новости 10 октября 2012

Ирина Панковская: «100 км ­ мы это сделали!»

Помню наш разговор с воспитанницей СДЮСШОР №2
им. А.Р. Елфимова Ириной Панковской на майской легкоатлетической эстафете: «Только не говорите пока, что я хочу пробежать сверхмарафон, пальцем у виска будут крутить. Вот пробегу, тогда…» Она сдержала слово! В июне эта симпатичная, стройная, как лань, зеленоглазая брюнетка с присущей ее бегу грациозностью и изяществом преодолела
сто (!) километров юбилейного, 40­го, горного сверхмарафона в солнечной Италии. Подробности ее спортивного подвига в нашем интервью.

 

­ Ирина, как созрело решение стартовать на дистанции 100 км?

­ Эта идея возникла в декабре прошлого года на сборах, где я побывала вместе с членами российской команды по марафону. Посмотрев результаты контрольных тестов, тренеры сборной сказали, что у меня должно получиться, стоит попробовать пробежать сверхмарафон. Тогда мне казалось это невозможным. Но мой тренер Николай Борисович Громов убедил меня в обратном. Поговорив со спортсменами, которые бегают сверхмарафоны, я приняла решение рискнуть. Сделать это еще и для того, чтобы определить свое спортивное будущее. Так что мне не пришлось себя ломать, заставлять. Я попыталась себя настроить, понимая всю ответственность этого шага. К тому же первый мой старт на столь длинную дистанцию проходил в Италии ­ родине известнейших на весь мир художников, модельеров и многих великих людей, во Флоренции – одном из красивейших городов мира. Ну как тут можно отказаться !

­ Как вы готовились к сверхмарафону?

­ За месяц до старта на открытом чемпионате Италии знаменитом Кубке Пассаторе я провела очень тяжелые сборы в Словакии. Объемы нагрузок были для меня нереально большими: приходилось бегать по три часа и более без передышки, но я понимала, что без супервыносливости на сверхмарафоне, в принципе, делать нечего. Было тяжело выдерживать по две тренировки в день, но, видя, как другие «соточники» наматывали утром и вечером по
30 км, и еще с десяток умудрялись пробежать в обед, мои тренировки были так, «цветочки». Единственное, проще было тем, что темп был не таким высоким, придерживались пульсового графика.

­ 100 км – даже сложно себе мысленно представить, не то что пробежать. Наверное, каждый километр вы прочувствовали на себе…

­ Стартовав из Флоренции (Фиренцы), мы бежали в Фаенцу по горному серпантину через перевал. Горный рельеф придал трассе дополнительную сложность. После первых пяти стартовых километров начались подъемы, то короткие, то длинные, а с 36­го по 49­й км ­ крутой «тягун». Этот подъем сильно сказался на моем самочувствии. Когда я стала спускаться после 50­го километра, почувствовала резкую усталость. Голеностопы и коленные суставы заболели так сильно, что я сказала тренеру, что, наверное, не добегу, не смогу терпеть долго такую боль. Но через 6­8 км она притупилась, отпустила, и я дала себе такую установку: нужно попытаться добежать, приложить все усилия, потерпеть. Чувствовался, каждый километр, поэтому было страшно, что до финиша еще так далеко, но я старалась об этом не думать. Повезло тем, что в эмоциональном плане бежать было очень приятно. Другая природа, культура, красивая архитектура завораживали и отвлекали. Мы пробегали через 7 маленьких итальянских городков, и везде жители нас горячо приветствовали, аплодировали, а это придавало дополнительные силы. Помню, посмотрела случайно на часы, оказалось, что я бегу уже 5,5 часа. Подумала: «Я в жизни столько не бегала!» Осталось не так и много – где­то 2,5 часа. Дала себе указание: собраться, не смотреть на время.

­ Последние километры наверняка были самыми трудными и запоминающимися?

­ Я бежала большую часть дистанции третьей за двумя итальянками. Одна из них ­ чемпионка Европы ­ оторвалась сразу. На верхушке, где заканчивался подъем, проигрывала, по одним источникам, 14 минут, по другим ­ 20 минут второму месту. Спускаясь вниз, на 97­м километре я сумела догнать и обогнать свою соперницу! Последние 10 км отрабатывала по полной, бросила все силы. Итальянку уже сопровождала группа велосипедистов и мотоциклистов, освещая фарами финишный путь. Было уже около 23 часов, очень темно и довольно опасно, ведь мы бежали по проезжей части, движение на дороге не перекрывали. Велосипедисты не хотели меня пропускать, желая, чтобы на вторую ступень пьедестала взошла их соотечественница, а не какая­то, никому не известная, российская спортсменка, мне откровенно мешали. Я начинала бежать вправо, и велосипедисты смещались вправо, я влево ­ и они туда же. Хорошо, что меня сопровождала машина, в которой находились мой тренер и старший тренер российской сборной по горному бегу Михаил Попов. Им пришлось сигналить, чтобы эскорт расступился и пропустил меня. Я была в таком состоянии, что не могла делать лишние шаги. Чувствовала, если не так поставлю ноги, замедлюсь, собьется весь ритм бега, организм в одну секунду может дать сбой, и я уже не смогу бежатьу дальше. Мои ноги работали как часы, делали свое дело, а внимание было нацелено на дорогу, я продумывала, просчитывала каждое движение.

В сопровождении мотоциклистов, возвещающих сигналами мое прибытие, я вбежала в Фаенцу. Только представьте: толпы горожан, несмотря на поздний час, собрались на улицах. Свет, льющийся из окон, тысячи улыбающихся итальянцев со всей горячностью темперамента приветствовали меня радостными криками «Браво, брависсимо!», рукоплескали. Я бежала мимо красивейших зданий, и в душе все ликовало, пело. Когда пересекла финишную черту, на меня обрушился гром оваций. Столько эмоций! Может быть, потому что это первый в моей жизни сверхмарафон, я смогла его преодолеть, да еще и занять второе место. Мне не хватило совсем чуть­чуть до норматива «международника». Конечно, меня все хвалили, говорили, что я совершила настоящий подвиг. За 30 км я ликвидировала отставание в 14 минут и выиграла еще 2 минуты. Все удивились, что такое возможно. Я не ожидала, что смогу добежать. Верила, но все равно, сомневалась. Пробежав, стала уважать себя больше.

На официальном награждении мне вручили шикарную фаянсовую вазу ручной работы огромных размеров.
В аэропорту все оборачивались, разглядывая, что же я такое везу.

­ Рядом с вами все эти долгие 8 часов бега был ваш тренер…

­ Да. Этот мой пробег добавил ему седых волос. Николай Борисович сопровождал меня всю дистанцию на машине, мы выстрадали эти
100 км вместе. 8 часов, целый рабочий день, он вместе с тренером российской сборной по горному бегу контролировал каждый мой шаг, поил и подкармливал, а главное, жутко волновался. Он потом признался, что, увидев, что я обхожу итальянку на финишной прямой, чуть не расплакался от радости.

­ Как говорится, за все надо платить. Какой ценой вам дался успех?

­ После финиша я даже стоять не могла. Нет, я не упала, смогла дойти до места, где можно было посидеть, но мышцы настолько болели, что мне было не нагнуться, чтобы развязать шнурки. Состояние неописуемое: как будто били палками. До ног было не дотронуться, три дня меня в буквальном смысле слова носили на руках. Я ни в лестницу не могла подняться, ни спуститься. Мне попытались сделать массаж, но до меня было не дотронуться. Любое прикосновение отдавалось болью, ноги были, как два синяка. Суставы опухли, настрадавшись за время бега. Но все равно это того стоило! Все было не зря!

Где­то месяца полтора восстанавливалась. После этого в сентябре пробежала еще горный марафон в Швейцарии, а спустя всего неделю после него победила на спартакиаде области на дистанции 2 км, выиграв у второго места 8 секунд. Все, признаться, были удивлены.

­ Марафон – самая сложная дисциплина легкой атлетики, а сверхмарафон и вовсе для многих за гранью возможного… На вашем счету более 20 марафонов!

­ По мнению моего тренера, марафонец ­ это состояние души. Не все могут заставить себя столько трудиться, терпеть, испытывать свой организм раз за разом. Жаль, что обычные люди этого не понимают, говорят: зачем вам это нужно. Про 100 км я вообще не говорю, считают, что такие дистанции бегают люди, не очень дружившие с головой. А вот в мире марафоны ­ массовое явление, пробежать такую дистанцию очень почетно. Люди, которые преодолели 100 км на Кубке Пассаторе, считаются поистине национальными героями. На старте итальянского марафона было около трех тысяч (!) участников. Были и те, кто стартовал за день, за полдня, где­то шел пешком, где­то бежал, главное ­ преодолеть. В мире марафонский бег очень популярен. На некоторые марафоны, в частности Нью­Йоркский, просто не попасть, по пять лет люди пытаются записаться.

­ Что дальше?

­ Планируем в третий раз выступить на марафоне в Лимассоле на Кипре, два раза я была в призерах этого марафона. А 100 км мы еще, конечно, побежим. Надеемся, что все получится и выступим достойно. Теперь ведь нужно готовиться к чемпионату Европы и мира, где мы постараемся удачно выступить. Вобщем, смотрим в будущее с оптимизмом.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме