новости 18 января 2012

Формула успешной работы: хобби плюс лобби

Под лежачий камень вода не течет. Волка ноги кормят. Не поваляешь — не поешь. Какие еще народные мудрости можно вспомнить, чтобы определить роль лоббиста в нашей жизни? Из современного фольклора более всего подходит такая:

«У каждой бумаги должны быть ноги». Можно добавить: голова, руки и масса терпения.

В официальных документах должность Виктора Новикова сегодня звучит так: полномочный представитель администрации городского округа город Рыбинск. Наверное, суть работы в этих словах отражена, поскольку слова «представлять» и «лоббировать» в некоторых значениях пересекаются. Но все-таки лоббист или человек, который в «государственных и общественных структурах создает благоприятные и предсказуемые условия для работы своего заказчика» — администрации города, подходит Новикову больше. Уже 17 лет он лоббирует интересы Рыбинска в государственных органах власти. В основном это федеральное финансирование программ, самая яркая из которых — берегоукрепление в черте города и Рыбинского района. В активе Новикова — ремонт зданий старой биржи, библиотеки имени Энгельса (бывшей усадьбы Наумовых), реконструкция Дворца спорта «Полет», строительство корпуса в Доме престарелых, очистные сооружения Рыбинска. Все за счет федерального бюджета.

Наверное, все это можно было бы ожидать и без усилий полномочного представителя. Но, как показывает опыт иных городов, в отсутствие лоббиста денег будет в разы меньше, а сроки — больше. А порой и так: строка в бюджете есть, а денег все равно нет.

— А вам, Виктор Юрьевич, не кажется, что такая работа — это чисто российское изобретение? Зачем толкать то, что уже прописано в законе?

— Понятие лоббизма интернациональное. В конце концов, закон может быть реализован сегодня, а может — через годы. Вот я и работаю для того, чтобы деньги из федерального бюджета Рыбинск получал сегодня и по возможности — завтра.

Виктор Новиков по образованию строитель. Перечисление объектов, к которым он приложил руку в Рыбин-ске, займет не одну страницу. В основном это многоэтажки ДСК, жилые дома моторостроителей, пик строительства которых пришелся на руководство П.Ф. Дерунова.

— Я уже работал главным инженером строительного цеха, когда на завод вернулся из Москвы Павел Федорович, — рассказывает Новиков. — Помню, мы планировали достроить один панельный дом, четыре секции девятиэтажки на Свободе, 29, кирпичный дом на Радищева. А Дерунов заставил ввести в эксплуатацию все, что начали строить. Тогда, в 1976 году, было построено 54 тысячи квадратных метров жилья за год — максимальная цифра за все время моей работы.

Школу Дерунова Виктор Новиков вспоминает и сегодня. Достигай поставленной цели в интересах людей любыми доступными средствами, не пускают в дверь — забирайся в окно, закрывают окно — залезай в форточку. Эта наука упорства очень помогла, когда в 1996 году Новиков стал полномочным представителем Рыбинска. С тех пор он живет на два города, и Москва стала таким же местом работы. Правда, без кабинетов, секретарей и стационарных телефонов.

Новикова в столице можно попытаться найти в коридорах Государственной Думы РФ, кабинетах российских министерств, высокопоставленных чиновников. Именно там решается, на какие объекты, когда и сколько денег получит Рыбинск в текущем году. Там планируют бюджет государства, пишут федеральные программы, принимают прошения и запросы. Как раз последним и нужны ноги, иначе есть большая вероятность потерять отправленные заявки, технические и научные обоснования в ящиках столов и пачках бумаг многочисленных высоких чиновников.

— Как у вас терпения-то хватает на кабинетные заходы?

— Вспоминаю школу П.Ф. Дерунова, который учил искать пути решения неразрешимых проблем. Ну, и еще: если не я, то кто?

— У вас есть какие-то секреты общения с министрами?

— Скорее, есть опыт.

— Поделитесь?

— Все просто: прежде чем что-то просить, надо запастись доказательствами, собрать полный пакет обоснований. Тогда у чиновника пропадает всякая охота отказывать, потому что в чрезвычайном случае стрелки ему перевести будет не на кого.

— Что значит — чрезвычайный случай?

— Например, ситуация, которая складывалась несколько лет назад на берегах в поселке Волжский. Ее можно было назвать аварийной. Или когда сползал берег у МДК «Свобода». Точнее, у топливохранилища на 500 тонн мазута. Еще когда трещины буквально разрывали здание Рыбинского музея-заповедника. Сегодня все эти ситуации уже стабилизированы после осуществления берегозащиты.

— А бывали случаи, когда вам отказывали даже при наличии всех документов?

— Только не в конечном итоге. Помню, одна дама из министерства заявила: «Да пусть рухнет этот ваш Рыбинск!» Решал вопросы с ее начальником. И ситуацию удалось нормализовать.

— Нервы не срывались?

— Конечно, когда чиновник, полностью уверенный в своей правоте, говорит: «Мне это не надо», держать себя в руках дорогого стоит. Но стараюсь не срываться, такие срывы боком выходят.

— А как строите отношения с депутатами?

— Почти все, за редким исключением, помогали. Из бывших — А.И. Лисицын, А.А. Кокошин, из тех, кто работает и сейчас — А.Н. Грешневиков, А.Д. Куликов. Уверен, что найдем общий язык и с Валентиной Терешковой.

— По политическим пристрастиям не делите?

— Когда у тебя горит дом, ты не будешь спрашивать, кто к тебе идет на помощь — коммунист, единоросс или яблочник. Или как, например, определить роль каждого пальца в кулаке при нанесении удара?

— Что вы считаете своим самым большим достижением?

— Конечно, берегоукрепление. Рыбинск — единственный город в России, который на протяжении 17 лет получал деньги на эти цели из федерального бюджета. В кризисные периоды совсем мало, иногда — большие суммы. В 2011 году, например, было получено 160 миллионов рублей. Это позволит завершить берегозащиту и благоустройство набережной Волги на участке от ДС «Полет» до МУП «Водоканал».

— Какие задачи ставите на 2012 год?

— Конечно, продолжить работы по берегоукреплению. 6 участков Рыбинска удалось включить в федеральную программу развития водохозяйственного комплекса страны. И еще готовы все документы на строительство нового общежития для Рыбинского государственного авиационного технического университета. Осталось войти в федеральную адресную инвестиционную программу и получить деньги. Всего ничего.

— Какой период из 17 лет был для вашей работы наиболее комфортным?

— Скажу о самых некомфортных. Это период, когда глава города Сдвижков был в сложных отношениях с губернатором Ярославской области.

— Вам не кажется, что это неправильно, когда судьба всего города зависит от отношений между чиновниками?

— Может быть. Но любая работа движется лучше, когда отношения властей хорошие.

— Вам приходилось сталкиваться в общении с федеральными чиновниками с понятием «откат»?

— Мы всегда решали вопросы если не в лоб, то в обход. О каком откате может идти речь, если у нас, например, в 2011 году было поручение Президента России о выделении денег Рыбинску на работы по берегоукреплению?

— Вы лучше других знаете, чем чреват размыв берегов Волги в черте города. Вам самому не страшно?

— Нет. Я точно знаю, что все критические ситуации уже пройдены. Страшно было в ситуации, когда в 1992 году на Скомороховой горе доставали полуторатонную бомбу.

— ???

— Да, был такой случай в Рыбинске. Эта не взорвавшаяся бомба лежала со времен Великой Отечественной войны. Вот когда пришлось принимать решения о том, как ее извлекать из земли с глубины нескольких метров в районе частных застроек, рядом с многоэтажками, как затем без эвакуации населения транспортировать через город на полигон для уничтожения, тогда было страшновато. Зато потом можно было продолжать строительство микрорайона.

— Вам нравится ваша работа?

— Конечно, мне приятно видеть результат своей работы. В конце концов, я строитель.

— У вас есть мечта?

— Да. Увидеть завершенное укрепление всех 17 километров берегов Волги в Рыбинске.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме