новости 26 сентября 2012

«Женихов много, мужиков нет»

Этой фразой режиссер Дмитрий Горник определяет всю соль своей постановки «Женишки» в Рыбинском драматическом театре. Очень современной, по его словам, на злобу дня, хотя в основу ее положена гоголевская «Женитьба», написанная полтора столетия назад. Старая новая «комедь» (именно так режиссер определяет жанр) открыла театральный сезон 14 сентября

«Мне нужна

супермодель!»

Претенциозное заявление режиссера Горника прервало репетицию актеров, когда на сцену в образе вышла Алла Смоленкова. «Это она-то не супермодель?» — такая мысль промелькнет в голове у каждого при взгляде на актрису – высокую блондинку с ногами, как сегодня говорят, «от ушей». Критический взгляд режиссера еще раз пробегает по костюму, а твердый спокойный тон выносит вердикт образу девочки-служанки Дуняши,  которую играет Алла: «Простушка. Мне нужна супермодель». Прогон в костюмах прерывался довольно часто. Дирижируя действом и артистами, маэстро что-то говорил художнику по костюмам и по ходу пьесы корректировал неточности. Ожидание момента, когда режиссер освободится и сможет сказать пару слов о спектакле, оказалось очень интересным, ведь из зрителя и потребителя готового продукта пришлось преобразиться в наблюдателя за процессом его создания. А действо по Гоголю, разворачивающееся на сцене, еще раз напоминало о том, что сегодня всем – и героям постановки, и их прообразам, которых немало за стенами театра, — нужна  ни больше ни меньше  супермодель.

 

Женщина-мечта

Над пьесой «Женитьба» Николай Гоголь работал 10 лет, переделывая и переписывая сценарий вновь и вновь. Сегодня существуют десятки и даже сотни постановок по его «совершенно невероятному событию в двух действиях». Казалось бы, чего нового можно отыскать в классических образах Агафьи Тихоновны – девушки, мечтающей о женском счастье, или ее более приземленной тетки, или в том же немыслимом Подколесине, банальном Яичнице, примитивном Анучкине, которые жили тогда, не перевелись и сегодня? Незамужняя к определенному возрасту девица в представлении многих должна быть или неприглядна внешне, или уж совсем глупа. Примерно такой недалекой она и представала практически во всех постановках. Дмитрий Горник смотрит на эту женщину совсем другими глазами:

— Я делаю главную героиню – невесту – не такой, какой ее делают практически все, на 99 процентов. В тех представлениях она глупая, ущербная, поэтому сидит в девках и никому не нужна. Я делаю все с точностью до наоборот. Причем у Гоголя нигде не написано, что она уродлива или не слишком умна. У нас она молодая, красивая, неглупая. Она хочет семью, хорошего, здорового, трезвого мужа, желательно дворянина, то есть с определенной культурой, образованием, хочет любить, быть любимой, иметь детей. В этом, я считаю, нет ничего плохого. Наоборот, я уверен, что так поступают только умные женщины. На сегодняшний день таким женщинам надо ставить памятник.

 

«Сдается мне, это была комедия»

Сцены совершенно невероятного события вызывали в зрительном зале порой откровенный хохот. Но при этом «комедь» Горника отдавала горьким привкусом. Именно поэтому первоначальный гоголевский заголовок «Женихи» был уничижительно преобразован в «Женишки».

— Это же трагедия. Женишков много, а в итоге девушка остается одна. Ситуация ненормальная, не просто грустная, а катастрофическая. Они толпой пришли, потусовались, выпили, закусили, развлеклись – и ушли. Тот, кто знает классику и видел постановки этой пьесы, будет приятно удивлен, потому что мы играем оригинальную вещь, аналогов этой постановки нет нигде. Философия главных героев уникальна – вы можете посмотреть десятки спектаклей и не найти ничего общего. Например, никто не делал того же Подколесина совершенно опустошенным, человеком, которому нечем жить, который от скуки может даже повеситься (как у Чехова: или чаю попить, или повеситься?).
В нашей постановке его нелепость и все поступки обусловлены тем, что это глубоко несчастный человек, закомплексованный, забитый в угол. И единственное, что для него приемлемо после всех перипетий, – вернуться в свою скорлупу.

Прощаясь, Дмитрий Горник пригласил на премьеру, добавив:

— Приходите, посмотрите сами. Может быть, все, что я вам тут наговорил, полная ерунда.

Премьерный показ постановки по традиции собрал полный зал. Слова Дмитрия Алексеевича в отношении части публики оказались пророческими: постановка вызвала неоднозначную реакцию зрителя – от восхищения до полного непонимания. Конечно, в таланте Марии Сельчихиной, которой удалось воплотить идеал женщины в представлении Дмитрия Горника, сомнений не возникло, как никто не усомнился и в трагической истории Подколесина в исполнении Сергея Молодцова, и полной мужской несостоятельности Балтазара Жевакина, сыгранного Евгением Колотиловым. Покидая зрительный зал, в одном из мнений были сходны многие женщины, обмениваясь фразой: «Какое счастье, что рядом нет ни Подколесина, ни Жевакина, ни Яичницы! Какое счастье!» А разве нет?

Любовь Игнатьева

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме