярославле, Череповце и многих других городах России. Полина — управляющая крупнейшим торговым центром «Галерея» в Санкт-Петербурге. Старший сын Алексей после окончания Яро-славского университета им. Демидова служит в армии, младший Иванушка пока еще в 11 классе.
Но даже кабинет Зернова — это часть рабочего процесса, и офисом в традиционном понимании назвать его трудно.
— А смысл сидеть в отдельном кабинете? — рассуждает Зернов. — Сидит человек у компьютера и делает вид, что работает. А мы общаемся, вместе вопросы решаем, вместе проблемы разбираем. Если хочешь посидеть один, иди домой и сиди.
В кабинет, в котором несколько рабочих столов, кипы бумаг, горы книг, компьютеры и прочие рабочие атрибуты, постоянно кто-то забегает, что-то берет, спрашивает, сообщает и опять убегает.
— Хотите, фильм покажу? О вездеходах, — спрашивает вдруг Зернов и выкладывает на стол «планшетник».
Небольшие колесные и гусеничные машины разворачиваются на месте, легко давят кусты, не задумываясь перебираются через огромные ямы, сугробы, болота и водоемы.
— Это я так развлекаюсь, — рассказывает Александр. — Однажды в морозы сильно замерз на снегоходе, и захотелось сделать что-нибудь комфортное, проходимое и теплое. Вот уже четыре машины изобрели и еще три — в разработке.
— И где их можно купить?
— Нигде. Я их делаю и ломаю. Пока они все мне не нравятся.
— Вы изобретатель?
— Я еще ничего не изобрел. То, что железяки ездят на колесах, не мое изобретение. Вот вы слепили пирамидку из песка — это еще не значит, что вы строитель. Я просто пытаюсь создать удобный вездеход. Мне это нравится.
— Вы — успешный предприниматель?
— Я — предприниматель, у которого всегда есть работа.
— У вас есть секрет бизнеса? Что нужно делать, чтобы стать хорошим начальником, успешно вести свое дело?
— Что делать? Уважать людей и себя. И серьезно относиться к работе.
…В цехах Александра Зернова пахнет металлом. Здесь сверкает сварка и гудят станки. Здесь ходишь по узким проходам и наступаешь на резаные кружевом металлические листы. Здесь по углам лежат безжалостно расчлененные вездеходы и стоят двигатели мощностью в 100 лошадиных сил. Здесь жизнь бьет ключом, и к запаху металла примешивается еще что-то. Так пахнет РАБОТА.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме