«Каждый рубль, направляемый в социальную сферу, должен «производить справедливость». Справедливое устройство общества, экономики — главное условие нашего устойчивого развития в эти годы».

В. Путин

 

Россия — социальное государство. Мы имеем гораздо более высокий уровень социальных гарантий, чем страны с сопоставимым уровнем производительности труда и доходами на душу населения. В последние годы расходы бюджетной системы на социальную сферу составляют более половины в общих бюджетных расходах. Только за последние четыре года они выросли в абсолютном выражении в 1,5 раза — а в доле ВВП с 21% до 27%. Ни одна из социальных гарантий не была поколеблена в условиях кризиса 2008 — 2009 годов. Более того, даже в этот период росла зарплата работников бюджетного сектора, увеличивались пенсии и другие социальные выплаты. Но наши граждане отнюдь не удовлетворены существующим положением, и их неудовлетворенность справедлива.

Социальная политика имеет несколько целей, несколько измерений. Это поддержка слабых, тех, кто по объективным причинам не может зарабатывать себе на жизнь. Это обеспечение работы социальных лифтов, «равного старта» и продвижения каждого человека на основе его способностей и таланта. Эффективность социальной политики измеряется мнением людей — справедливо ли устроено общество, в котором мы живем.

Я не буду говорить об успехах — они есть. И в демографической политике, где удалось добиться серьезного сдвига к лучшему, и в пенсионном обеспечении, и в ограничении бедности. Есть реальные достижения в образовании, в охране здоровья, в культуре.

Но сегодня нам надо говорить о проблемах, которые не удалось решить, и о задачах, которые должны стать повесткой следующего этапа развития России.

Первое. Многие граждане не могут реализовать свои профессиональные знания, найти такую работу, которая позволяла бы иметь достойную зарплату и развиваться, строить карьеру. Плохо, с большими перебоями работают социальные лифты, начиная от системы образования. Эта проблема значительно обострилась в последние годы, когда большинство молодых работников, входящих на рынок труда, окончило вузы.

Второе. Недопустимо, вызывающе велика дифференциация доходов. Каждый восьмой гражданин России все еще живет за официальной чертой бедности.

Третье. За первое десятилетие XXI века принципиально изменилось представление о нормальных потребностях и возможностях средней российской семьи. Всего 10 — 12 лет назад речь шла главным образом о том, чтобы не скатиться за грань нужды, а целые социальные категории, прежде всего пенсионеры, были вынуждены существовать за этой гранью. Теперь же основная масса населения предъявляет запросы совершенно иного порядка. Социальная сфера не успела адаптироваться к этому. Население, и в первую очередь «средний класс», образованные и хорошо зарабатывающие люди, в своей массе остается неудовлетворенным уровнем социальных услуг. Несмотря на рост бюджетного финансирования образования и здравоохранения, сохраняется низкое качество, не остановлено расползание принудительной платности в этих сферах. Далеки от решения задачи создания комфортной среды проживания.

Четвертое. В условиях значительного сокращения численности населения трудоспособного возраста и увеличения старшего возраста неотложным становится кардинальное повышение эффективности социальных расходов. Если мы хотим сохранить и тем более качественно улучшить ситуацию, — другого выхода у нас просто нет.

 

Социальное измерение экономики

Люди разного призвания — предприниматели, рабочие, специалисты, «бюджетники» — должны иметь поле для реализации своего потенциала, поле для профессионального и социального роста.

Первое. Инженер, агроном, экономист, дизайнер — каждый из профессионалов должен получить возможность не просто работать по специальности, а строить профессиональную карьеру. А значит — постоянно повышать свою квалификацию, обучаться новым прикладным технологиям. При этом надо сделать квалификацию каждого видимой, различимой для работодателей.

Мы еще в 2006 году договаривались с объединениями предпринимателей, что они возьмут на себя создание системы профессиональных квалификаций. К сожалению, результаты очень скромные. За 5 лет утверждено всего 69 стандартов. Мягко говоря — это капля в море. По всей видимости, мы переоценили степень интереса крупных корпораций к национальной системе квалификаций, открытой для малого и среднего бизнеса. Значит, надо решать это как общенациональную задачу, подключить все ресурсы государства.

Предлагаю, чтобы Правительство до конца 2012 года совместно с предпринимательскими и профессиональными ассоциациями, с ведущими университетами страны приняло Национальный план развития профессиональных стандартов и создания открытой базы данных членов профессиональных ассоциаций.

Второе. В любой стране учителя и врачи, ученые и работники культуры — это не только костяк «креативного класса». Это те, кто придает устойчивость развитию общества, служит опорой общественной морали.

Безусловно, мы будем повышать эффективность работы наших систем образования и здравоохранения. Устранять ситуации, когда мы по инерции финансируем учреждения, которые работают откровенно плохо. Но ведь такая работа велась начиная с 90-х годов: проводились организационно-экономические реформы, менялись системы управления, вводились механизмы внешней оценки. Пока это не привело к заметному для народа улучшению качества образования и здравоохранения. По всей видимости, потому, что из рассмотрения регулярно выпадало самое важное — мотивация людей, которые работают в этих отраслях.

Считаю, речь о любых реформах в здравоохранении и образовании может идти только в том случае, когда эти реформы обеспечивают достойную оплату труда профессионалов-бюджетников. Врач, учитель, профессор на своей основной работе должны получать достаточно, чтобы не искать заработков на стороне. Не выполним это условие — все усилия по изменению организационно-экономических механизмов, по обновлению материальной базы этих секторов уйдут в песок.

Эффективно управлять качеством медицинской помощи, образовательных программ, научных исследований можно только опираясь на авторитет профессиональной среды. Восстановление профессиональной морали, самоуправление и самоочищение профессиональных коллективов — это то, на что вправе рассчитывать общество, пересматривая свои отношения с медицинским, учительским, научным сообществом.

Оплату бюджетников надо соотносить с конкретными условиями регионального рынка труда. Ведь человек сравнивает свою заработную плату не с абстрактными величинами, которые можно найти в статистическом справочнике, а с тем, что зарабатывают его соседи и знакомые, что может заработать он сам, перейдя из бюджетной сферы в бизнес.

При этом механическое повышение зарплаты всем и каждому неэффективно. Необходимо гораздо полнее учитывать в зарплате квалификацию и профессиональные достижения работника. Это значит, что рост базового уровня оплаты должен сочетаться с еще более быстрым увеличением фонда стимулирующих надбавок и доплат.

Мы сделали первый шаг в формировании эффективного контракта с учителями — а это миллион человек. Начиная с этого года субъекты Федерации при поддержке федерального бюджета должны обеспечить среднюю зарплату учителей не ниже средней по экономике региона.

Начиная с 1 сентября этого года будет повышена оплата труда преподавателей государственных вузов — до размера средней зарплаты по региону. В течение же 2013 — 2018 гг. средняя зарплата профессоров и преподавателей вузов будет постепенно увеличена еще в два раза и доведена до 200% от средней по экономике. При этом повышенная зарплата должна сразу устанавливаться тем, кто имеет научные результаты и пользуется уважением студентов и выпускников. С каждым годом доля таких лучших профессионалов будет расти. Выделяя достойных, конкурентоспособных преподавателей, мы обеспечим необходимое обновление кадров высшей школы.

Ресурсы для реализации этой задачи обеспечит государство — через регулярное увеличение нормативного финансирования программ высшего образования. А конкретную ответственность за ее выполнение будут нести ректоры вузов — мы включим соответствующие показатели в их контракты.

Аналогично за несколько лет будет постепенно повышена до эффективного уровня заработная плата преподавателей колледжей и профессиональных лицеев, мастеров производственного обучения, других педагогов, врачей, среднего медицинского персонала, научных сотрудников РАН и государственных научных центров, работников учреждений культуры. При этом для врачей и научных сотрудников целевой ориентир к 2018 году такой же, как для преподавателей высшей школы — 200% от средней зарплаты по региону.

Реализация этой задачи потребует значительных ресурсов — в совокупности до полутора процентов ВВП в год. Важно использовать серьезные внутренние резервы отраслей — в частности, реорганизовать неэффективные организации и программы. Такая реорганизация должна дать не меньше трети от необходимых средств.

В конечном счете заработная плата должна платиться не за факт принадлежности к определенному учреждению, а за реальный вклад в науку, образование, здравоохранение, культуру, в оказание обществу и гражданам конкретных услуг. Для руководителей вузов, медицинских и научных учреждений, финансируемых из бюджета, надо ввести по аналогии с ранее принятыми решениями по государственным корпорациям обязательность декларирования доходов.

Третье. Не менее значимая проблема — квалификация и социальное самочувствие рабочих — тех, кто является становым хребтом любой экономики.

Давно миновало время, когда рабочие могли иметь низкий уровень жизни, низкий уровень образования. Сегодняшний рабочий — это ответственный исполнитель сложных и меняющихся технических регламентов. В условиях, когда конкурентоспособные предприятия постоянно обновляют технологии, когда товары низкого качества быстро вытесняются с рынка — квалификация рабочего, его кругозор, его профессиональная гордость, его способность постоянно обучаться стали решающим фактором конкурентоспособности.

Между тем некоторые владельцы и менеджеры предприятий продолжают вести себя так, будто на дворе начало прошлого века. Как будто можно утвердиться на рынке за счет экономии на работниках. С 2004 по 2010 гг. в экономике произошло существенное увеличение доли работников, занятых в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам — на 17%. Удельный вес таких рабочих мест вырос с 21% до 29%.

Надо вместе с профсоюзами изучить возможность законодательно расширить участие рабочих в управлении предприятиями. Такое участие практикуется — например, в Германии в форме так называемых производственных советов. В компетенцию таких советов у нас могла бы входить ежедневная организация труда коллектива — от графиков рабочего времени до составления социального плана в случае закрытия каких-то производств, повышение квалификации работников.

Рынок труда квалифицированных рабочих нуждается в серьезных переменах. Необходимо построить внутри рабочих профессий социальные лифты. В России надо воссоздать рабочую аристократию. К 2020 году она должна составить не меньше трети квалифицированных работников — около десяти миллионов человек (с семьями — 25 миллионов).

Квалифицированные рабочие должны быть включены в национальную систему профессиональных квалификаций, оценка их профессионального уровня и получение новых квалификаций не должна замыкаться внутри отдельных предприятий, как это фактически сложилось в настоящее время. Это увеличит возможности рабочих на рынке труда, повысит их мобильность и в конечном счете — их заработки.

Четвертое. Мы совершенно недостаточно заботимся о возможностях, которые рынок труда предоставляет тем нашим гражданам, кто обладает не меньшими, чем другие, талантом и желанием работать и зарабатывать, но кому сложно «вписаться» в стандартные трудовые отношения. Это прежде всего люди с ограниченными возможностями здоровья (колясочники, слабовидящие, слабослышащие и ряд других категорий).

Мы в последние годы приняли целый ряд решений о налоговых стимулах для работодателей, использующих труд людей с ограниченными возможностями здоровья. Правительству вместе с заинтересованными общественными организациями до конца 2012 года надо оценить, насколько действенными оказались эти меры — и при необходимости предпринять дополнительные шаги в этой области.

В ближайшие годы надо создать систему, которая помогала бы каждому инвалиду, способному и желающему обучаться и работать — найти свою образовательную и профессиональную траекторию жизненного роста. От специализированной образовательной программы — до адаптированного к его специальным потребностям рабочего места.

Пятое. Предприниматели в нашем обществе все еще не чувствуют себя уверенно. В немалой степени это наследие 1990-х годов. Тогда предпринимательство, с одной стороны, зачастую было сопряжено буквально с риском для жизни, который создавали безнаказанные бандитские группировки, а с другой — нередко сводилось к дележу государственного имущества. Отсюда недоверие многих граждан к предпринимателям и недоверие многих предпринимателей к обществу и государству.

Многие наши граждане все еще нередко считают всякую крупную собственность несправедливо приобретенной и воспринимают крупных предпринимателей скорее как светских персонажей, чем как творцов, чья деятельность служит двигателем развития страны. (Отчасти поводы к этому дают и некоторые предприниматели).

Нужна история не просто успеха — но справедливого успеха с точки зрения окружающих. Успеха, доставшегося тяжелым трудом, умением рисковать, готовностью брать на себя ответственность за других.

В российском бизнесе уже есть массовый слой людей, которые настроены на перемены, которые хотят жить по-новому. Это хозяева малого и среднего бизнеса, это менеджеры, те, кто сегодня находится на втором-третьем этажах управления. Эти люди хорошо осознают неэффективность сложившейся модели бизнеса.

…На фоне общего повышения уровня доходов слишком медленно сокращается разрыв между наиболее и наименее обеспеченными группами населения. В нашей стране дифференциация доходов соответствует США и существенно выше, чем в Западной Европе. Определенная степень дифференциации доходов естественна для зрелой рыночной экономики, однако избыточный разрыв воспринимается как несправедливость и служит источником социальной напряженности. Поэтому важнейшая задача — уменьшение материального неравенства. Как за счет более адресной и эффективной социальной политики, так — и в первую очередь — за счет возможности каждому зарабатывать, обеспечить себе достаточный уровень доходов.

…Но тем, кто не может зарабатывать — или еще не работает, — государство будет адресно помогать.

 

Пенсии и социальная помощь

Предоставляемыми государством выплатами и льготами пользуются около 60% семей. Нам удалось существенно поднять уровень пенсий, будем повышать их и дальше, чтобы прибавка не съедалась ростом цен. В то же время на первый план выдвигается проблема помощи семьям с детьми.

Государство принимает меры, направленные на то, чтобы поддержать стремление семей к рождению второго и последующих детей. Эти меры, прежде всего введение материнского капитала, стали приносить первые результаты. Рождаемость повышается, и это радует. Но семья с детьми, особенно если их трое-четверо, часто сталкивается с ситуацией, когда мать не имеет возможности работать, а детям трудно дать то, что получают те их сверстники, которые являются единственными детьми у своих родителей. Да и при одном ребенке молодая семья испытывает серьезные материальные трудности, если родители не успели еще как следует утвердиться в своей профессии и вынуждены снимать жилье.

Абсолютно нетерпимо, когда рождение ребенка подводит семью к грани бедности. Полностью исключить такую ситуацию — национальная задача на предстоящие 3 — 4 года. Сегодня размеры большей части пособий на детей устанавливаются регионами, и во многих субъектах Федерации они, прямо скажем, постыдно малы.

В 2006 году мною был предложен комплекс мер по стимулированию рождения второго ребенка, включая и материнский капитал, который постоянно индексируется. Практика применения этих мер показала их результативность. Сегодня считаю возможным сделать еще один шаг вперед. Предлагаю ввести в субъектах Федерации, в которых сохраняются негативные демографические тенденции, специальное пособие семьям при рождении третьего и последующих детей, до достижения ими трехлетнего возраста — в размере прожиточного минимума ребенка. Конкретно — это будет означать прибавку около 7000 рублей в месяц. Федеральный бюджет окажет поддержку регионам, которые введут такое пособие, до 90% от необходимых средств в 2013 году с постепенным увеличением собственных средств региона до 50% к 2018 году. Это начало — давайте посмотрим, насколько полезной такая программа окажется. Если дело пойдет хорошо и экономические условия будут благоприятны — будем искать возможность поддержать и другие регионы. Хочу напомнить — те или иные меры поддержки отдельных групп регионов применялись и в советское время — например, для Дальнего Востока.

Ожидаю, что регионы с хорошей бюджетной обеспеченностью внесут существенный вклад в эту инициативу, взяв на себя большую долю расходов или увеличивая сумму помощи семьям.

Конечно, такие пособия не должны получать семьи, где родители имеют высокие доходы. Будет правильно ввести заявительный принцип предоставления пособий. Семья сможет обратиться за детским пособием, если в ней доход на человека, например, не выше, чем средний по региону. Пособие будет предоставляться без долгих предварительных проверок, но налоговые органы станут выборочно анализировать доходы получателей пособий, обращая особое внимание, например, на владельцев дорогой недвижимости. Думаю, что схожим образом надо будет со временем поступать и с другими выплатами, призванными помогать нуждающимся.

Мы не можем останавливаться и в совершенствовании пенсионной системы.

Пенсионное обеспечение, наверное, является самым большим достижением — и самой большой проблемой для нашей страны. Достаточно сказать, что мы тратим на пенсии больше 10% валового внутреннего продукта — это четверть всего бюджета «расширенного правительства».

…На восстановление размера пенсий у нас ушло больше 10 лет. Если заработная плата и общий уровень доходов восстановились к середине 2000-х гг., то полного восстановления размера пенсий по отношению к докризисному уровню 1990-х гг. российской пенсионной системе удалось добиться лишь в 2010 г. благодаря валоризации пенсионных прав и введения доплат к минимальным пенсиям до уровня прожиточного минимума пенсионера. Долги нужно отдавать. Российское правительство этот долг отдало.

Часто говорят — зачем Правительство подняло пенсии в 2009 году, практически сразу после выборов Президента? Сделай власть это сегодня, сейчас — и выборы, дескать, были бы в кармане, ведь пенсионеры чаще других ходят на выборы. Отвечу. Мы сделали это, как только смогли, как только появилась первая экономическая возможность. Все другое было бы безнравственно.

Пенсии непременно будут расти. Как и прежде, еще раз хочу сказать, что я против повышения пенсионного возраста. В то же время необходимо учитывать интересы тех, кто намерен продолжить работу по достижении пенсионного возраста и, имея хороший заработок, хотел бы отсрочить оформление пенсии, но зато значительно увеличить ее будущий размер. Уже в самое ближайшее время надо предусмотреть такую возможность.

Нужна совершенно новая пенсионная политика для среднего класса.

…Это предполагает в первую очередь развитие накопительного компонента пенсионной системы…

Когда речь идет об обеспечении человека в старости, государство должно не только гарантировать сохранность пенсионных накоплений, а заботиться об их устойчивой доходности. При необходимости — дополнять их своими средствами.

 

Образование и культура

Наша система образования и воспитания должна отвечать вызовам нового времени. При этом мы не будем отказываться от своего главного достижения — доступности образования. Но мы испытываем серьезные проблемы с качеством образования.

В качестве первоочередных национальных задач вижу следующие.

Первое. В течение ближайших четырех лет ликвидировать очереди в детские сады. В том числе — за счет расширения мест в семейных, негосударственных, корпоративных детских садах. Надо пересмотреть СанПиНы, которые сегодня мешают развитию таких форм, приблизить детские дошкольные учреждения к местам проживания детей. Надо включить организаторов и педагогов негосударственных детских садов в систему финансовой и методической поддержки со стороны муниципальных бюджетов.

Второе. Обеспечить социальное равенство в получении образования. Мы уже привыкли к тому, что отбор детей в престижные школы (и соответствующая конкуренция их родителей) начинается с первого класса. При этом в ряде наших крупных городов образовались группы школ с устойчиво низкими результатами обучения. В таких школах почти нет отличников, участников олимпиад, но много детей с трудностями в обучении, с неродным русским языком, с девиантным поведением. Школа перестает выполнять функцию социального лифта, начинает воспроизводить и закреплять социальную дифференциацию…

Третье. За последние десятилетия система дополнительного образования детей потеряла значительную часть своих кадровых и финансовых ресурсов. Кружки и секции сегодня посещает только половина школьников, и только четверть — бесплатно. Сильной деформации подверглась традиционно значимая сфера социализации — детский спорт. Число спортивных школ и секций растет, но часто они ориентированы только на перспективы перехода в большой спорт. Это порождает раннюю селекцию и отсев детей.

Необходимо вернуть систему дополнительного образования в сферу ответственности государства — на региональный уровень, оказывая при необходимости поддержку из федерального бюджета. Оплату педагогов дополнительного образования, уровень квалификации которых сопоставим с учительским (включая спортивные школы и школы искусств), надо поэтапно довести до уровня зарплаты учителей общеобразовательной школы. В результате этих мер мы рассчитываем к 2018 году увеличить долю школьников, вовлеченных в дополнительные программы, до 70 — 75%, в том числе не менее 50% — на бесплатной основе.

Четвертое. Предстоит серьезное обновление программы и методов работы школы, где мы — надо признать — серьезно отстали. Новые стандарты старшей школы должны обеспечить доступность для каждого школьника 5 — 6 профилей обучения, соответствующих склонностям и жизненным планам подростков…

Пятое. Пора навести порядок в стипендиальном обеспечении. Стипендия для тех, кому она реально необходима, кто без нее не сможет продолжать образование (и кто, разумеется, хорошо учится), должна достигнуть прожиточного минимума студента. На сегодняшний день это означает прибавку к стипендии в размере 5 тыс. рублей в месяц. По крайней мере, на первых курсах обучения, когда студент основное время должен уделять учебе, а не отвлекаться на подработки. За всем этим должны следить сами студенческие коллективы — студенты знают, как живут их товарищи, их трудно будет обмануть подложными справками. При этом мы, безусловно, продолжим практику выделения именных стипендий и спецгрантов для тех, кто показывает выдающиеся результаты в учебе и научной работе.

Шестое. …Надо методически и организационно обновить ЕГЭ, привлекать к контролю за проведением экзамена общественных независимых наблюдателей, защитить от злоупотреблений и искажений и при этом — сохранить его несомненные достоинства, рациональное зерно. Имею в виду — принцип независимой оценки качества образования детей и работы школьных педагогов. И главное — возможность для ребят из сельской местности, из отдаленных территорий, из семей с разным уровнем достатка продолжить обучение в лучших региональных и федеральных университетах.

Седьмое. Нельзя согласиться с теми, кто предлагает снизить прием в вузы, чтобы большинство молодых людей ограничивались обучением в техникумах или в системе профобразования. Эти предложения не учитывают настроя молодежи, причем настроя конструктивного, ценного для общества. Вместе с тем мы не можем сохранять положение, когда выпускник вуза заведомо не находит (а часто и не ищет) работы по профилю подготовки и идет работать туда, где ему заново приходится овладевать знаниями и навыками. Причина этого — несоответствие структуры бюджетных мест и реальных потребностей рынка труда…

Надо вернуть престиж и высокое качество российского высшего образования. Неприемлемо, когда мы зачисляем на бюджетные места (в том числе в сложных инженерных вузах) таких абитуриентов, которые по уровню своих знаний просто не смогут учиться по выбранной специальности. Надо создать такую систему, при которой поступать на бюджетные места будут в основном те, кто имеет отличные и хорошие результаты по профильным предметам или являются победителями предметных олимпиад.

Программы обучения в их прикладной части должны формироваться при непосредственном участии объединений работодателей. Мы — вместе с другими развитыми странами — уже нашли оптимальную форму подготовки профессионалов, владеющих прикладными компетенциями. Это прикладной бакалавриат, соединяющий базовое фундаментальное образование с получением востребованной на рынке конкретной квалификации. Теперь необходимо последовательно его развивать. К 2018 году доля прикладных бакалавров должна составить не менее 30 — 40% выпуска наших вузов.

Восьмое. Надо навести элементарный порядок в системе высшего образования. На рынке существует большое количество вузов (в том числе государственных), которые прямо нарушают право человека на получение добротных знаний. Рособрнадзор действует в этом отношении неэффективно. Предлагаю в 2012 — 2014 гг. силами наших ведущих университетов с привлечением ученых РАН и международных экспертов провести аудит всех образовательных программ высшего профессионального образования. В первую очередь — по экономике, юриспруденции, управлению, социологии.

Вузы, которые потеряли рынок труда для своих выпускников, которые не ведут серьезных исследований, будут присоединены к сильным университетам со сложившимися коллективами и традициями. Этот процесс уже стартовал. Государство выделит дополнительные средства на восстановление научных школ и на необходимую дополнительную подготовку студентов «присоединенных» вузов.

Девятое. Восстановить престиж и актуальность обучения прикладным квалификациям. Привязать их к конкретным технологиям, представленным на рынке. И обучение вести, как правило, на базе полноценного среднего образования, получаемого в школе. В этом случае потребуется не 3 — 4 года, как сейчас, а не больше года, а иногда и полгода. Зато это будет действительно напряженный учебный труд — на реальных рабочих местах, с лучшими профессионалами в качестве наставников. И получать такую подготовку человек сможет не раз в жизни, а по мере необходимости, столько раз, сколько нужно. Создавать такие центры будем совместными усилиями государства и работодателей. Профлицеи и колледжи станут многопрофильными центрами, где проводится обучение по широкому набору таких программ. Разумеется, делать это надо осторожно, не ломая сложившихся форм там, где они работают эффективно и люди ими довольны.

Инвестиции в образование станут нашим ключевым бюджетным приоритетом. Ведь это не только подготовка кадров для экономики, но и важнейший фактор социального развития общества, формирования объединяющих нас ценностей. В этом отношении роль образования смыкается с ролью культуры.

Надо признать, в прошедшее десятилетие внимание к развитию культуры было недостаточным. Нас успокаивали, с одной стороны, растущий платежеспособный спрос на посещение концертов и театров, а с другой — широкое распространение интернета, в котором неплохо представлены в том числе вполне достойные культурные блага. Разумеется, государство, со своей стороны, стимулировало художественное творчество и поддерживало музеи, библиотеки и другие учреждения культуры. Но масштабы такого рода активности отставали от роста коммерческой составляющей в сфере досуга. Излишне коммерциализированными (а многие говорят прямо — пошлыми) стали и программы федеральных телеканалов…

Первое. Необходимо обеспечить широкий, без каких-либо ограничений, доступ каждого гражданина к национальным и мировым культурным ценностям. Государство поддержит формирование публичных электронных библиотек, музейных и театральных интернет-ресурсов, будет приобретать права на бесплатное размещение в интернете выдающихся фильмов и спектаклей.

Второе. Культурные практики должны вернуть себе ключевое место в организации досуга людей. Мы будем развивать систему самодеятельного художественного творчества — начиная со школы, где необходимо предусмотреть позицию организатора детского творчества (которым в каждом данном случае может быть режиссер, художник, хореограф или музыкант) и выделить другие необходимые ресурсы. Важно, чтобы дети уже в школе приобщались к национальной культуре народов России.

В крупных и средних городах будет развиваться практика, когда музеи работают допоздна. «Ночи музеев» успешно проходят в Москве, в других наших городах.

Особое внимание государство будет уделять работе музеев, театров, библиотек и творческих клубов в малых городах. Сейчас там наибольший дефицит культурного досуга. Министерству культуры вместе с руководителями регионов надо создать — и широко обсудить с интеллигенцией — проект государственной программы развития культуры в малых городах.

С учетом того, что значительная часть музейных ценностей находится в запасниках, а не в выставочных залах — надо создать передвижной фонд наших национальных музеев, который наполнит галереи малых и средних городов России, даст возможность многим людям прикоснуться к высокой культуре.

Третье. Будет расти финансирование системы грантов, предоставляемых на конкурсной основе деятелям искусства и художественным коллективам, в том числе молодежным. Надо перенять практику приглашения молодых деятелей искусства из разных стран — предоставления им стипендий, условий для творчества и общения друг с другом. Такие международные центры есть во многих городах Европы и вносят большой вклад не только в качество культурной среды, но и в распространение в мире национальной культуры. В свою очередь, мы будем расширять стипендиальные программы и для молодых российских деятелей искусств — давая им возможность поработать в новых для себя городах и регионах.

Четвертое. Цифровое телевидение дает возможность создать общенациональные специализированные каналы. Нам нужно иметь каналы, посвященные классической музыке, театру, изобразительному искусству и архитектуре, «литературный» и «исторический» каналы. И, конечно, несколько каналов «детской классики» для каждого возраста.

 

Сохранение человека

В 2011 году была создана принципиально новая правовая база развития российского здравоохранения. С ее помощью четче и справедливее будут распределяться средства на финансирование медицины, а пациенты получат широкие возможности выбирать врача и лечебное учреждение. На полную реализацию возможностей, которую создает правовая база, уйдет несколько лет. В это время необходимо решить еще целый ряд проблем отечественного здравоохранения.

Первое. Пациенты не удовлетворены качеством медицинских услуг. В первую очередь это связано с квалификацией врачей и медсестер. Одновременно с обеспечением конкурентоспособной зарплаты медиков необходимо в течение ближайших 4 лет провести оценку уровня профессиональной квалификации врачей, причем сделать это в сочетании с обновлением программ повышения квалификации. Профессиональные ассоциации медиков должны сыграть решающую роль в такой оценке.

Второе. Немалые резервы повышения качества медицинского обслуживания связаны с улучшением его организации. В большинстве случаев амбулаторное лечение комфортнее для пациента и дешевле для государства. Недаром в экономически развитых странах его доля в составе медицинской помощи намного выше, чем у нас.

Но, улучшая и развивая амбулаторное лечение, мы должны учитывать, что его эффективность зависит от применяемых медикаментов. Нужна продуманная дорожная карта развития лекарственного обеспечения. Иначе мы просто потратимся на подарок зарубежной фарминдустрии. Мы уже приняли программу развития отечественной фармацевтической промышленности, производства медицинской техники, направив на эти цели большие средства — больше 120 миллиардов рублей. Теперь надо принять меры по организации рынка такой продукции, системе информирования потребителей. Последним должны заниматься врачи, их профессиональное сообщество — а не сами производители лекарств и оборудования.

Третье. Необходимо повысить ответственность каждого человека за состояние своего здоровья. Иначе никаких денег не хватит. Сегодня у нас 80% людей не занимаются физкультурой или спортом, 65% регулярно употребляют крепкие спиртные напитки или курят, 60% проходят медобследования только в случае болезни. При этом большинство опрошенных уверено, что следят за своим здоровьем!

Четвертое. Охрана здоровья — это прежде всего предотвращение заболеваний, и ключевую роль здесь имеет формирование здорового образа жизни. Мы будем создавать условия для бесплатных занятий физкультурой по месту жительства и на работе, настойчиво и жестко бороться с распространением наркотиков, принимать меры, нацеленные на снижение потребления алкоголя и табака.

 

Жилье

Обеспеченность граждан России жильем с советского времени выросла на 40% — до 22 м2 на человека. Доля коммуналок упала в четыре раза. Но если сравнивать с европейскими странами, с США, — то, что мы имеем, выглядит очень скромно. Непомерно, непропорционально возросла стоимость жилья. У нас сейчас только четверть граждан имеет возможность построить или приобрести новое жилье. По расчетам экспертов, если откладывать всю зарплату, то на квартиру в 54 м2 в 1989 году можно было накопить за 2,5 года, а сейчас — за 4,5. (Это при том, что относительная стоимость большей части товаров резко упала, они стали доступнее). Именно снижение доступности жилья воспринимается многими нашими гражданами как снижение качества жизни по сравнению с СССР. Отсутствие перспектив в этой области искажает жизненные приоритеты людей.

Мы сегодня помогаем получить жилье ветеранам, офицерам армии, молодым семьям. Переселяем людей из ветхого жилья, где нет человеческих условий для жизни. Мы подсчитали свои возможности — до конца 2012 года выделим на жилье для ветеранов дополнительно еще 30 миллиардов рублей. Хочу сказать — мы будем продолжать и расширять эту практику, в первую очередь для молодых семей с детьми.

Но этого недостаточно. Средний класс должен иметь возможность приобрести новое жилье, используя ипотечные механизмы. Пока ипотека недоступна для большей половины среднего класса, особенно в крупнейших городах, где стоимость жилья завышена.

Что мы предполагаем делать?

Первое — снижать стоимость строительства, и не за счет заработной платы и охраны труда рабочих, а за счет снижения цен на строительные материалы, прекращения раздувания цен из-за коррупционной нагрузки на строительный бизнес. Он сегодня буквально тонет в согласованиях. Наверное, две трети усилий и затрат специалистов строительных фирм приходятся на прохождение разнообразно выстроенных бюрократических барьеров, а не на организацию производства.

Мы введем конкурентный порядок экспертизы строительных проектов — сегодня многие проекты лежат там буквально годами. Строители могут обратиться не только к государственной, но и к частной экспертизе. Мы переведем излишние процедуры согласования и строительного надзора в уведомительные — строителям это позволит сэкономить большие ресурсы.

На региональном уровне надо обеспечить устранение искусственного монополизма как строителей, так и поставщиков базовых строительных материалов…

В совокупности мы можем снизить цены на современное комфортабельное жилье не менее чем на 20%, а в отдельных регионах — до 30%.

Второе. Введение в экономический оборот большого количества земельных участков — как в ходе расширения «агломерационного радиуса» крупных городов, строительства местной дорожной и инфраструктурной сети (я об этом писал в «экономической» статье), так и в результате изъятия их у тех государственных учреждений и ведомств, где они лежат мертвым грузом. Здесь не может быть никаких «священных коров». При этом земля должна предоставляться тем, кто строит социальное, экономичное жилье и социальные объекты — бесплатно (в обмен на ограничение продажной цены жилья). Правительство представит соответствующую программу не позднее осени этого года.

Третье. Цена ипотеки должна снизиться вместе со снижением инфляции. Должны получить развитие сберегательно-накопительные механизмы — типа немецких стройсберкасс. Мы начали ряд региональных пилотных проектов в этой области, будем их расширять. Наконец, мы будем расширять программу субсидирования процентной ставки по ипотеке для молодых семей, а также для работников бюджетного сектора…

Четвертое. Наряду с расширением возможностей купить квартиру надо создать цивилизованный рынок арендного жилья. В большинстве стран Европы, например, от трети до половины семей арендует жилье всю жизнь и не испытывает по этому поводу никакой ущемленности. Для этого надо стимулировать создание специализированных компаний — как самими девелоперами, так и независимых. Создать типовые контракты, гарантирующие права долгосрочных арендаторов. Ведь сегодня у нас тот, кто снимает квартиру, психологически «живет на чемоданах».

Считаю это важным еще и потому, что доступное арендное жилье — это важное условие роста территориальной мобильности наших граждан, экономической конкуренции городов и регионов.

Для людей с невысокими доходами будем создавать программы развития некоммерческой аренды жилья.

В совокупности представленные меры дадут возможность к 2020 году решить проблему доступности нового жилья не для четверти, как сейчас, а для 60% российских семей. А к 2030 году — снять проблему полностью.

Среда обитания

 Особая, больная проблема для нашей страны — состояние жилищно-коммунальной инфраструктуры. Платежи за коммунальные услуги составляют заметную и, надо признать, — возрастающую часть расходов семей. Сегодня люди оплачивают уже больше 90% от так называемого экономически обоснованного тарифа, а конца росту запросов коммунальщиков не видно. При этом качество многих услуг — от уборки домов и прилегающих территорий до ремонта жилого фонда — совершенно не соответствует их стоимости.

Данные из многих регионов свидетельствуют: проблема в локальном монополизме и бесконтрольности поставщиков коммунальных услуг. В неумении — или нежелании местной власти выстроить конкурентные условия на этом рынке…

Общими усилиями нам необходимо навести порядок в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Первое. Необходимо широкое обучение граждан основам законодательства и экономики ЖКХ. Надо поддержать формирование сети общественных организаций, помогающих жителям организоваться, защищать свои права, контролировать выполнение предприятиями ЖКХ своих обязательств.

Второе. Перейдем к установлению социальной нормы потребления коммунальных ресурсов, что позволит сделать их оплату более справедливой. При этом важно разработать компенсирующие меры, чтобы не пострадали пожилые люди, оставшиеся одни в большой квартире, если они жили в ней больше 10 лет.

Третье. Только за счет средств бюджета и платежей граждан за коммунальные услуги осуществить модернизацию ЖКХ не удастся. Ключом к решению задач по модернизации коммунального хозяйства является создание благоприятных условий для привлечения частных инвестиций в эту отрасль. Задача частного бизнеса в ЖКХ — реализовывать масштабные инфраструктурные проекты, а не латать дыры за счет тарифов. Для этого стоимость коммунальных услуг будет устанавливаться как минимум на три года вперед, а тарифы на этот срок рассчитываться по простой формуле, понятной и потребителю, и инвестору. Главное — тарифы будут зависеть от качества и надежности предоставления услуг.

 

* * *

Ключевая проблема социальной политики России — даже не объем ресурсов, который мы направляем на решение социальных задач. А эффективность, целевой характер проводимых мер. Нам необходимо в ближайшие годы изменить ситуацию, ликвидировать все зоны потерь в социальном секторе, когда ресурсы тратятся впустую, направляются не тем, кто в них отчаянно нуждается, а людям, которые могут легко прожить без этого; когда мы по инерции поддерживаем учреждения, не обращая внимания на эффект их работы для граждан; когда мы ставим интересы тех, кто работает в социальных учреждениях, выше интересов тех, на кого они работают.

В наступившем десятилетии мы должны изменить ситуацию. Каждый рубль, направляемый в социальную сферу, должен «производить справедливость». Справедливое устройство общества, экономики — главное условие нашего устойчивого развития в эти годы.

«Комсомольская правда». Печатается в сокращении

 

Мнения

Демократия есть честность плюс ответственность

Всплеск социальной активности, который демонстрирует российское общество в последние месяцы, вовсе не стал для «верхов» чем-то неожиданным. В своей статье «Демократия и качество государства» премьер-министр Владимир Путин прямо заявляет: «Изменившиеся требования к власти, выход среднего класса из узкого мирка строительства собственного благосостояния — это результат наших усилий. Мы на это работали». И даже некоторое опережение активности граждан относительно «готовности» государства к переменам — знак скорее позитивный. Другое дело, что изменившиеся условия диалога требуют наладить еще более четкий и плотный контакт.

Отсюда следует еще один важный путинский посыл: общество, активно участвующее в жизни государства, формирующее его повестку, неизбежно должно разделять ответственность за результаты воплощения этой повестки в жизнь. «Тот, кто предлагает решения и программы, несет ответственность за их реализацию. Те, кто выбирают «принимающих решения», понимают, кого и что они выбирают. Это принесет доверие, конструктивный диалог и взаимное уважение между обществом и властью». В контексте грядущих выборов эти слова наполняются особым, практически судьбоносным смыслом.

Не меньше задач ставится и перед теми, кто представляет государственные органы. По этому поводу Владимир Путин прямо заявляет о необходимости создания конкурентной среды не только в экономической сфере,

но и в управленческой среде — в частности, среди государственных чиновников. Для этого глава Правительства предлагает наладить «мониторинг, выявление и широкое внедрение лучших практик госуправления». Критерий эффективности их работы достаточно прост — как можно больше практической пользы, которую легко ощущают на себе жители конкретного региона, города, поселка.

Для жителей Ярославской области, активно заявивших свою гражданскую позицию на думских выборах в декабре минувшего года, озвученные Путиным тезисы — явно не пустой звук. Тем интереснее ознакомиться с их комментариями

 

Юрий Ласточкин,

глава города Рыбинска:

- Демократия — это ничто иное, как возможность народа участвовать в управлении и влиять на свою жизнь. Не важно, какой это уровень управления: муниципальный, региональный или государственный. Конечно, человеку ближе и важнее то, что происходит на муниципальном уровне — выборы депутатов, главы города, участие в работе общественных организаций, возможность высказать свою точку зрения в СМИ, в том числе и электронных. Безусловно, важен диалог между властью и людьми, которые в этом городе проживают, понимание властью их потребностей и проблем. Сегодня происходят достаточно серьезные изменения в этом вопросе. Все последние события — тому подтверждение. Власть должна больше учитывать то, что нужно людям. На муниципальном уровне это проще: нам не нужно объяснять, что нужно в первую очередь, потому что мы живем в одном городе, видим проблемы изнутри: дворы, дороги, детские сады, школы, городскую инфраструктуру. Но у нас есть очень серьезная проблема — это ограниченность ресурсов. И со стороны руководства страны есть понимание этого. Не зря в своей статье премьер-министр Владимир Путин говорит о том, что нужно дать больше полномочий на места. Не чиновник в Ярославле должен решать, что делать в Рыбинске с двором, с той или иной школой. Отдайте нам деньги, трансферты, субсидии, и мы сами направим их на нужные для города дела. Хотите проверять — пожалуйста, здесь все открыто, прозрачно. Это первое.

Второе, коммуникации. Мы открываем для рыбинцев возможности интернет-приемной. Она уже работает, и злободневные вопросы через нее поднимаются. Важно, что людям небезразлично то, что происходит в городе, но, самое главное, чтобы при этом они осознавали свою ответственность за судьбу не только малой родины, но и страны. Мы с вами голосовали в декабре, мы будем голосовать 4 марта. И надо со всей ответственностью подойти к этому событию, во-первых, прийти, не игнорировать выборы, во-вторых, проголосовать: не за обещания и какие-то посулы, а в полной мере понимая, по какому пути пойдет развитие страны.

 

 Дмитрий Романов, генеральный директор

ОАО «Техническая бумага»:

- Управление Россией с ее огромной территорией, несколькими климатическими зонами и часовыми поясами, большим количеством субъектов Федерации легким делом быть не может. И если говорить о развитии федерализма, о выборности регионального уровня управления, перераспределении полномочий, то, на мой взгляд, необходимо предусмотреть распределение политической и экономической нагрузки на местные власти.

Соглашусь с утверждением о необходимости дальнейшей реформы судебной системы. Простой гражданин действительно гораздо уязвимее чиновника, с которым он спорит. Более того, система государственного обвинения в стране развита хорошо: следственные комитеты, судебные инстанции. Но государственного органа — аналога частной адвокатуре — не существует. На мой взгляд, функции общественной защиты позиции граждан могли бы взять общественные палаты — независимые от влияния власти органы. Кроме этого, необходимо расширить полномочия суда присяжных, поскольку это направление судопроизводства не получило развития.

Развивая мысль премьера об информационной открытости судов, можно говорить и об ответственности судей за незаконные решения, которые отменяются вышестоящими судебными инстанциями. Тем более что федеральных судей назначает Президент страны. Значит, он имеет полное право их и снимать.

В рамках демократизации политической системы поддержу всех, в том числе и Владимира Путина, в выборности губернаторов и снижении проходного порога для политических партий на выборах депутатов. Но думаю, что нет никакого смысла облегчать условия регистрации партий. Мы уже проходили период в нашей истории, когда партийных объединений было так много, что граждане не могли не только в них разобраться, но даже запомнить их названия. В конце концов, если идея не вдохновляет определенное законом количество граждан, значит, она не может быть партийной, а партия — официально зарегистрированной.

Информационное пространство существенно расширилось за счет интернета — это бесспорно. Оно оказывает все большее влияние на сознание общества. Этот процесс невозможно контролировать. Его надо изучать и ему надо помогать. Информация может быть объективной, она может содержать частное мнение. А государство в общий информационный поток должно давать правдивую информацию. Тогда общая картина может быть близкой к истине.

Думаю, что трудности нашего периода заключаются в том, что мы восстановили утраченные позиции, а это бег на месте. Ситуация требует развития. В то же время движение вперед — это неизвестность, еще не описанная законами. В этом сложности не только для государства, но и в отношениях между властью и обществом, которые порождают всплески недовольства. Но в любом случае стабильность лучше, чем нестабильность, если под стабильностью понимать планомерное движение вперед.

 

Борис Логинов, директор ООО «Логкомпани»:

- В чем я полностью согласен с Владимиром Путиным, так это в его намерении вернуть выборы губернаторов. Избранный на прямых выборах губернатор «потянет» проблематику региона в центр. Он будет проводить свою политику, в которой должен разбираться лучше, чем государственная власть. И здесь излишни «контроль и реагирование» за деятельностью губернаторов президента. Народ вполне справится и с выборами, и с отзывом глав регионов.

Бесспорно утверждение, что «центр должен уметь отдавать и перераспределять полномочия. И не только полномочия, но и источники финансирования местных и региональных бюджетов». Пусть каждый регион работает сам на свои деньги. И не надо бояться того, что есть в числе регионов слабые и сильные. Люди будут сами выбирать, где им жить. В США например, много брошенных городов, которые не смогли сами себя обеспечить. А развиваются перспективные территории, куда и стремятся люди со всей страны. Это нормальный процесс, в который стоит вмешиваться как можно меньше.

Например, я не могу предъявить власти Рыбинска ни одной претензии. Она выжимает из ситуации все, что можно. Ей надо дать деньги, которые собираются в Рыбинске. Скажем, мое предприятие платит с рубля дохода 50 копеек в виде налогов в федеральный бюджет, 15 копеек — в областной и только 5 копеек в рыбинский бюджет. Надо отдать на места и деньги, и полномочия, а уже потом спрашивать работу.

Автор теории решения изобретательских задач Генрих Альтшуллер утверждал, что идеальная система — это когда системы нет, а функция её сохраняется и выполняется. Переводя на язык политики, можно сказать: идеальная власть — это когда ее не замечаешь, а все свои функции она исполняет. Конечно, в нашей жизни не может быть ничего идеального. И Владимир Путин прав, когда говорит о необходимости диалога власти и народа. Причем не в режиме «вопрос-ответ», а в русле конструктивного и плодотворного сотрудничества. Я, например, много раз в письмах и через интернет обращался с предложениями к федеральным и региональным чиновникам по различным поводам. Каждый раз мне отвечали в течение обусловленного законом месяца. Вроде никаких видимых нарушений, но эти ответы можно назвать только отписками. Здесь как раз можно применить предложение премьера о введении жесткой ответственности чиновников за свою работу вплоть до дисквалификации.

 

Юрий Мельников, редактор сайта РЫБИНСКonLine:

- Мне нравится идея интеграции «интернет-демократии» в систему взаимоотношений власти и общества. Но вот боязнь Владимира Путина «анонимности» при голосовании в сети за какую-либо общественную инициативу напрасна. Неважно, что человек, поддержавший такую инициативу, подписался как Дред, а в жизни это Иван Иваныч Сидоров. Главное, он высказал свое мнение. А социальные сети уже научились отфильтровывать ботов и троллей от реальных пользователей. И если в поддержку инициативы (или наоборот) проголосовала сотня тысяч пользователей, 10 тысяч анонимных ников принципиально ничего не решат — это же не референдум, а выявление общественного мнения.

У нас есть отличные примеры: администрация Рыбинска коренным образом обновила свой сайт и поэтапно внедряет элементы этого самого «электронного правительства» — совсем недавно на сайте заработала интернет-приемная.

Рискну предположить, что в ближайшем будущем на сайте будут публиковаться проекты знаковых решений местной администрации с возможностью публичного обсуждения. Тенденция информационной открытости прослеживается на всех уровнях — от муниципальных предприятий до городского УВД. Хотя есть и перегибы. Иначе не назвать требование прокуратуры к детским садам обзавестись собственными сайтами. Будет спрос — будет и сайт. Хоть у детского сада, хоть у каждого чиновника или подъезда. И не стоит административно подталкивать органы власти на местах к внедрению «электронного правительства». Все это может свестись к ненужным тратам и профанации идеи.

А вот бОльшая информационная открытость судебной системы, безусловно, нужна. Несмотря на то, что законодательно предусмотрена публикация судебных актов, на практике этого нет. И очень жаль. В условиях неподсудности судей была бы полезна публикация всех судебных актов. Зная, что любое определение или другой судебный документ будет предан публичности, судья будет взвешенней принимать решения. Да и учитывая то, что у нас не прецедентное судебное производство, другим судьям и участникам процесса будет полезно знать, какое решение по аналогичному делу принял тот или иной судья.

 

Сергей Дмитриев, предприниматель:

- Я впервые слышу от представителя власти такого уровня откровенные признания, что разговоры о коррупции банальны, и репрессивными методами победить ее невозможно.

Если упустить подношения врачам и учителям, то предприниматели — это те, кто в первую очередь страдает от коррупции. Время от времени какого-то чиновника уличают за взятку, под объективы телекамер торжественно сажают за решетку. А проблема остается.

Владимир Путин прав, когда пишет: «Борьба с коррупцией должна стать подлинно общенациональным делом, а не предметом политических спекуляций, полем для популизма, политической эксплуатации, компанейщины и вброса примитивных решений — например, призывов к массовым репрессиям». Во-первых, коррупции не будет, когда не будет взяток и откатов — того, что предлагает чиновникам бизнес. И во-вторых, никто из оппозиции еще не предложил реальных методов борьбы с мздоимством, зато обвинений к действующей власти высказано много.

 Если воспринимать коррупцию как исторически неизбежное явление, можно смириться и махнуть рукой. Но я думаю, что такие методы, как полная прозрачность доходов чиновников и членов их семей, могут ограничить их аппетиты. И считаю необходимым вернуть конфискацию имущества осужденного за взятку. Либерализация Уголовного кодекса возможна до разумного предела.

Сегодня работа чиновника стала действительно одной из самых привлекательных для молодежи. Она кажется им престижной, доходной и не пыльной. Это не просто иллюзия, которую создают средства массовой информации, рассказывающие о сверхдоходах чиновников. Мне кажется, государству надо ввести жесткую систему требований при поступлении на должности государственных служащих. Речь идет не только о квалификации, но и о возрастном цензе. Если человек еще не приобрел жизненного опыта, не начал разбираться в отношениях людей и не отработал в коллективе несколько лет, путь на госслужбу ему должен быть закрыт.

Добавляйте и рекомендуйте:
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • Блог Я.ру
  • LiveJournal
  • МоёМесто.ru
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Blogger
  • Блог Li.ру
  • PDF
  • Print
  • RSS


Рекомендуем:

  • 30.04.2014 Работы меньше, а урожай- больше (0)
    Впереди - большие праздничные выходные, и в эти долгожданные денечки многие уедут на дачи. Кто-то проведет свою посевную по старинке,  кто-то перерыл гору специальных книг и журналов, […]
  • 22.06.2011 Вода мрамор точит (0)
    В ночь на 17 июня в микрорайоне Переборы произошло обрушение стены местного культурно­досугового комплекса. На западной стене, на уровне 2-3 этажа здания обвалилась мраморная плитка На […]
  • 02.07.2015 В море тайги (0)
    На минувшей неделе в Рыбинском драматическом театре состоялась премьера спектакля «Есения», поставленного режиссером Константином Демидовым. Спектакль - воплощение классического […]
  • 30.10.2013 Женский выбор (0)
    23 октября голубой зал РЗП собрал активисток городского женсовета - женщин, неравнодушных к чужой беде, несущих людям радость человеческого общения и участия,  творящих добро по зову души […]
  • 17.04.2013 К сведению будущих мам! (0)
    С января 2013 года Законом Ярославской области от 28.11.2011 № 45-з «О временных мерах социальной поддержки граждан, имеющих детей» установлена единовременная выплата женщинам, вставшим на […]