новости 18 сентября 2013

Год на Земле Франца Иосифа

Вот это встреча! С Андреем Земским мы не виделись со школы и на пару часов «зависли» в кафешке. На столике – кофе и планшетник, с экрана которого на меня смотрят черными бусинами большие белые медведи. Арктика!

 Через мыс Челюскина на каракатах

1Арктика всегда нравилась Андрею, с детства много читал про ее покорителей, ученых и путешественников, увлекался радиоспортом. В 1987-м окончил курсы при Государственном комитете гидрометеорологии, получил специальность «радист-метеоролог». А через два года, в 89-м, изобретатель вездеходов и покоритель Севера Вадим Шапиро пригласил его в качестве радиста в высокоширотную экспедицию, которую проводили ЦК ДОСААФ, ЦС ВОИР и журнал «Северные просторы». Это был испытательный пробег самодельных снегоходов. Каракаты на лысых камерах, перевязанные транспортерными ремнями, сегодня часто встретишь на водохранилище. Тогда эти вездеходы были редкостью, а их изобретатели – доморощенные Кулибины — становились героями телевизионных конкурсов.

За два с небольшим месяца экспедиция Шапиро прошла 3300 км по Арктике — от Дудинки до острова Средний (архипелаг Седова, острова Северной Земли). Андрей – в одном экипаже вместе с конструктором, бывшим мотогонщиком, мастером спорта международного класса по мотокроссу Анатолием Розалевичем на его машине с шестью ведущими колесами. Во время экспедиции Андрей поддерживал постоянную радиосвязь.

Когда дошли до острова Средний, где находился аэродром, испытателям сообщили, что взлетная полоса дала трещину, так что, ребята, ждите навигации. В обратный путь — через острова, через мыс Челюскина — самую северную точку Евразии — к пограничникам… Дорога нелегкая — ночевали в палатке, нередко накрывала пурга, рядом шастали белые медведи. Во время северного сияния связь полностью блокировалась. Но путешественникам повезло – вскоре экспедицию забрал борт Ан-26 из Института Арктики и Антарктики.

 Остров Хейса. Просто работа

Он вернулся в Арктику спустя 22 года инженером-электроником и аэрологом на полярную станцию имени Эрнста Теодоровича Кренкеля, известного полярника. А позвал его сюда ярославец Виктор Иванов, с которым вместе учились в Москве при Госкомгидромете. Виктор Васильевич неоднократно бывал в Арктике, два года работал на Новой Земле, на Виктории — самом удаленном острове архипелага на границе с Норвегией.

До архипелага добирались на ледоколе «Сомов», который однажды затерло во льдах Антарктиды, и спасал его из ледового плена Артур Чилингаров. На «Сомове» шли от станции к станции, доставляя продукты и топливо на год. Конечная точка — Земля Франца Иосифа, часть полярных владений России, огромный архипелаг в Северном Ледовитом океане, в котором 192 острова. Один из них — остров Хейса, где стоит самая северная в мире метеостанция имени Кренкеля. Вот здесь и провел Андрей Земский целый год вместе с пятью полярниками. «Это не экспедиция. Это — просто работа», — уточняет он в ответ на мои расспросы.

По штату здесь должны быть 20 полярников, но на вахту приехали только шестеро, они и обеспечивали всю работу метеостанции. Задача полярников – фиксировать с помощью метеозондов скорость и направление ветра, влажность, температуру воздуха, другие параметры, на основе которых уже на Большой земле составляют метеопрогнозы, мониторят состояние окружающей среды.

«Все очень просто: в помещении газогенераторной баллон заправляется реактивами, которые образуют легкий газ. Дважды в сутки им заправляют большой белый шар метра два в диаметре. К нему крепится зонд – аппарат с датчиками, который за 2-3 часа поднимается на 40 км вверх. В сильно разреженном воздухе шар раздувается до величины пятиэтажного дома и лопается. Всю информацию, полученную с зонда, я обрабатывал на компьютере, шифровал и передавал по космической связи в Архангельск», — рассказывает Андрей.

Жилье полярников – большой металлический контейнер, который то и дело приходилось откапывать после пурги. У каждого своя комната. Есть сауна и душевая кабина, стиральная машина, спортивные тренажеры. Два корейских отопительных котла «Китурами» сразу вышли из строя. Пришлось изрядно с ними повозиться, чтобы из двух собрать один и запустить отопление.

Мишка гуляет по станции как у чебя домаС продуктами было неплохо — мясо, сливочное масло… Правда, картошка и овощи прошлогоднего урожая. Дело в том, что судно снаряжают в новый поход по полярным станциям в июне, когда нового урожая еще нет. Но однажды, когда овощей    не осталось, полярников выручили пограничники с погранзаставы «Нагурское» — привезли свежей картошки, лимонов, апельсинов!

Пресную воду брали из озера Космического – 500 метров в диаметре, абсолютно круглое, 5 метров глубиной, причем вода до дна не промерзает. На 70 метров от станции разворачивали пожарные рукава, чтобы накачать воды. «Во время полярной ночи идешь соединять рукава, тьма кромешная, особенно когда пасмурно и нет звезд. Можно наклониться и ненароком упереться в брюхо белому медведю… Фонари? Экономили электроэнергию. Электрогенераторы – самое больное место. Встанет дизель – все, жизнь на станции закончится. Минусовая температура будет моментально, и спрятаться от холода уже негде», — рассказывает Андрей.

Вообще, полярная ночь — самое трудное время. Тьма, метели свищут, постоянные ветры до 30-40 метров в секунду, станцию заваливает снегом. Четыре месяца в году полярники отрезаны от внешнего мира – ни судов, ни авиации. Только радиосвязь, и та с перебоями. В штате нет врача, но первую помощь окажет каждый. Если что-то экстренное – помощи ждать неоткуда, до материка — 2,5 тысячи километров. Но такая у них «просто работа». И просто жизнь на острове в Ледовитом океане…

 Медведь-людоед

Люди и медведи на острове — соседи, только вот соседство это добрым здесь никто не назовет. Через месяц после начала вахты, 20 сентября 2011 года, медведь задрал сослуживца Андрея по станции полярника Михаила Еремкина:

«Отличный был человек, заядлый турист, облазил весь приполярный Урал. Классный специалист по арктическим лишайникам, его научной работой интересовались зарубежные издания. Свои исследования он совмещал с обязанностями метеоролога и газогенераторщика. Мы подружились, вместе договорились бросить курить.

Как обычно, за два часа до запуска зонда, Михаил отправился в газогенераторную (до нее 160 метров), чтобы заправить баллон реактивами. Мы не сразу заметили его отсутствие – у каждого на станции свой график. Через час аэролог выходит запускать зонд и тут же по рации сообщает: «Вижу медведя, стреляю!». Мчимся в газогенераторную и видим, что там на снегу Мишиных следов нет. Зашли по настилам с другой стороны — на дорожке — Мишина спортивная шапочка, фонарик светит в снег. В 25 метрах нашли обглоданное тело. Медведь нападает обычно сзади и может одним ударом скальпировать человека. Вот так — час назад пили кофе на кухне… Было желание уехать. Но потом подумал: не так поймут – струсил, мол… В общем, остался.

Мы получили разрешение Росохранкультуры отстрелить медведя-людоеда. Белые медведи занесены в Красную книгу и здесь, в заказнике, чувствуют себя вольготно. На станцию забредают, бывает, 2-3 раза в сутки, и как узнать, кто из них людоед? Осенью и весной у медведей особая движуха – они стараются захватить территорию обитания, а человек для них — как нерпа или морж. Ракетниц они не боятся. А огнестрельное оружие на станции запрещено, потому что людей набирают отовсюду — разных возрастов, привычек, воспитания. В замкнутом пространстве неприязнь перерастает в конкретный конфликт. Потому и запрет. Собаки? Они непредсказуемы…

 Гость из Рыбинска

В дальнем своем далеке полярники не раз принимали гостей. Однажды на станцию заглянула экспедиция с яхты «Апостол Андрей». На борту — известный путешественник Николай Литау, на этой яхте он много раз ходил в Антарктиду, в Южную Америку.

Как-то подошло к острову судно «Академик Молчанов». Полярники кричат Андрею: выходи скорей, там парень из Рыбинска! Узнал не сразу: оказалось, это Олег Продан! Они вместе учились в параллельных классах рыбинской школы № 28. И надо ж было забраться на Землю Франца Иосифа, чтобы впервые после школы встретить однокашника, с которым вместе пришли когда-то в Рыбинский аэроклуб прыгать с парашютом! Сегодня Олег — руководитель поисковой экспедиции «По следам двух капитанов», генеральный директор клуба «Живая природа», действительный член Русского географического общества, почетный полярник России. Он прибыл на остров Хейса вместе с сотрудниками государственного заказника «Русская Арктика».

***

Перелистываю фотографии, сделанные Андреем на островах, и невозможно не заметить его восхищения особой красотой здешней природы, озер, ледников, айсбергов… Когда следующая вахта? А может, и экспедиция?

— Мне предлагают в Антарктиду съездить. Пока думаю – это же все равно авантюра, а мне уже 54 будет… Я, знаешь, не из разряда мужиков, которые ищут любой предлог, чтобы удрать из семьи. Я очень скучал в Антарктиде по своим, и эта вахта для меня была скорей необходимостью, – признается Андрей. — Один из нашей пятерки остался на станции еще на год. Общаюсь с ребятами по радиосвязи – говорят, финансирование сокращается, геомагнитные исследования сворачиваются…

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме