новости 30 января 2013

Рассказ солдата

­ Я помню не только первый день войны, я видел первую минуту, даже секунду войны, ­ говорит Иван Иванович Крылов, ветеран Великой Отечественной, один из восьмерых участников Сталинградской битвы, проживающих в Рыбинске в настоящее время.

Иван Крылов родился в 1921 году в деревне Бранихе Брейтовского района.

­ Красивая была деревня, ­ вспоминает он, ­ сейчас в ней остались только дачники, а тогда, в начале
20­х, было сто дворов.

Во время коллективизации его отца выбрали председателем колхоза. Года два всего руководил отец хозяйством, но сумел вывести в передовики. А потом из района поступил приказ: снарядить обоз и под флагами привезти в Брейтово первый сноп.

­ Зачем деньги зря тратить? Соберу урожай и все вместе отправлю, ­ возразил считавший каждую копейку председатель.

Ответ не понравился, и уже через несколько дней отец оказался, как говорит Иван Иванович, «в школе Крупской» (ред.: здание дошкольного колледжа, в котором ранее располагалась школа № 2 им. Крупской, а еще ранее – тюрьма).

Отца посадили, а семью раскулачили, забрав все, вплоть до самовара и швейной машинки. После относительного достатка оказались Крыловы в крайней нужде, и мать подрядила Ивана в пастухи.

Три лета пас он стадо, а зимой учился. Закончив в деревне семь классов, отправился в Рыбинск и поступил в педтехникум. Но закончить учебу не пришлось: денег не было, а из деревни помощи никакой, и поступил Иван на авиазавод слесарем.

Затем окончил курсы электромонтеров и перешел на Волгострой. Строил Рыбинскую ГЭС, прокладывал линии электропередачи, а вечерами заканчивал десятилетку. С Волгостроя Ивана и призвали в армию.

Шел 1940 год. Год назад по пакту Молотова ­ Риббентропа к СССР присоединили Западную Украину. Ивана Крылова отправили служить в танковую дивизию, которая располагалась в городе Калуше Ивано­Франковской области. В тамошней «учебке» постигал он искусство стрелка­радиста, а в перерывах между занятиями вместе с другими новобранцами ходил в караул.

В ту ночь Иван был разводящим. Примерно в половине четвертого утра он отвел часовых на два поста и вместе с тремя солдатами отправился к складу горюче­смазочных материалов.

­ Стой, кто идет? – остановил их часовой.

­ Разводящий. На смену.

­ Часовые, ко мне, остальные на месте.

В этот момент краем глаза Иван заметил самолет. Крылатые машины в расположении дивизии летали часто и никого не удивляли. Но этот…

­ Что­то уж больно низко летит, ­ подумалось ему тогда.

Присмотрелся повнимательнее. И увидел на крыльях освещенные утренним солнцем черные кресты. От самолета начали отделяться какие­то предметы. Они падали и взрывались. Вслед за первым появился второй самолет. Но и тогда мысли о войне не было.

Вдруг в коридоре из колючей проволоки, который вел к складу, появилась колонна новеньких ЗИСов. От них шел запах свежей краски. На подножке первой машины – командир дивизии.

­ Я растерялся, не знаю, что делать, ­ вспоминает солдат.

А командир махнул ему, подойди, мол, и говорит:

­ Война началась. Идите в часть, там дадут указание, что делать. А мы будем грузить снаряды.

В части ребятам выдали противогазы, сухой паек и отправили на танках в Черновицы. В десять утра они вступили в первый бой.

Харьков. Белгород. Киев. Полтава…

Вместе с остатками танковой дивизии стрелок­радист Иван Крылов под натиском фашистов шел на восток.

­ Мы не бежали. Мы отступали с боями, ­ говорит он, потому что это для него принципиально.

Летом 1942 года после изнурительных боев его танковую часть отправили на переформирование под Сталинград. Остановились близ казачьего кургана в районе Котлубани. Танкистам выдали новое обмундирование и оружие, но главное – новенькие «тридцатьчетверки». Танки понравились: они оказались более просторными, удобными, несомненно, более мощными.

18 августа 1942 года вступили в первый бой.

…Фашисты рвались на юг, к грозненской и бакинской нефти. Элита гитлеровской громады под командованием фельдмаршала Паулюса захватила Сталинград и перекрыла Волгу. Красная армия окружила группировку, но без боя немцы не сдавались. Им нечего было терять, и с ожесточением фашисты рвались из окружения. А на выручку им шли другие отборные части.

Сталинградское сражение продолжалось с 18 августа 1942 года по
2 февраля 1943­го.

Донской фронт под командованием генерал­лейтенанта Рокоссовского, в состав которого вошла танковая часть Ивана Крылова, был в резерве. Это не значит, что танкисты не принимали участия в боях, наоборот, он воевал на два фронта, то бросаясь навстречу рвавшимся из окружения фашистам, то давая отпор стремившимся им на помощь.

Позже, прочитав воспоминания полководцев и изучив карты и схемы расположения войск, Иван Иванович осознал значение Великой битвы, в которой он принимал участие. А тогда… Что видел тогда солдат?

Он вспоминает, как перед строем зачитали приказ Рокоссовского собрать и захоронить трупы вражеских солдат. Трупов были горы. Они гнили и разлагались на солнце. Советские солдаты рыли могилы и крюками затаскивали в них мертвых врагов. Затем засыпали их землей. 

В скольких боях он участвовал?

­ Там не было отдельных боев, ­ отвечает он на этот вопрос. – Один бой переходил в другой. Не было ни выходных, ни ночей. В перерыве между сражениями прикорнешь где придется – в танке ли, в чужой землянке, там все балки были изрыты окопами и землянками. Только успеешь приклонить голову – и уже спишь, не как сейчас.

А с восходом солнца смотришь: летят немецкие бомбардировщики. И начинают сбрасывать бомбы. Сидишь и слушаешь: эти отбомбили – остался жить, сейчас другие прилетят. Под страхом все время находишься на войне.

Но трусом он точно не был,
иначе не наградили бы Ивана Крылова орденом Славы, орденом Отечественной войны I степени и многочисленными медалями, которые едва умещаются на его груди.

­ Иван Иванович, не снимайте пиджак, посидите в наградах, ­ просим мы его, сделав несколько фотографий для газеты.

­ Сидеть в пиджаке тяжело. Я его только на 9 Мая надеваю, да вот если поеду в Ярославль, на прием к губернатору, тоже, наверное, придется, ­ говорит солдат и продолжает свой рассказ.

В очередном бою под Сталинградом танк Ивана Крылова подбил снаряд. Экипаж едва успел выскочить из горящей машины. Иван Иванович получил многочисленные ожоги лица и рук, осколки снаряда зацепили голову и засели в животе. Что было дальше, он не помнит. Когда очнулся от какого­то гула, спросил: 

­ Где я?

­ В самолете.

Сначала его отправили в саратовский госпиталь. Когда город начали бомбить, перевели в Оханск Пермского края (тогда Молотовская область). В институте восстановительной хирургии знаменитый травматолог Борис Васильевич Парин сделал ему 14(!) пластических операций.

­ Еще война шла, а меня комиссовали: инвалид войны, ­ говорит Иван Иванович, и в его голосе явно слышится обида.

Вернувшись в деревню к матери, преподавал в школе. Потом друг по госпиталю, горный инженер с Кузбасса, позвал на стройку. Работал прорабом. Строил шахты и жилые дома. В его подчинении были две роты военнопленных. Немецкие офицеры говорили по­русски, от них Иван Крылов узнал, что некоторые из его подчиненных участвовали в Сталинградской битве.

В 1947 году молодого ветерана потянуло домой, и он вернулся, но не в деревню, а в Рыбинск. Работал энергетиком на заводе, строил пионерский лагерь на Черной речке, руководил заводской базой отдыха. За заслуги в мирное время Ивана Ивановича Крылова наградили орденом Трудового Красного Знамени.

29 августа 2013 года старому солдату исполнится 92 года. В чем секрет его долголетия? На фронте курил и от 100 граммов, положенных бойцам действующей армии, не отказывался. Всю жизнь трудился и на заводе, и в своем саду. С женой Анной родили двух дочерей, они подарили бабушке с дедушкой троих внуков, а сейчас у Ивана Ивановича уже шестеро правнуков. Может, в их любви он и черпает силы жить дальше?

Ирина Коновалова

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме