новости 2 ноября 2011

Совсем не кукольный театр

Никогда не думала, что актёры этого театра больше всего обижаются, когда их альма-матер называют кукольным театром. Да, на фасаде ясно написано: Театр кукол. Но какая, в принципе, разница: кукол — кукольный?! В словарь что ли посмотреть?! В обиходе, кстати, все так говорят, и это с детства вошло в наше сознание. Впрочем, в наше стандартизированное сознание много чего вошло! Это я поняла очень отчетливо, когда неожиданно для себя оказалась на спектакле в Рыбинском театре кукол. Какое счастье, что это «неожиданно» произошло, хотя и с опозданием в пятьдесят лет!

Рыбинский театр кукол — из числа старейших в России, в следующем сезоне он отметит 80-летие. Вот он, красавец, прямо перед вами — на привокзальной площади! На афише читаем: «Н. Шувалов. «Мальчик-с-Пальчик… или Безумная ночь». Спектакль для семейного просмотра. Дети от 7-ми лет». Режиссёр-постановщик А. Быков. Художник К. Булдакова. Композитор Д. Соколов. «Афишка как раз в духе сегодняшнего рыночного времени! — возможно, подумаете вы. — Всё вполне прилично: и название типичное, метафорически-привлекательное, в чём-то даже интригующее, и ориентация на семейные ценности актуальна». На этом, можете мне поверить (я и других зрителей опрашивала), ваша ирония закончится. Закончится потому, что на смену ей уже с первых минут действия придёт другое душевное состояние: вы будете думать, сопереживать, примерять на себя, забудете, что спектакль для детей от 7 лет, и оцепенеете в финальной сцене. Если вы спросите о моих впечатлениях от увиденного, я скажу одной фразой: «Пронзительный спектакль!» Но жанр рецензии не предполагает такой лаконичности, поэтому придётся высказаться пространней.
Н. Шувалов, он же Николай Боровков, в мире кукольников весьма известен — литератор и режиссёр в одном лице. В Интернете вы найдёте более трех десятков его работ. Сам написал — сам поставил. И «Мальчика…», вошедшего в сборник «Театр любимых сказок. Семь пьес для кукольной сцены», датированный 2003 годом, в том числе. Так что пьеса не новая, и рецензенты успели над ней достаточно поработать, в частности, «подправить» её жанр, смело объявив «пьесой-страшилкой», «весёлым ужастиком», «очень страшной историей».
Главный режиссёр Рыбинского театра кукол А. Быков за автора ничего домысливать не стал, напротив, он очень бережно отнёсся к тексту, в котором и так довольно материала для творческих находок. Во-первых, здесь люди и куклы играют вместе, но каждый за себя, органично дополняя друг друга, а живой план не порождает в зрителе, даже во взрослом, ни малейшего сомнения, что в жизни так не бывает.
Во-вторых, это пьеса в пьесе или, как говорят в школе, рассказ в рассказе. Общеизвестный жутковатый сюжет о приключениях Мальчика-с-Пальчика — нечто среднее между немецким и французским вариантами, — по замыслу автора не является самостоятельным. Он включён в печальную историю пребывания в пансионате — вот тут-то и нужны пояснения взрослых! — двух далеко не молодых, всеми забытых одиноких фрау: Гензель и Гретхен. Язык не поворачивается назвать их «старухами», хотя у Шувалова это так. Одна из них прикована к инвалидному креслу — и это великолепный режиссёрский ход! Фрау Гензель (заслуженная артистка России Наталья Котова), живая и расторопная, даже в доме престарелых находит применение своему жизнелюбию и фантазии. В театральном зале при пансионате она обнаруживает хранилище кукол, привозит сюда свою компаньонку (подругу, соседку, товарища по несчастью?) боязливую фрау Гретхен (заслуженная артистка России Ольга Демидова), вовлекает её в невероятную ночную историю. И бабушки в ночных сорочках и чепцах начинают играть …в театр. Эффект импровизации потрясающий, так как героини кое-что уже и подзабыли, а кое с чем принципиально не согласны. Они рассказывают, спорят, путаются, домысливают … и притом ловко управляются с пятью планшетными куклами, а потом ещё с двумя тростевыми, а потом ещё и превращаются то в дровосека, то в людоеда, то в лесную поляну. Дуэт этих героинь просто великолепен! Великолепен актёрским мастерством, жизненностью, эмоциональной достоверностью, пластикой. Великолепен своим единством. Два часа на сцене, от первой до последней минуты! Затрудняюсь сказать, кто из них мне понравился больше — обе, бесспорно, украсили бы сцену любого драматического театра.
В-третьих, два параллельных сюжета, пересекаясь и объясняя друг друга, снимают тот психологический негатив, который всё-таки оставляют страшные истории, хотя дети их любят. Не зря же пугливая фрау Гретхен, которая предпочитает сюжеты про королей и принцесс, вспоминает, как она в детстве пряталась с головой под одеяло, когда мама рассказывала ей страшные сказки. То, что ни на афише, ни в программке жанровое своеобразие не подчёркнуто, а пьеса заявлена лишь как «спектакль для семейного просмотра», есть не столько свидетельство творческой свободы коллектива, сколько факт доброжелательного, психологически оправданного и грамотного возрастного отношения к зрителю. Браво, Александр Владимирович! Ужасов и насилия в мировом фольклоре предостаточно: ваших милых героев рубят, режут, глотают, морят голодом, бросают в лесу и т.д. — можно «навпечатляться» до психоза. Я думаю: и молодые мамочки, и умудрённые опытом бабушки по-настоящему рады, что в этом спектакле на первый план выведено другое — не смекалка, не хитроумная находчивость сказочного героя, изначально самого маленького и слабого физически, не борьба со злом и даже не победивший оптимизм, а лелеющая человеческую душу гуманность, которая во все времена была и есть в большом дефиците. Ужасы на сцене, конечно, имеют место, поскольку они есть в сюжетах и у Ш. Перро, и у братьев Гримм, и у Л. Толстого. Но исключительно важно то, как они реализованы, как они воспринимаются залом. К тому же две тетеньки нет-нет да и выглянут из-под своих масок-костюмов, напоминая детишкам: ведь это только игра! Вряд ли страшные сказки помогут кому-то стать храбрым, но различать доброе и злое, пробудить сочувствие они научат обязательно.
Отдельного анализа заслуживает музыкальное сопровождение (композитор Дмитрий Соколов) — оно легко и гармонично. Разумный минимализм оформления сцены (художник Ксения Булдакова) рассчитан на выездные спектакли — это понятно. Стоит обратить внимание и на интонационный рисунок некоторых реплик — для кого-то их смысл только на спектакле и открылся, например: ругать себя никогда не поздно.
Разумеется, всё, о чём говорят тут взрослые люди, детям не интересно. Им интересно само действо, динамичное, увлекательное, яркое, музыкальное, заставляющее ахать от восторга. Да и взрослым, давно знающим сюжет, хочется видеть не просто очередную объёмную иллюстрацию к сказке, а свежее решение. Оно, действительно, такое, потому что всё сделано «к месту» и так, чтобы внимание ребенка было неотрывно направлено на сцену в течение всего спектакля, чтобы никто из зрителей не капризничал, не разговаривал и никого не увели. А некоторые чисто сценические эффекты вроде улетающей через зрительный зал в сапоге-скороходе кукольной компании вызвали живое «Ва-ау!» всей детской аудитории. Здесь есть принципиальные технические решения, помогающие создавать неповторимую и уникальную в своем роде атмосферу удивления, праздника, чудесного оцепенения.
Это я уже о финальной сцене. Она меня просто потрясла. Нечасто в детском театре встретишь такое смелое решение — заставить весь зал замереть, преклонившись перед силой добра и искусства. Как на пьедестал, поднимается на своё инвалидное кресло парализованная фрау Гретхен, и в абсолютной тишине повисает вопрос: «Что это было?» Это был спектакль Рыбинского театра кукол, у главного режиссёра которого — Быкова Александра Владимировича — кстати, в будущем году сразу три замечательные даты: личный юбилей, более 30 лет творческой деятельности и более 20 лет служения во вверенном ему театре.

P.S. А в словарь мне всё-таки пришлось заглянуть. «Кукольный» — значит фальшивый, неискренний, лицемерный, безжизненный. Есть на что обижаться актёру, режиссёру, билетёру — любому сотруднику, когда его театр — его родной дом — так называют. Ведь в каждый спектакль вложены труд, талант и вдохновение целого коллектива, настоящие, а не кукольные чувства, обнажённые нервы, теплота души и огромное желание, чтобы в театр кукол ходили не только дошколята, но и взрослые люди и водили сюда на совместные просмотры детей и внуков «изрядного возраста». И пусть здесь не начинала свой творческий путь Пелагея Стрепетова, не играли Качалов или Комиссаржевская, не писал о нём воспоминаний Аркадий Райкин, а идёт лишь «Мальчик-с-Пальчик», но это хорошая работа, которой можно гордиться! И которую не стыдно куда-то вывезти.
Валентина БЕЛАЯ

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме