новости 9 ноября 2011

Криминальный почерк

Что движет граффитчиками, которые заносят руку с баллончиками на чужую собственность? В этом пытался разобраться наш корреспондент

Ночные «бомбы»
«Когда я пришла утром на работу, у меня сердце чуть не оборвалось при виде этого!» — так флорист Тамара Виценя встретила граффити на стене своего «Ателье цветов». В полстены синели корявые буквы «Шинник­Рыбинск». Во сколько обошлись предпринимателю чужие художества, сказать сложно, но судя по всему, не дешево. При этом перспектива побыстрее все закрасить тоже не очень радует Тамару. Нет, не потому, что она вдруг прониклась любовью к кривой синюшной надписи. И не потому, что стерпится-слюбится. «Просто чистая стена — это плацдарм для новых рисунков», — нашествие граффити в городе не внушает оптимизма хозяйке цветочного салона.
Ситуация с граффити в Рыбинске словно вышла из-под контроля. По сравнению с другими городами области, наши улицы выглядят куда как более чумазыми от огромного количества «визуального мусора» на стенах домов, на заборах и прочих вертикальных поверхностях. Свежеокрашенный фасад, как красная тряпка для быка, — сильнейший раздражитель для вандалов с баллончиками. Непонятные для обывателя бяки-закоряки — это имена граффитчиков, или теги. А сам процесс их судорожного нанесения они называют «бомбингом». «Бомбят» и центр города, и спальные районы, и промзону. Здесь главное — не качество рисунка или идейное содержание надписи, а их количество. И  чем ты плодовитее, тем круче. Впрочем, имидж крутого райтера мало соотносится с рыбинской действительностью.
То, что человек, сжимающий баллончик, далеко не всегда включает мозги, — это факт. Самый постыдный пример — огромная волна вандализма, прокатившаяся по городу после шествия в память погибшей команды «Локомотив». У большинства людей при слове «Локо» сжимается сердце, на глаза наворачиваются слезы — случившееся в Туношне стало для многих из нас личной трагедией и болью. Но, вероятно, не для всех. Нашлись-таки отморозки, кто это имя пытается очернить и опошлить, неряшливо рисуя его на домах по всему городу. Некоторые и вовсе, похоже, понятия не имеют о том, что произошло 7 сентября. Иначе какие человеческие объяснения могут быть у такой выходки: девушке на рекламе салона связи, что на ул. Крестовой, черной краской закрасили зубы, а не шею «повесили» табличку с надписью «Локо»?! Ничего святого…

Инфантильный нарцисс
«Майз». Как чешутся руки собственников зданий при виде неряшливого сплетения этих букв! На стене нашей редакции он тоже оставлял свой автограф. На счету Майза десятки обезображенных домов в Рыбинске. Он не раз попадал в поле зрения милиции, еще будучи подростком. Именно в этом возрасте, в 12-14 лет, как говорит Наталья Обрядина, начальник отдела по делам несовершеннолетних рыбинского МУ МВД России, мальчишки особенно склонны к девиантному поведению — такому, что идет вразрез с принятыми социальными нормами. На сегодняшний момент 14 подростков, «бомбивших» город, состоят на списочном учете — они были пойманы, что говорится, за руку. В основном это школьники с 12 до 16 лет.
Те, кому не исполнилось 14 лет, административной ответственности по закону не несут, им грозит только выговор или общественное порицание. Но если собственник здания докажет в суде материальный ущерб, придется раскошелиться родителям.
Однако Майз оказался на редкость постоянным парнем и с годами не растратил детской страсти что­нибудь искалякать, хотя сейчас ему уже за двадцать. Об этом мы можем догадываться по его же «бомбам». В то время как Бэнкси, английский гуру субкультуры граффити, превращает рисунки на стенах в средство борьбы против войны или социальной несправедливости, рыбинскому Майзу не до протестов. Ему бы рассказать, что он, к примеру, в армию сходил, отпраздновал 21 год и о прочих подробностях, видимо, не очень­то богатой автобиографии. Если так дальше пойдет, то в скором времени этот нарцисс (как образно характеризуют психологи патологическую зацикленность на себе любимом) «забомбит» город посланиями о том, что бабушка ему хомячка купила или носок порвался.
Но вот зачем миру знать об этом? Такой вопрос я и задала Майзу, представившись журналистом. Не лично, разумеется (он ведь по правилам должен поддерживать имидж таинственного хулигана «без лица»), а через социальную сеть. Там, к слову, граффитчики чувствуют себя вполне привольно и безнаказанно, запросто выставляя фото своих похождений с баллончиком. И при этом играют в конспирацию: замазывают свои лица на снимках, напрямую не обозначают авторство. Вроде как не пойман — не вор. Даже если вы лопаетесь от возмущения, увидев фото, где в наглую разрисовывают ваш офис, доказать, что это снимок не случайного прохожего, а участника сего «красочного действа», будет почти нереально. Привлечь к ответственности хулигана, говорят в полиции, можно, только поймав его за руку. Или сняв на камеру. Например, после набега на  гостиницу «Рыбинск» уйти незамеченным Майзу не удалось. Там установлено видеонаблюдение. Быстро выйти на старого знакомца у стражей порядка не составило труда. Так герой ночных вылазок вместе с приятелем сменили баллончики на малярные валики, чтобы средь бела дня у всех на виду (и за свой счет!) старательно закрашивать свои «шедевры». Жаль, не часто мы можем полюбоваться таким созидательным трудом!
Но вернемся к вопросу: зачем взрослому человеку все это нужно? И вышел ли Майз на связь? Нет, не удостоил он меня своим ответом, видимо, уж больно занятой — сочиняет, наверно, очередной каракуль, чтобы порадовать горожан.

Поле боя
Дмитрий Киселев тоже рисует на стенах краской из баллончика. Однако лица своего не скрывает и ничего общего с бомберами­нелегалами иметь не хочет. Их группировка райтеров входит в официальную организацию «PRO-Рыбинск» и творит стрит­арт, или «искусство улиц». Это большие многоцветные картины вроде тех, что на фасаде старого здания музея. Они легальны и призваны украшать город, разбавлять серую действительность, говорит Дмитрий. У него свои счеты с Майзом и ему подобными.
В последнее время бомберы­нелегалы вышли на тропу войны. Поверх чужих картин, настоящих произведений уличного искусства, они «бомбят» своими каракулями. Но если на создание картины требуется несколько часов, то чтобы испортить ее, достаточно минуты. Полем боя стал гараж на ул. Пушкина с тропическим пейзажем и уже известная стена «Ателье цветов». Ранее там красовались розовые лилии, настоящее произведение стрит­арта, теперь их уже почти не разглядеть под толщей жирного колобкового шрифта «Шинник­Рыбинск». К слову, интересно, что по этому поводу думают фанаты ярославского футбольного клуба? Вряд ли «бомба» в центре Рыбинска положительно скажется на имидже команды, тем более что кодекс фаната стал суров, как никогда.
«У людей при виде баллончика первая реакция — это хулиган! Ругаются, прогоняют, иногда доходит до рукоприкладства. Но у нас совершенно разные идеологии, — проводит четкую черту Дмитрий Киселев. — Если наша команда стремится сделать что­то красивое, причем с разрешения хозяина стены, то для бомберов граффити — это не искусство и даже не протест, а своего рода экстремальный спорт». Нужно сделать свои ники и теги максимально быстро, пока тебя не поймали. И лучше на чистенькой стене. В историческом центре города. И делается это с одной­единственной целью — адреналин. Адреналин от того, что нагадил на самом видном месте. И при этом дяденька-полицейский не застукал. Или от того, что сбежал с «места преступления» неузнанным. Наверное, такой же адреналин накрывает тузика, задирающего ногу перед каждым забором.

Клин клином
Как бороться с засильем граффити на наших улицах? Вот мнение Натальи Обрядиной: «Это профилактические беседы в школах с разъяснением ответственности за умышленное повреждение чужого имущества, которое в зависимости от суммы ущерба может потянуть и на административную (ст. 7.17 КоАП), и на уголовную статью (ст. 167 и 168 УК), которые предусматривают лишение свободы. Если шаловливые ручки дотянулись до памятника архитектуры или истории и, не дай бог, воинского захоронения, то такое деяние может быть квалифицировано по ст. 214  УК — «Вандализм». Но самое главное в борьбе с граффитчиками — отношение граждан. Не оставайтесь равнодушными, проходя мимо компании, разрисовывающей стены. Обращайтесь в полицию, делайте замечания!»   
Свой способ борьбы предлагают и активисты молодежного движения «PRO-Рыбинск». «На сегодняшний момент легальных, официально разрешенных мест для граффити в городе нет. Мы осмотрели места, которые можно для этих целей использовать. Например, забор за речным училищем. Почему бы не отдать их для тех, кто хочет легально рисовать?» С таким предложением ребята хотят выйти в администрацию города.
К слову, власти тоже не стоят в стороне от проблемы граффити. Как сделать город чистым, обсуждали на прошлой неделе представители департамента образования и полиции. В первую очередь от «мусорных рисунков» нужно очистить школы. Ведь, согласно «Теории разбитых окон», неказистые каракули таят в себе серьезную криминальную угрозу. Визуальный хлам, как и разрушения или грязь под ногами, неизбежно провоцирует увеличение уровня вандализма и даже более серьезные правонарушения. Так что, дорогие бомберы, не обессудьте, если сегодня напишете какую-нибудь бессмыслицу на чужой стене, а завтра в той же темной подворотне лишитесь телефона или зубов. Закон жизни.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме