новости 13 марта 2013

«Двери хлопают»

По этой известной пьесе Мишеля Фермо главный режиссер театра драмы Виктория Михеева поставила спектакль «Игры в одном доме». Впрочем, двери хлопали не только на сцене.

Напомним, Виктория Михеева заступила на пост главрежа в начале календарного года. Она выпускница режиссерского факультета ГИТИСа, мастерской Романа Виктюка, и до этого ставила спектакли преимущественно в крупных городах. «Игры в одном доме» ­ это ее дебют на рыбинской сцене. Премьера задумывалась как подарок на 8 Марта.
Из легкой по­французски комедии положений амбициозный режиссер решила слепить замысловатые «семейные мизансцены» (так жанр обозначен в афише). Что из этого вышло?

Как это обычно бывает, на премьеру зал битком. Действие происходит в большой семье, где под одной крышей живут три поколения: еще резвая бабушка, уставшие друг от друга и от всего на свете отец и мать, трое их безбашенных детей, а также друзья семейства. Герои обмениваются незначительными репликами, выясняя, кто заперся в ванной, от одной двери к другой (коих в доме насчитывается пять) они мечутся, шаркают, бегают и крадутся. На сцене их всегда много, и от этого броуновского движения рябит в глазах. Скажу честно ­ первое отделение показалось скучным. Не спасли ни многочисленные режиссерские находки, порой даже очень эффектные, ни игра актеров. Зал облегченно вздохнул только во время комедийного (наконец­то!) диалога пронырливой бабушки (Аллы Смоленковой) и озабоченного проблемами отца (Владимира Калюкина), до этого шутки утопали, попадая «в молоко». Завязка же обозначилась только в самом конце первого акта ­ выясняется, что младшая дочь Даниэль ждет ребенка. Разношерстная реакция членов семейства на эту новость ­ вот содержание того, что зрители увидели после антракта. Впрочем, не все. Некоторые покинули зал, при этом демонстративно хлопнув дверью, так что к развязке «Игр…» зал заметно поредел.

Сказать, что спектакль плохой, ­ не верно. И дело даже не во вкусе и цвете. Он гротесковый, новаторский, смелый, сложный ­ какой угодно, но вряд ли плохой. Это как с модой. Есть коллекции «от кутюр»: здесь всякая многоэтажная конструкция из вторсырья  на голове у манекенщицы ­ искусство в чистом виде, однако от такого новаторства у «нормального человека» искрит мозг. Есть прет­а­порте ­ одежда из бутика, «готовая к употреблению». А есть ширпотреб ­ доступный всем, но, как это нередко бывает, хроменький на качество. И у каждой ипостаси есть свои приверженцы, свои потребители. К чему эти параллели? На премьере у меня сложилось двойственное впечатление: то ли зрители не туда попали, то ли режиссер в стремлении подтянуть провинциальную публику до уровня столичной перегнул палку. Наш зритель, который взрывается смехом на «Примадоннах» и не прочь всплакнуть на «Очень простой истории», возмущается или приходит в восторг от радикальных выпадов в «Дороге вниз без остановок», оказался не готов к таким вот театральным формам Виктории Михеевой.

Вроде и тема близка: родные люди оказываются чужими, а за внешним благополучным семейным фасадом каждому не хватает душевного тепла и понимания. Но читается все это не в диалогах, взглядах, а в неком «подтексте». Одиночество глядит здесь между строк. Потому­то герои постоянно прячутся за запертыми дверями своих комнат и лишь иногда боязливо приоткрывают гостям свои мечты и переживания. Обширный набор режиссерских «фишек» толкает актеров раскрыться с незнакомой стороны. Например, очень впечатлила дополнительная сцена на сцене. Это особый мир, где у одиноких героев сбываются мечты, ­ своеобразная «внутренняя империя». Там Даниэль ­ не беременная истеричка, а девочка в любящих объятиях дельфинов, Пинки ­ невеста в клубах фаты, а флегматичный поклонник Бабушки, словно забросив свои транквилизаторы, лихо отплясывает в пушкинском цилиндре, и так далее. Безусловный плюс постановки ­ хореография. Идея включить в постановку живую музыку сама по себе тоже весьма хороша. Теплое, «грудное» звучание виолончели создает ностальгическое, располагающее к думам настроение.
А вот барабанная установка, подзвученная микрофоном, в своем оглушительном репите едва не превратила меня в завсегдатая кабинета отоларинголога ­ это при том, что наши места были на балконе. В общем, спектакль может быть громким, ярким, напичканным оригинальными «фишками», но скучным до слез, каким­то механическим, безжизненным. Однако, покидая зал, я искренне попыталась притворить за собой дверь потише.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме