новости 20 июня 2012

На «дне» дома № 13

Не зря в народе говорят, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Пожар, случившийся 1 июня в офисных помещениях 3-го этажа на Стоялой, 13, привлек внимание к этому дому в исторической части города. На дворе 21-й век, но многие блага цивилизации так и остались для его жильцов чем-то из области фантастики. Позабытые коммунальными службами, они живут в постоянном страхе возникновения пожара, обрушения аварийных потолков, гадая, какая беда придет первой.

 

Смех сквозь слезы

Железная дверь ведет в обшарпанный подъезд, где облупившаяся краска свисает лохмотьями. Стены, десятки лет не видевшие ремонта, как после бомбежки, все в сколах и трещинах, будто иссечены пулями. В нос бьет характерный запах затхлости и сырости. Поднимаемся по деревянной лестнице. Ее ступени стерты так, что кажется, что «ей 100 лет в обед». В этом мы не далеки от истины. Она стоит с основания дома, которому около века. Зияющая дранка на месте штукатурки на лестничных перекрытиях — свидетельство того, что лестница находится в аварийном состоянии. Коммунальщики не нашли ничего лучше, чем «заботливо» залатали дыры в полу обрезками ДСП.
В окне в подъезде не хватает трети стекол, не мудрено, что зимой здесь бородой висят сосульки, а голая батарея отопления обогревает улицу. Вместо того чтобы вставить стекла, при подготовке дома к зиме специалисты УК «Управдом» просто прикрыли окно пленкой, чтобы не дуло.

 

Общая территория

Заходим в одну из «коммуналок» на третьем этаже. Взору открываются закопченные стены общей кухни, никогда не видевшие обоев, железный рукомойник с резиновой трубкой и многочисленные ведра, тазы. Потолок «украшают» цементные разводы. Деревянные рамы на окнах рассохлись настолько, что не закрываются, многих стекол нет — сплошная вентиляция.

Как бельмо на глазу, белая современная батарея, толку от которой, что называется, как от козла молока, на ней можно только подсушивать пакеты. Сидя в комнатах и надев на себя все, жильцы жалеют только об одном, что поторопились сломать печи.

8-10 градусов в помещении зимой — это уже почти тепло. На кухню, правда, за водой идти страшно — там 3-4 (!) градуса. «Но русский народ все выдержит, в конце концов можно ведь надеть еще и шапку», — рассуждают они. Раз пришли на кухню, надо стоять и ждать, воды может не быть  час, а то и три. В УК на это только разводят руками.

 

Частная жизнь

Из четырех комнат — две нежилые — обрушились потолки.
В них складируется всякая рухлядь, жильцы сушат белье, не имея балкона.

Жительница дома Смирнова Любовь Михайловна приглашает нас к себе в гости. Современная железная дверь ведет в ее комнату площадью 35 кв. метров, уютную и чистую. Здесь есть все атрибуты современной жизни: стенка, телевизор и даже Интернет, выгорожено место для прихожей и маленькой кухоньки. Но органза на окнах совсем не вяжется с полной разрухой и запустением, которые царят в общих помещениях. Отодвигая занавеску, хозяйка показывает рамы на окнах, под которыми ежедневно проходят сотни горожан и туристов. Открывать их нельзя, они наглухо заколочены, иначе выпадут прямо на людей. На потолке — трещины.

 «Да, потолочки наши «красавцы», — вздыхает хозяйка. — Когда пожарные ходили по чердаку, боялась, что вот-вот потолок рухнет, весь пол был в штукатурке». В этой комнатке Любовь Михайловна вырастила двоих дочерей. Трудилась на двух работах, впору было намыть, накормить, одеть, отправить одну в садик, другую — в школу. От холода и сырости девочки часто простужались и болели, женщина вспоминает это как страшный сон.

 

Отхожее место

На четыре комнаты — одна уборная. Еще несколько лет назад в цементном полу зияла дырка, за свой счет жильцы купили и вмонтировали унитаз. Зимой здесь очень холодно, помещение не обогревается, о том, чтобы посидеть с газеткой, не может быть и речи. «Пятая точка» примерзает к унитазу. Новая беда пришла, откуда не звали, часть помещений по соседству на третьем этаже выкупил частник и затеял масштабный ремонт. Нанятые работники, круша старое, разошлись не на шутку, проломив стены туалета. «Вовремя мы их остановили, обязали отремонтировать помещение. Они сделали нам «шикарный» ремонт, — вновь «шутит» Любовь Михайловна, отгибая листы ДСП, которыми горе-работники зашили стены. — Теперь сидишь на унитазе с опаской, кажется, что за тобой кто-то подглядывает».

 

Пристанище бомжей

Вход на чердак открыт, вместо замка — ржавый гвоздь. На косяке — уцелевшая петля. Он забит каким-то барахлом, бутылками, окурками. Темно, хоть глаз выколи. У самого выхода на верх натыкаемся на пальтушку. «Это бомжи бросили, тут в нескольких местах «лежки», по ночам слышно, как по чердаку ходят. Человека три-четыре. Мы и чайник находили. Пойдемте, не бойтесь, покажу, — освещая нам путь, говорит Любовь Михайловна и предупреждает: — Идти можно только посередине над коридором. Шаг влево, шаг вправо — провалитесь».

Неоднократно жильцы обращались в управляющую компанию с просьбой принять меры по недопущению проникновения посторонних лиц на чердак. Замок ставили, но хватало его ровно на два дня. Мы сами убедились в том, что дверь здесь практически отсутствует. По словам жителей, на их чердаке — ночлежка, где бомжи курят и распивают спиртное. Все это создает пожароопасную обстановку. Люди живут как на пороховой бочке.

Когда рядом в бизнес-центре вспыхнул пожар, жильцы не на шутку перепугались. Пламя могло моментально перекинуться и на их квартиры, если бы пожарные запоздали. Слава Богу, что пожар случился не ночью. Чердак нигде не перегораживается. Крыша — дырявая, как решето, на чердаке полно всякого барахла, которое могло загореться в считаные минуты. Боялись и за жизнь пожарных, под ногами которых мог обрушиться пол.

 

«Вот так и живем»

Дом №13 по ул. Стоялой был признан ветхим, непригодным для проживания еще в 90-е годы. Но когда в начале нового столетия жильцы вновь подняли вопрос расселения, оказалось, что подтверждающие это документы исчезли. Пришлось заново вызывать жилищную комиссию, получать заключение об аварийности. Это было четыре года назад.
В подъезде, который мы посетили, сегодня проживают 7 семей. Им говорят: потерпите до 2017 года, потолок на вас пока не свалился, а рамы прибиты гвоздями намертво, а что холодно…, так ведь это зима. УК «УправДом» не хочет вкладывать средства, так как дом предназначен под расселение.

«Мы много не просим, очень хотелось бы пожить в человеческих условиях. Ну почему мы не можем, как все нормальные люди, придя с работы, принять ванну или хотя бы умыться теплой водой. Почему каждое утро на глазах вдруг появляются слезы и невольно возникает мысль: мы что, хуже всех?» — вопрошают жильцы этого дома.

Вот так, оказывается, еще в нашем городе живут люди и, между прочим, не теряют оптимизма, не спиваются, не превращаются в асоциальных элементов.

Р.S. Кстати, за проживание в своих комнатах жильцы этого дома исправно платят немалую квартплату. В частности, Любовь Смирнова ежемесячно перечисляет 1500 рублей, из них свыше 680 — за отопление, 242 — за содержание и ремонт жилья, фактически услуги не получая. Не получая и перерасчета. Хочется спросить УК, куда идут деньги?

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме