новости 28 ноября 2012

«Шухер!!!»

Моноспектакль под таким залихватским названием был показан на сцене Рыбинского драматического театра 15 ноября. Его создал заслуженный артист России Дмитрий Аксёнов. Родом из Рыбинска, он более двадцати лет назад уехал на столичную сцену и вот теперь вернулся к землякам с подарком.

Что же это было? Как только в голову пришло стащить у отца­военного патрон, взять его ржавыми пассатижами, нагреть на огне, чтобы он в итоге вырвался и, молниеносно прорисовав в воздухе смертельную кривую, ударился в специально припасённую детскую ванну? В чьём воображении могла родиться идея запустить в космос рыжего хомяка, воспользовавшись для этого магнитофоном? Чтобы тот, в ужасе оторвавшись от катушки, взлетел, как пуля, и исчез среди полок модной гэдээровской стенки. Как не страшно было лезть в кромешную тьму чердака городской бани, чтобы, копошась в пыли и голубином помете, сквозь узкую щель в полу попытаться рассмотреть моющихся внизу баб? А потом провалиться сквозь внезапно разверзшуюся дыру в полу.

Детство восьмидесятых ­ как давно это было. И будто бы даже не здесь, а в другой стране, где всё было дефицитом. Где на фоне унылых очередей, хамоватых тёток за кассами магазинов, вечно полупьяных водопроводчиков был светящийся экран кинотеатра. А на нём ­ пёстрая крутящаяся карусель другой жизни, непонятной, но ужасно притягательной правды. Она манила волшебной песней «Генералов песчаных карьеров». В неё хотелось шагнуть. Нет, даже не шагнуть ­ прыгнуть с разбегу, как в летнюю реку, уйти под воду с головой, до самого дна. И там, в обиталище странных, неведомых существ, поймать за хвост тайну.

Моноспектакль Дмитрия Аксёнова «Шухер!!!» ­ это откровение о детстве, ироничный, местами колючий разговор о прошлом, которое у каждого своё. Однако, будучи погружённым во время, в определённую эпоху, оно имеет черты родственности. Во время просмотра спектакля не покидает мысль: все, что ты видишь на сцене, когда­то было и в твоей жизни, в далёком прошлом, порядком забытом, но при этом хранящемся в памяти отдельными вариациями, эмоциональными всполохами, вкусами. В основе сюжета спектакля ­ гротескные истории из жизни закадычных приятелей, пацанов «с соседнего двора»: Серёни, Кислого, Пили и Лёхи Плоского. Они вызывают то гомерический смех, то страх, но чаще ­ грусть по стране, которой больше нет. Это не просто СССР, когда жвачка и настоящие, штатовские джинсы были предметом запредельных мечтаний молодого поколения. Это страна детства, эпохи широко распахнутых в мир глаз, чистоты сердец, искренности чувств. Они были оборотной стороной серости взрослой жизни. В них жила сказка, пришедшая с экранов заграничных фильмов.

Романтизму советской молодёжи предперестроечной поры оказался очень созвучен посыл «Пинк Флойд» в их знаменитом альбоме «Стена». Это читается в спектакле: в одной из сцен на герое ­ флойдовская майка, а за его спиной ­ огромная стена­экран, на котором одна за другой меняются картины­иллюзии, рисунки из песка. Видеоинсталляции и сценографию в целом создал для спектакля уникальный художник, руководитель московского театра песка Сергей Назаров. С его участием проект «Шухер!!!» стал выходящим за пределы классики театральным экспериментом, соединившим действие, песочную анимацию, потрясающую музыку Алексея Айги с элементами кино.

До Рыбинска спектакль был показан на нескольких театральных площадках. Премьера состоялась в октябре этого года на сцене Московского молодёжного театра под руководством Вячеслава Спесивцева. «Шухер!!!» очень тепло приняли в Ярославле. И вот теперь Дмитрий Аксёнов привёз свой первый частный театральный проект в родной город. Земляки оценили: зал Рыбинского драматического театра был полон. По окончании спектакля овации не умолкали долго. А потом за кулисы к герою потянулись вереницы особо проникнувшихся: «Старик, а ты знаешь, как было у нас?!» И задушевным разговорам, воспоминаниям взахлёб, лирическим фантазиям не было конца.

Дмитрий Аксёнов окончил Ярославский театральный институт. Уже многие годы работает на театральных площадках Москвы, основной из которых многие годы был Московский молодёжный театр под руководством Вячеслава Спесивцева. Играет в антрепризе, снимается в кино. К примеру, его многие помнят по картине «Бумер. Фильм второй». Среди других работ ­ «Час Волкодава», «Судебная колонка», «Солдаты», «Студенты», «Аэропорт», «Антикиллер», «Жмурки». В послужном списке актёра множество наград и звание заслуженного артиста России. Триумфальный приезд на родину со спектаклем «Шухер!!!» стал поводом для нашей встречи.

­ Дмитрий, вы театральный или киноактёр?

­ Я уверен, что артист воспитывается только в театре: это школа. В кино ведь могут сниматься даже без специальной подготовки. Есть великие люди: Марчелло Мастрояни например, не имел актёрского образования. И наши многие не учились. Актёрская профессия ­ это ведь не совсем профессия, это образ жизни, во многом определённый свыше. Безусловно, есть каноны, надо владеть ремеслом, однако в этой среде есть личности, давно перешагнувшие уровень ремесла. Тот же Джек Николсон. Это уже космос, своеобразный посыл свыше. То, что он делает в кино, ­ в буквальном смысле слова проявление таланта от Бога.
В театре таких уникальных явлений, талантов тоже немало.

Недавно, к примеру, я смотрел в Студии театрального искусства под руководством Сергея Женовача спектакль «Брат Иван Федорович» по роману «Братья Карамазовы». Это абсолютно не мой жанр, но я не мог оторваться. Все три часа ­ на одном дыхании. Это как раз тот случай, когда в творчестве открывается планочка в высшие сферы и создаётся настоящее искусство, великое, потрясающее до глубины души, заставляющее задуматься. Смотришь спектакль ­ поначалу всё вроде бы просто и понятно, но театральное действие вдруг так разворачивается, что ты неожиданно переходишь на уровни души, о существовании которых прежде даже не подозревал. Это чудо. Ведь не зря когда­то мой учитель говорил: «Нельзя ставить спектакль про колбасу».
В основе любого творения должна быть великая тема, библейская истина. Во всех литературных произведениях настоящих мастеров мы именно это видим ­ великую тему, которая заложена в основу сюжета. Талант писателя, драматурга ­ суметь эту истину в своё произведение заложить. Талант режиссёра и актёра ­ добраться до неё, показать в новом свете, донести до зрительских сердец. Если он действительно талант, он сделает это и в кино, и в театре. 

­ Что вам ближе в жанровом и авторском плане?

­ Мой жанр ­ конечно, комедия. Я его люблю. Эдуардо де Филиппо ­ просто мой автор. Я играл во многих его пьесах. Трагикомедию тоже играл по­разному. Это очень хороший профессиональный опыт. Мой мастер, Игорь Кузьмич Перепёлкин, а он был учеником Товстоногова, великим режиссёром, говорил: «Чтобы проверить актёра, дай ему сыграть комедию. Если выплывет, значит, получилось». Если же говорить о профессии актёрской, то высшая её каста ­ клоуны. В чистом виде. Все великие артисты, и наши, и западные, вне зависимости от школы ­ по большому счёту клоуны, «маски». Но это не значит, что клоун должен играть только комедию. Есть ведь и трагические клоуны. В комедии дель арте есть Труффальдино ­ весельчак, балагур и пройдоха одновременно, и есть Пьеро ­ грустный персонаж. Это другая сторона клоунады. Именно то, что делал Вертинский. Мне, конечно, ближе Труффальдино. Я, к сожалению, его не играл, но играл близкие варианты ­ Хлестакова к примеру… Вообще, пьеса «Ревизор» Николая Васильевича Гоголя ­ произведение на все времена.

­ Степень актуальности произведения на сцене от чего, по­вашему, зависит?

­ От режиссёрского мастерства, конечно. Юрий Любимов очень точно по этому поводу сказал. Жизнь ­ это некий кувшин времени, а произведение ­ это поплавок. И всё зависит от того, насколько мастер сможет этот поплавок погрузить во время. Кто­то это может сделать на одно деление. А великий режиссёр это делает до дна. Насколько он этот поплавок опустит, настолько его постановка будет понятна сегодняшнему зрителю.

­ В чём особенности современной театральной комедии?

­ Она очень разная. Например, есть то, что пишут братья Пресняковы. Это так называемая «чёрная комедия». Есть комедии в стиле «Камеди клаб». Это, кстати, отнюдь не плохо. «Стэндап­камеди» был популярнейшим жанром в середине двадцатого века. Это то, что в пятидесятых­шестидесятых в Америке делал знаменитый Лени Брюс. Его юмор, конечно, не всегда был стёбом, он был мягче. Современный смех чаще саркастичен. Но что поделать: это свойство нашего времени. Могу сказать, что в своём спектакле есть и лёгкий юмор прошлого, и жёсткий юмор настоящего.

­ Как появилась идея спектакля «Шухер!!!»?

­ Мне захотелось расширить творческий диапазон. С недавних пор я пишу рассказы о детстве ­ времени, когда мне и моим приятелям было по двенадцать, тринадцать, четырнадцать лет. Рассказы коротенькие. Есть откровенно смешные, есть трагические. Их накопилось уже немало, почти на книгу, которую я в будущем надеюсь издать. Писателем я себя, конечно, не считаю, хотя уверен, что хотя бы одну книжку в жизни каждый человек написать может. К осуществлению этой мечты я иду. Пока же сочинил на основе своих рассказов пьесу ­ по ним и поставлен «Шухер!!!». Это спектакль­откровение, разговор со зрителем «по правде». Я один на сцене, играю несколько персонажей одновременно. Прообразами их стали я и друзья, с которыми мы росли здесь, в Рыбинске. Одного из них уже, к сожалению, нет в живых.

­ Судя по спектаклю, вы с друзьями были неформалами.

­ Даже ходили под статьёй. И не под простой, а под политической. Правда, это было, когда мы уже существенно повзрослели. В декабре 1985 года мы сделали демонстрацию памяти Джона Леннона ­ на пятилетие со дня его гибели. Нас было пятьдесят человек. Мы прошли от фонтана, авиационного техникума, в котором я тогда учился, по проспекту Ленина до кинотеатра «Центральный», посидели в кафе, погрелись, повернули назад, дошли до «Полёта». Там нас всех упаковали и увезли. Люди в милицейской форме не знали, что с нами делать. Понимали, что надо, но что именно, не знали. В итоге нас отправили для разговора в комитет госбезопасности. Надо сказать, что знаменитый фильм Михаила Ромма я впервые увидел именно в КГБ. Разговор с нами тогда был очень серьёзный. Потом к нам домой перед 1 мая и 7 ноября приходили люди и грозили пальцем: «Ребята, имейте в виду, никаких поползновений!». В те времена все эти запреты были в такой гиперболизированной форме. Иногда доходило до абсурда. Помню, я пришёл в техникум с выбритыми висками, и начальник отделения мне сказал: «Юноша, вы что, панка? Нам панка не нужна!» Одного моего приятеля на уроке поймали с журналом «Плейбой». Это был май месяц, и у него был майский номер: у фарцовщиков тогда можно было купить всё. И преподаватель сказал: «Мне ещё за этот месяц журнал «Радио» не пришёл, а у тебя уже «Плейбой» из Америки». В общем, было много неприятных вещей, которые сегодня вспоминаю с улыбкой. Тогда же было не до улыбок, мы по­настоящему испугались: нам реально пригрозили.

­ Но ваш спектакль ­ о другом.

­ Да. Создавая его, я хотел сказать очень важную вещь ­ лучшее, что у человека есть, это детство. Это то время, когда люди в каком­то смысле абсолютно свободны. Их, конечно, сдерживают учителя, родители, но некоторые поступки они делают без понимания. Ими руководит не ум, а эмоция, порыв. Я сейчас вспоминаю ситуации из своей жизни, и меня удивляет, как многие из нас вообще остались живы. Ведь нам было совсем мало лет, хотя чувствовали мы себя абсолютно взрослыми. У меня даже есть фраза в спектакле: «Мы были взрослые, нам было по двенадцать». Думаю, за каждым из нас стоял свой ангел­хранитель. Если бы мой сын сейчас сделал хотя бы часть того, что я делал в детстве, я не знаю, как бы я к этому отнёсся.

­ Можно ли сказать, что детство ­ время абсолютного счастья?

­ Помню, Бунин писал, что о счастье мы всегда лишь вспоминаем. Человек часто не осознаёт того, что счастлив. Ведь это состояние переживаешь сиюминутно. А в детстве оно было постоянным. У меня бабушка работала киномехаником. Поэтому я люблю кино: я на нём воспитан. Сколько я всего видел! Один фильм я смотрел сорок раз ­ у меня об этом идёт речь в спектакле. И песня звучит. Этот фильм ­ «Генералы песчаных карьеров». В детстве мы все мечтали о сказочной жизни, символами которой были джинсы, реклама, жвачка, кока­кола, «Пинк Флойд», «Битлз».

Когда я впервые услышал слово Голливуд, оно на меня подействовало магически: я что­то в нём услышал. Долгое время для меня это слово было синонимом радости и счастья. Лишь потом я понял, что всё на самом деле не так. Один из персонажей в моём спектакле говорит: «Но самое главное ­ никакого там Голливуда нет. Голливуд здесь, у нас. То, как мы тогда жили, что чувствовали, это и было Голливудом. Потому что братья Шенкеры, которые его придумали, родились здесь, в нашем маленьком городе, на соседней улице. Вот это была жизнь! Это были первые впечатления. Всё было в первый раз: любовь, настоящая дружба, предательство. Память об этом неистребима в человеке до конца его дней».

 

Спектакль «Шухер!!!» Дмитрия Аксёнова, показанный на сцене Рыбинского драматического театра, стал для горожан настоящим праздником. Возможно, он будет сыгран вновь.

            Ирина Шмелёва

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Сергей 22:46 | 2 Апрель 2013

Уважаемый Дмитрий Борисович, по-моему сгущает краски в отношение всего. Особенно, тяжелого, беспросветного детства. Главное, не переигрывать. С уважением, Сергей Евгеньевич.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме