новости 26 сентября 2012

Дело мастера

Задумывались ли вы когда-нибудь, кто населял уютные рыбинские особнячки сто, двести лет назад? Кто ходил по нашим улицам и переулкам? И главное  — создавал то, что мы сейчас называем Рыбинском? О профессиях вековой давности, о нравах  и обычаях их представителей читайте в нашей подборке

 Деловой. Бойкий. Энергичный. Таким бы предстал центр города лет сто и даже двести  назад. Тут раздается стук сапожного молоточка, там, на Волге, — пароходный гудок, а вот откуда-то тепло повеяло свежим хлебом. Рыбинск в прошлом — не только торговец, но и ремесленник, судостроитель, лекарь и даже интеллигент. 

 

Кондитер, колбасник и кислых щей мастер

Уже в далеком прошлом город населял народ мастеровой. Одна из древнейших рыбинских профессий — кузнецы. В Усть-Шексне был раскопан целый металлургический комплекс эпохи средневековья. Позже кузницы появляются и в дворцовой Рыбной слободе, об этом говорят записи в писцовой книге. Красноречивый факт — до 1676 года натуральный оброк рыбинцы платили не только рыбой, но и «новокладными гвоздками», т.е. гвоздями. А когда археологи вели раскопки в историческом центре, в Вознесенском переулке, то в слое 17 века обнаружили сапожную мастерскую.  Любопытно, что там были найдены заготовки для кожаных сапог маленьких размеров. Это говорит о том, что жители слободы были зажиточные настолько, что и детям могли покупать дорогостоящую кожаную обувь. 

В 18 веке по городскому положению 1787 года ремесленники объединялись в цеха — некое подобие профсоюзов — часовой, сапожный, кузнечный, малярный, пекарный, хлебный, порт-новский. Каждый из них имел свое знамя, а старшина — посох. Объединялись  в цеха по весьма интересному принципу. Например, в малярном цехе наряду с красильщиком, живописцем и позолотчиком состояли также переплетчик, точильщик и даже парикмахер. А в сапожный цех в числе прочих входили перчаточник и саквояжник. Кислых щей мастера были приписаны к цеху пекарному. К слову, со временем утратилась не только эта профессия, но изменились и сами щи. Оказывается, в старину кислые зеленые щи продавались… в бутылках и употреблялись скорее как напиток, а не как первое блюдо.   

При производстве открывались магазины и лавки. История донесла до нас память о  магазинах «Слесарные и токарные работы» купцов Неопихоновых-Петровых, знаменитых колбасных лавках
19 века Ершова и Гюнтера, конфетной лавке кондитера Матвеева.

 

Через Волгу на «пчелке»

 

Издревле селились на берегах Волги судостроители. В 19 веке на фабрике купца Журавлева на воду спускаются небольшие суда для перевозки пассажиров. Тут и там трудились они на Волге, использовались даже вместо парома, за что и получили свое название — «пчелки». Увидеть их можно на старинных открытках «Приветъ из Рыбинска».

В 1870 году открываются железнодорожные мастерские, появляется техническая интеллигенция (плюс судостроительный завод, канатная фабрика). Рабочие там получали довольно большие деньги, ремонтировали ж/д составы, паровозы. При этом именно рыбинские мастерские были главными, а не ярославские.

 

Бурлачка Соня

Про бурлаков написано и рассказано много. Но мало кто знает, что наряду с небритыми и грубыми мужиками в лямку впрягались и женщины. В 19 веке артели бурлачек не были редкостью. Туда шли женщины молодые, вдовы или незамужние. Сильные и здоровые. Грузы они тянули поскромнее и на меньшее расстояние. А в тридцатые годы 20 века, уже в советское время, в порту появились женские бригады грузчиков. Мужчинам они старались не уступать ни в чем, выбиваясь в стахановцы. Бригада Анны Федоровны Кексель, между прочим, получала правительственные награды и грамоты. Так что выражение «слабый пол» в период индустриализации отошло в разряд архаизмов. Радует, что не навсегда.

Капитан крюк

На верху рабочей иерархии находились крючники — грузчики, как мы называем их сегодня. Название профессии дал специальный большой крюк, которым они поддевали тяжелые мешки себе на спину. Силой крючники обладали недюжинной. Каждый мешок весил
9 пудов, а это ни много ни мало
144 кг. Некоторые крючники за раз могли перетащить на себе 2-3 мешка. Самым сильным полагался жилет, вышитый золотыми галунами. У тех, кто пониже статусом, жилет был вышит серебром. Писатель Гиляровский, дядя Гиляй, в 18 лет уйдя из дома и поработав бурлаком, записался крючником. И буквально через две недели получил жилет, вышитый серебром. Такой он был богатырь! Сейчас нам непонятно, откуда бралась эта богатырская сила, ведь питались крючники тюрей — похлебкой на воде из репчатого лука, хлеба и соли. Ни о каком мясе речь не шла.

Силачам давали самую лучшую работу, за которую больше всего платили. В день крючник мог перетащить до тысячи мешков. А учитывая, что за каждый хозяин давал по три копейки, в месяц крючник зарабатывал по 100-120 рублей. Бешеные деньги! Однако богачами они не становились. Все свои кровные работяги спускали в трактирах и кабаках, коих было множество на Веселых островах. Зимой, когда еще не было построено железной дороги, работы не было, и они возвращались в свои деревни, либо шли на паперть, либо умирали от голода и холода, либо разбойничали. Отчего и получили прозвище зимогоры. Жили крючники в Ягутской слободе, Ягутке. В переводе с татарского «ягут» — это «бездомный, бедный человек, бродяга». По сути, это было первое поселение гастарбайтеров, пришлых людей. Излюбленное их зимнее развлечение — стенка на стенку с Александровской слободой с левого берега. Причем дрались прямо на льду на середине Волги.

 

Конкурент с бритвой

В фонде городской управы встретилась такая жалоба. Рыбинские цирюльники до глубины души возмущены вопиющим случаем: один пришлый парикмахер стал стричь и брить прямо на табурете на Волжской набережной! Берет он, сообщалось в бумаге, по пять копеек, аренды не платит, городскую казну не пополняет. И они, честные люди, от этой недобросовестной конкуренции  терпят убытки, а им, дескать, детей кормить…

Времена меняются, нравы остаются. Другой случай борьбы с конкурентом связан с именем купца Батырева. При ремонте торговых рядов он так перенес дверь, что покупатели попадали прямиком к нему в лавку, а до других не доходили. Так, раздосадованные соседи забаррикадировали вход в батыревскую лавку и не пускали туда возмутителя спокойствия.

 

Этика маклера

Биржевой маклер — можно сказать, очень рыбинская профессия. Их в Рыбинске было 25 человек. Маклеры выгодно отличались и заработком, и кругом общения, который составляли торговцы со всей Волги. От торговых посредников зависел и успех сделок, и очень большое количество людей, поэтому деловая этика подразумевала не одно золотое правило. Так, отправляясь в отпуск, маклер писал объявление в газету, что он, к примеру, старший маклер Шишов Александр Васильевич, отбыл в Крым с такого-то по такое-то число, просьба не беспокоить. А по приезде давалось объявление, что маклер Шишов вышел на работу.

 

Доктор для всех

Вообще, если судить по объявлениям того времени, самая популярная врачебная специальность на рубеже веков — стоматология. Их реклама встречается в газетах очень часто. Интересно, что в начале 20 века врачебное поприще вовсю осваивали женщины, известны имена зубных врачей Беловой, Мухиной.

Известные врачи Ливанов, Нифонтов были, так сказать, универсалами, лечили разные болезни. Как правило, доктора занимались частной практикой за деньги. Но два часа ежедневно отводилось для бесплатного приема любых пациентов.

 

Роковая шансоньетка

Ресторанная певица Нина Юдина пела куплеты про пиво Дурдина. Выступления она давала в ресторане «Эльдорадо» — самом злачном месте в Рыбинске того времени. По вечерам туда стягивались вереницы посетителей, главным образом, мужчины — посидеть за кружкой пива и не только да поглазеть на певичек. Ресторан располагался на Черемховском бульваре, пока не сгорел. Подозревали, что подожгли его разгневанные жены купцов-завсегдатаев заведения.

 

«ШТУЧНЫЕ» Фотографы

Если в наши дни фотографом называет себя каждый третий, то в далекую доцифровую эпоху это была профессия штучная, «для избранных». В Рыбинске работало пять фотоателье. Среди фотографов были очень увлеченные, такие как знаменитый мастер макрофотографии, автор знаменитых снимков снежинок, отмеченных медалью на выставке в Париже, Андрей Андреевич Сигсон.

 В то время отношение к фотографии было совсем иное. Сфотографироваться — это был целый ритуал. И сколько волнений! Нужно выбрать время, одеться в лучший наряд или даже специально прикупить обновку по такому поводу, сделать прическу перед визитом в салон. Там уже выбрать задник для снимка: на фоне леса или реки, на скамейке или у тумбы, ну и конечно же в лодке — святое дело для рыбинцев. А потом томиться в ожидании несколько дней, чтобы наконец посмотреть — получился ли снимок. И затем с чувством гордости дарить знакомым свое фото в модном формате визитницы (6 на 9 см). Эти снимки и по сей день бережно хранятся у кого-то в семейных альбомах, в которых оживает дух старого доброго Рыбинска.

Благодарим за помощь, оказанную при подготовке материала, заведующую сектором истории края Рыбинского музея-заповедника Оксану Гожалимову.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме