новости 31 декабря 2011

Территория любви и… пропаганды, или История одной коллекции

Что меня толкнуло на собирательство новогодних и рождественских открыток? Всё началось в 1961 году с поздравительной карточки от моей первой учительницы Рыбинской школы-интерната для глухих детей Веры Павловны Алексашиной. Потом последовала открытка от другого учителя — Николая Леонидовича Беляева. Эти первые поздравления от дорогих педагогов стали для меня священными. Их пожелания отличных успехов в учёбе стали девизом моей жизни. С той поры я получал ежегодно по 1990 год новогодние послания по 20-40 штук. Самые интересные поздравления от близких и милых мне людей (братьев, учителей, воспитателей, друзей, детей) собраны в одном альбоме. Он стал семейной реликвией. Когда я листаю его, остро чувствую дух каждого года. Если вы вникнете в суть открытки, то непременно возвратится чудесное детство, неизгладимое воспоминание о прекрасной поре. Как часто при этом сердце становится трепетным!

 

Бытует мнение, что коллекционеры — это чудаки, которым нечем заняться. Меня обычно спрашивают, что даёт мне увлечение собирательством? Отвечаю — многое. В первую очередь, это вклад в собственное духовное здоровье. Коллекционеры, как никто другой, постоянно находятся в поиске, умеют радоваться неожиданным, пусть даже не очень ценным находкам. Словом, человек, увлеченный коллекционированием, с раннего возраста до самых седин не теряет интереса к жизни, имеет возможность общаться с людьми, объединенными одной страстью, в любой стране мира.

Сегодня известно более 4000 дореволюционных и около 2000 советских открыток. Мне удалось собрать 300 дореволюционных оригиналов и фотокопий и 160 советских открыток по 1970 год. В моем семейном альбоме насчитывалось 79 самых лучших новогодних поздравлений с 1961 по 1999 год в мой адрес. Большая часть открыток отдана мной в Государственный архив на вечное хранение. Но в моей коллекции не только открытки, старинные и советские. Она включает марки, спичечные этикетки, значки, боны, старые монеты, различные дореволюционные издания. Моя супруга увлекается собирательством фотооткрыток советских киноартистов (1925-1990).

Откуда такие вещи в коллекциях? Никакого секрета нет. Просто с детства и до наших дней я получаю поздравительные открытки и берегу их как память о добре и внимании адресанта, так и копится наш семейный архив. В последнее десятилетие я активно взялся за поиск старинных открыток, особенно рождественских, которые были запрещёны в период СССР. Во время демократических преобразований они появились на барахолках, у антикваров, в обществе коллекционеров. Многое изменилось на моих глазах за минувшие годы. Новыми стали литература, кино, телевидение, увлечения. Иными становились и открытки. По ним мы можем проследить, как изменялась жизнь страны и наша с вами. В этих, казалось бы, чисто обывательских вещицах как в зеркале отражается дух времени и государственная идеология.

Теперь давайте познакомимся с историями, связанными с открытками, — познавательными и таинственными, курьёзными и поучительными.

У рождественских и новогодних открыток была своя предыстория: они заменили личные визиты для поздравления с праздником и поддержания родственных и дружеских связей, а также выражения почтения. Предшественницами открыток были визитные карточки, появившиеся в Париже в середине XVIII века. Они вскоре стали популярны во многих странах, в том числе и в России во время правления Екатерины II. При императрице в «Новый год, Пасху и Рождество личные посещения и развозка визитных карточек с раннего утра почитались обязанностью неизбежною». В середине XIX века газета «Северная пчела» писала: «Первое число января каждого года похоже на самый огромный облик суррогата правды, т.е. комплиментов. Настоящая комплиментарская ярмарка! А комплиментов этих такая пропасть, что их развозят по городу, в день Нового года на 36 929 лошадях (столько частных лошадей было в 1840 году)!»

Одна из историй связана с перевоплощениями Деда Мороза. Из персонажа фольклора он превратился в главного героя рождественских и новогодних праздников в конце XIX столетия. До революции празднование Нового года было неразрывно связано с Рождеством, а значит, с торжественными церковными службами и красочными народными обрядами. На открытках того времени часто встречаются изображения церквей, золотых куполов. Изображения Деда Мороза мы видим главным образом на рождественских, а не на новогодних открытках. Он бредет по заснеженным лесам, полям или по улицам, несёт мешок с подарками и ёлку, держит в руках посох — древний символ власти. Шуба его чаще окрашена в красный или коричневый цвет, реже в зелёный, синий, серый и белый. Более чем в половине сюжетов открыток ёлки ещё не установлены — их везут на санях или несут в руках люди, ангелы или Дед Мороз — Новый год ещё впереди! Все здесь дышит радостью и любовью.

Однако в 1917 году столь чтимый народом праздник и его герои оказались вне закона. С образованием молодой советской республики ёлки и вся новогодняя атрибутика в одночасье превратилась во враждебный буржуазный пережиток. Любые напоминания о Рождестве запрещались, под страхом уголовного преследования из домов исчезали новогодние елки, а вместе с ними и новогодние открытки. И только в 1937 году главный праздник зимы был наконец «реабилитирован». Именно к этому периоду завершается формирование привычного нам образа новогоднего волшебника.

Советский Дед Мороз, судя по открыткам, живет в ногу со временем. В эпоху грандиозных комсомольских строек он железнодорожник на БАМе. С тройки с бубенцами дедушка пересаживается на самолет, ракету и покоряет космос. В общем, активно участвует в общественной и производственной жизни советского периода: плавит металл, развозит почту, играет в хоккей, работает на ЭВМ. В СССР новогодняя открытка становится мощным средством пропаганды.

Интересна и судьба ёлки. Открытки показывают, что наши предки предпочтение отдавали большим ёлкам: зачастую они выше человеческого роста, их устанавливали на полу, в центре комнаты. В царской России верхушку новогоднего деревца любили украшать свечкой (более трети всех изображений) и чуть реже — Вифлеемской звездой. Эти атрибуты Рождества при возобновлении новогодней традиции в СССР бесследно исчезли. Вместе с ними с веток надолго слетели и политически неблагонадежные ангелы. На их месте появились другие звезды — красные пятиконечные. Надо понимать, что и наступление Нового года ознаменовалось не звоном церковного колокола, а боем Кремлевских курантов.

С 1960 годов высоких ёлок на открытках становится все меньше и меньше. В эпоху оттепели в моду входят маленькие, семейные, «уютные», негосударственные ёлочки. Чаще стали появляться и совсем уж «камерные» ёлочные ветки, а вот количество людей рядом с ними, изображения гуляний, игр и хороводов резко упало. В середине 1970-х выпускалось самое большое количество новогодних открыток с символами государственной власти: красной звездой, красным флагом, серпом и молотом, Московским кремлем, а также с изображением промышленной техники. Любопытно, что во время антиалкогольной кампании Горбачева исчезли все открытки с шампанским и вообще любыми бокалами.

И вот опять новый поворот в жизни страны и… новогодней открытки. И начиная с 1990-х, когда страна переживала смену строя, верхушки ёлок на открытках в унисон эпохе стали вдруг свободными или украшались идеологически нейтральными стеклянными шарами или шпилем. Осторожненько возвращаются религиозные сюжеты: свечи, ангелы, сцены рождения Христа. Появляются первые пореформенные рождественские поздравления.

История России сделала очередной виток и отразилась в малейших деталях открыток. Каких? Взгляните на свою новогоднюю коллекцию 2012 года и поймете сами.

 

 

Владимир Гусев, член Союза журналистов России, член Российского Общества историков — архивистов, член Московского клуба истории глухих, ветеран труда, отличник здравоохранения России, отличник Всероссийского общества глухих.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме