новости 22 мая 2013

Закипели!

Режиссер Виктория Михеева продемонстрировала, как обманчива очевидность, и вовлекла зрителей в случайный скандал с открытым финалом. Премьера спектакля «Точка кипения» состоялась в минувшие выходные в театре драмы.

DSC_5327Актриса Наталья Грацианова встретила зрителей в холле театра и неожиданно представилась… Верой. Стало быть, спектакль уже начался. Но перед тем как оказаться в своих креслах, мы проследовали на экскурсию по творчеству художника Рене Магритта. Причем здесь бельгийский сюрреалист? — пожимали плечами гости «галереи». Его загадочные картины с двойным дном вводят в недоумение. Однако они пригодятся нам как шифр к пониманию того, что будет происходить дальше. Но об этом мы догадаемся позднее…

Весь спектакль Виктории Михеевой и есть ребус с двойным, а то и с тройным дном. На маленьком пятачке сцены, в тесной клетушке (тоже будто с полотен фантасмагоричного бельгийца) — четверка героев. Замужняя пара приходит в дом к другой вроде бы ничем не примечательной семье, чтобы разрешить конфликт, разыгравшийся между их сыновьями-подростками. Хозяева здесь — писательница Вера (Наталья Грацианова), с которой мы уже знакомы, и простоватый продавец сантехники (Эдуард Иванов). Гости — респектабельный бизнесмен, одетый от Kenzo, (Сергей Молодцов) с супругой-домохозяйкой (Алла Смоленкова, в другом составе — Дарья Кошелева). Драка мальчиков — лишь формальный повод для чего-то более важного. Каждого из этих на первый взгляд благополучных людей в глубине души что-то давным-давно ужасно «скребет». И для каждого наступает свой момент истины, своя точка кипения, когда фальшивый фасад отношений не выдерживает накала эмоций. Они ругаются и мирятся, натуралистично пьют водку (зрители даже нюхали бутылку после спектакля), танцуют под душераздирающий вокал «Tiger Lillies», бьют нарисованные окна и рвут тряпичные стены. Сбрасывая маски, «нормальные» люди с «нормальными» чувствами начинают чудить, и чем дальше, тем «все страньше и чудесатее», как сказала бы Алиса. Так, по мнению режиссера, выглядит болезненное превращение (или развоплощение?) в самих себя. Виктория Михеева с такой силой раскачивает лодку взаимоотношений между героями, что смена полюсов между искристой комедией, почти брехтовским кабаре и глубокой драмой происходит настолько стремительно, что не дает зрителю опомниться и постоянно держит его внимание в тонусе. Отдельного внимания заслуживают  музыкальные номера, исполненные актерами вживую, и «саундтрек» спектакля, выдавая в создателях спектакля знатоков андеграундных течений современной музыки.

DSC_5071Да, и что еще важно. Режиссер с самого начала «втягивает» в спектакль зрителя. Все это время мы находимся на сцене, метрах в двух-трех от закипающего скандала. Любая, даже ничтожная фальшь в игре актеров грозит мгновенно вырасти до размеров слона. Дьявольская задачка для артистов, требующая совершенно особого уровня профессионализма, и они с ней по большому счету справляются, в чем, безусловно, видна колоссальная работа режиссера. Эффект разрезвившихся не на шутку мурашек проживаешь, когда видишь слезные глаза Веры, в которых тихо и мучительно умирают мечты. Или загнанный взгляд Николая, или Маргариты, или Лени.

С неожиданной стороны в спектакле открываются не только герои, но и сами актеры. Такими мы их еще не видели. Все актерские работы — на уровне.  Настоящим открытием сезона стал Эдуард Иванов (в роли Николая). Прежде режиссеры не доверяли ему большие роли, запирая в амплуа «кушать подано».

И, выходит, совершенно зря! Виктория Михеева рассмотрела в нем самобытный драматический талант. «Мне, неженатому мужчине, было интересно, как там (в браке — прим. ред.)», — признался после спектакля актер.

Актриса Алла Смоленкова выступает в «Точке кипения» еще и как хореограф. Артист  Леонид Пантин, хоть и не был занят на сцене, но тоже сумел удивить зрителей. Он выступил в качестве сценографа. Его сценография не только задает спектаклю атмосферу, но и подсказывает кое-какие смыслы. Комната в виде огромной клетки, только вместо хомячков в ней — наши герои, и видеопроекции все с теми же хомячками в колесе.

Жанр постановки обозначен как скандал с открытым концом. Это действительно так. В финале зрителям предлагают проголосовать, по какому из двух вариантов далее будут развиваться события на сцене. И тут тебя охватывает это страшное и какое-то неловкое чувство ответственности, когда ты держишь клетку с хомячками, и совсем нет времени на раздумья — оставить ее закрытой или вытряхнуть измученных бедолаг на волю. Я поднимаю табличку зеленой стороной — за свободу. Актеры смотрят в лица в зале и напряженно считают красные и зеленые карточки. Результат — свобода. Эксперимент продолжается. И не только над героями, но и над зрителями. «Вам интересно узнать о нас, а нам интересно понять вас, друг друга. Собственно, об этом и вся история», — пояснила во время общения со зрителями Виктория Михеева. Еще один пример глобальной, всеохватной игры и обманчивой простоты. В духе Магритта.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме