новости 11 июля 2012

«Жить нужно легко…»

Человек создает свою жизнь так, как художник пишет картину. Делая наброски, иногда перечеркивая результат, начиная рисовать заново, стараясь добиться красоты и гармонии.

И есть люди, которые стараются прожить жизнь красиво, без ошибок и их последующего исправления, добиваясь успеха во всем. «Когда знаешь, что делаешь, и уверен в этом, то работаешь не напрягаясь, как бы играючи», — эти слова принадлежат известному рыбинскому художнику Николаю Малафееву.

— Наш город менял внешний облик и свой характер несколько раз за последнее столетие. Я помню послевоенный Рыбинск, когда еще асфальт был здесь большой редкостью, а центральная часть города была выложена булыжником. Рыбинск при этом заканчивался где-то в районе «Авиатора», — художник с грустью улыбается. — Я помню эту деревянную, совершенно необыкновенную архитектуру. К огромному сожалению, прежнего облика старого центра уже никто и ничто не вернет.

Наверное, так грустить о том, чего давно нет, может только художник: человек, который призван получать вдохновение от всего вокруг: природы, людей, городских улиц. Несмотря на то, что Рыбинск в послевоенные десятилетия находился в упадке и разрухе, Дмитрий Малафеев вспоминает об этом времени с любовью, посвящает мотивам тихих рыбинских улиц свои картины.

 Рисунок — это философия

Тягу к рисованию Николай почувствовал еще в раннем возрасте, но в художественную школу поступил лишь в десять лет. Родился он в простой семье, где мама была домохозяйкой, отец — кочегаром. Он был третьим ребенком, еще были брат и сестра. Малафеевы-старшие старались изо всех сил, стараясь обеспечить детей всем необходимым. Впрочем, тогда многим советским семьям было не до искусства: страна восстанавливалась после войны. Рыбинск тогда находился в разрухе и беспросветной бедности.

— С раннего детства мне нравилось рисовать. Рисунок — это ведь целая философия: провел линию, и все, ее уже не исправить. А значит, нужно рисовать изначально хорошо, стараться…

В художественную школу меня привел дядя Владимир Иванович Федоров в 1967 году, но в набор я, к сожалению, тогда не попал. Зато записался в кружок рисования и не жалею. Где-то в этот период моего обучения в кружке в нашу школу пришел работать Анатолий Илларионович Попов, художник-акварелист и педагог, как говорят, от Бога. Он набирал группу, и я, к своему великому счастью, попал к нему. Это был по-настоящему увлеченный своей работой человек: приносил свои картины в школу, проводил открытые уроки. Отличником я не был, но очень старался и учился, в принципе, неплохо. Художественную школу я так и не окончил, проучился там три года, после чего по совету наставника поступил в Ивановское художественное училище.

 Студенчество Николая Дмитриевича совпало с самым благодатным для художников периодом в истории СССР — временем «хрущевской оттепели». Он довольно часто ездил в столицу, тогда эти единичные выставки иностранных художников казались настоящим глотком свежего воздуха… И, конечно же, увиденное не могло не сказаться на вкусе художника.

Судьба благоволила Николаю Малафееву. В 1974 году он пошел служить в армию, где попал в Кремлевский полк. Тогда, во времена усиленной агитации, художники с образованием были нарасхват, и так получилось, что Николай был единственным дипломированным специалистом в группе оформителей.

После службы Малафеев вернулся в художественную школу. Но уже в качестве преподавателя живописи и скульптуры, где он работает и по сей день. И, конечно же, много рисовал.

— Долгое время выставочный комитет не принимал мои работы, по каким-то соображениям я не проходил цензуру. Первые выставки, где присутствовали мои работы, состоялись лишь в начале 80-х в Рыбинске и Ярославле. Позднее начали появляться и первые ценители моих картин. Сейчас я даже знаю людей, у которых их по 30, 40, 50…

Конечно, в жизни были самые разные периоды. Например, во время перестройки мне приходилось искать подработки: тогда я крутился как мог: рисовал афиши, занимался оформлением помещений. Приходилось подстраиваться под вкусы общества, а они, как известно, менялись в 90-е годы весьма стремительно. На сегодняшний день я — участник городских, областных, региональных выставок. Мои произведения находятся в Рыбинском музее-заповеднике, во Дворце конгрессов в Санкт-Петербурге, частных собраниях России, Англии, Венгрии, Индонезии, США.

 

Рыбинск глазами художника

Николай Малафеев признается: «У меня нет четкого собственного стиля. Я люблю как точную передачу изображения, так и широкие мазки. Для меня вообще живопись — это поэзия, возможность сочинить композицию, цвет…» Наверное, именно поэтому в его творчестве присутствует такое многообразие цветовых, световых, пластических, фактурных решений.

Знатоки его творчества особенно выделяют цикл картин с видами Рыбинска.

 — Наш город с точки зрения живописи весьма хорош. Здесь все, что заслуживает внимания художника: и природа, и архитектура — сосредоточено в одном месте. Спасо-Преображенский собор, здание музея и наша красивейшая набережная — все это есть на моих картинах. Попробуйте отыскать такой центр, к примеру, в Ярославле? Не получится.

 Для многих художников не так важен мотив, — он служит всего лишь отправной точкой для выражения состояния, настроения, вдохновения. В коллекции Николая Малафеева существует более ста видов перспективы Советской улицы из окна прежней мастерской живописца, и ни один не похож на другой. В одних работах много неба, в других — солнца, зимнего серебра, но везде глаз зрителя наслаждается игрой цвета, движением, фактурой. Так, в конце 1990-х годов была написана серия работ с определенным архитектурным мотивом под общим названием «Уходящий в память». Бывший купеческий особняк — экипажные заведения Рыбанова, словно в кадрах киноленты, запечатлен во всех стадиях своего разрушения. Начало серии — ранняя осень, дом в окружении желтоватых деревьев и больших облаков — обычный пейзаж старого города. В завершающей работе его практически нет: слепые глазницы окон, серый фасад стены и точное название «Исчезающий» (1998).

На рубеже XXI века в Рыбинском музее-заповеднике при поддержке фонда Сороса был реализовал выставочный проект «Новый человек. Новый город». Архитектура, скульптура были главными героями выставки. Рыбинск этого времени производил удручающее впечатление, прежде всего обилием разрушенных домов в центре города. И поэтому в экспозиции он предстал одетым в строительные леса. В основе замысла авторов было показать возможность преображения города через скульптуру — своего рода посредника между городом и людьми, единицу измерения, выражающуюся не в масштабе и объеме, а в энергии воздействия на психику и эстетические чувства человека.

Скульптурные работы Малафеева сдержанны, метафоричны, вот почему многие из них можно представить в ландшафте. Некоторые рассчитаны на силуэтное восприятие, у других ярко выражено декоративное начало, в основе третьих лежит своеобразный ритм основных объемов.

Сегодня Николай Малафеев поставил перед собой задачу — сформировать свой собственный, узнаваемый стиль.

— Сейчас для меня особенно важно выразить собственный мир. Конечно же, я думаю о глобальном: о человечестве, о нашем соседстве друг с другом на этой планете, нашей нравственности. Я чувствую необходимость выразить свои мысли. Наверное, это можно считать новым этапом моего художественного развития.

 

Рисуя жизнь

Николай Дмитриевич Малафеев не только талантливый художник и педагог.

8 июля, когда вся Россия отмечала День семьи, любви и верности, семье Малафеевых была вручена медаль, которая так и называется «За любовь и верность». Они прожили вместе 35 лет, ревностно охраняя тепло семейного очага. Художник не скрывает секрета гармонии в семейной жизни.

— Супругу, Ирину Александровну, я знаю с детства. Мы вместе учились в школе № 40 за Волгой. В Ирину были влюблены все одноклассники: она была активистка, озорная, веселая. И очень-очень красивая. Конечно же, я тоже был в нее влюблен, но был полной противоположностью Ире: тихим, задумчивым молодым художником. Я с детства мечтал о семье, и когда воображал, какой она будет — всегда представлял в роли жены Ирину. Прошло очень много лет после окончания школы, когда наши дороги пересеклись вновь. Подруга Ирины выходила замуж, и ей нужно было к торжеству подготовить плакат. Тогда Ирина Александровна вспомнила про своего бывшего однокашника, обратилась за помощью ко мне. Получилось, что чужая свадьба стала поводом для начала наших отношений, и в скором времени мы тоже поженились. Мы вырастили двух чудесных дочерей — Татьяну и Марину, они тоже художницы, впрочем, как и их мужья. Так что можно сказать, что живопись — это уже наше семейное ремесло.

Сегодня Ирина тоже работает в Рыбинской художественной школе. И не спрашивайте, как нам удается при этом избегать ссор и скандалов. Скажу больше — мы скучаем друг по другу все время.

Думается, главный секрет таких теплых отношений — сохранять некоторую автономность друг от друга. Понимаете, когда человек начинает завоевывать любовь другого — конфликта тут не миновать: он всегда будет ждать отдачи и будет очень расстраиваться, если ее не последует от партнера. Просто живите легко, играючи, азартно. Сохраняйте уважение и личную территорию друг друга. Наверное, это и есть главный секрет образцовых семейных отношений. Ведь наша жизнь, словно картина: создавая ее, нужно стремиться к идеалу, дорабатывать, дорисовывать, добавлять новые цвета и формы. Только так может получиться достойное внимания зрителя полотно.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме