новости 25 сентября 2013

Боевое знамя полка нашли рыбинцы в новгородских болотах

С очередной поисковой экспедиции из Мясного Бора  вернулись рыбинцы, работающие в составе  новгородского поискового отряда «Гвардия». Двухнедельная вахта в августе и сентябре для рыбинцев оказалась на редкость удачной и щедрой на уникальные находки. Одна из них – Боевое красное знамя 848-го стрелкового полка – стала сенсацией этого поискового сезона, о которой рассказали федеральные телеканалы. В составе рыбинской поисковой группы  вместе с Александром и Надеждой Савельевыми работала корреспондент «Рыбинских известий» Марина Морозова.

Офицерская поляна

IMG_3227Час на «броне» тягача, и вот она, поисковая база, на возвышенности у Замошского болота. Это место называют Звезда. Лесная тропинка выводит к пятиконечной бетонной звезде с черной гранитной плитой в центре. Ее установили сами поисковики  в память о  дивизиях, которые зимой держали здесь оборону, а в июне 1942-го выходили из немецкого окружения. Эта поляна зовется Офицерской. По рассказам командира ПО «Гвардия» Александра Орлова, на небольшом пятачке на окраине Замошского болота найдены останки более 300 воинов, находятся они и до сих пор.  Если выложить в логическую цепочку информацию, полученную в ходе поисковых работ за много лет, то получается, что в этом месте 24 -25 июня 1942 года прорывались из Любанского котла около тысячи человек, уцелевших в Волховском котле. Впереди шли солдаты, за ними – большая группа офицеров, а следом – раненые и военная медицина. Немцы ждали их, изможденных голодом, гнусом, бомбежками. И с двух сторон обрушили на поляну шквал огня…

Вещдоки Долины смерти

Сначала – разведка. Вся поляна, заросшая камышом, звенела разноголосьем металлодетекторов. То и дело обнаруживались россыпи гильз и нестреляных патронов, солдатские котелки и кружки, осколки мин и снарядов. А под щупом пружинили солдатские ботинки, офицерские сапоги и ремни, фрагменты шинелей, противогазов. Нередко натыкались и на останки убитых. Нет сомнений – нужно работать на Офицерской сплошным поиском, уже не оставляя нераскопанных участков. Щуп и лопату — в сторону, работаем ножом, снимаем грунт тонкими пластами.
Политруки...В своем раскопе я очень быстро обнаружила фрагменты черепа и тут же, в развалившемся коме черной болотной земли, – металлическую печать на деревянной ручке. Едва промыли круглую поверхность, на ней четко прочиталось: 848-й стрелковый полк. В середине печати – Герб Советского Союза. Гербовая печать под сургуч 848-го стрелкового полка
267-й стрелковой дивизии была предназначена для писем и военных донесений.
Вскоре нож наткнулся на фрагменты ткани. Плотный шелк бурого цвета, похоже, многократно сложенный. На некоторых слоях – прошивки светлой тесьмой разных конфигураций. Когда все вместе изучали находку, прозвучала версия – Боевое знамя! Мы уже вернулись домой, а из Новгорода пришла новость: это действительно фрагменты Боевого знамени полка, что подтвердили специалисты отдела реставрации музейных предметов и военные историки Новгородского музея-заповедника. Полотно состоит из двух десятков небольших фрагментов. Определить в нем боевое  знамя  позволил тип ткани, следы контурной бахромы, вышитые части букв и Герба Советского Союза, а также найденная рядом печать 848-го говорят о том, что это именно полковое знамя.
Интересно, что после войны на территории Российской Федерации было найдено всего четыре Боевых знамени, три из них  — на новгородской земле.
По документальным свидетельствам и воспоминаниям ветеранов Волховского фронта, известно, что при прорыве из окружения в июне 1942 года многие  знамена  частей и соединений РККА были закопаны или их выносили на себе военнослужащие. Далеко не все реликвии были сохранены, но ни одна не была захвачена противником. Для любого воинского подразделения Боевое знамя было святыней. Кстати, немецкие знамена никогда не выносились на поле боя, а оставались на месте дислокации части. Наши кумачи воевали на передовой.  И если часть утратит знамя, это для нее несмываемый позор. Воинское подразделение расформировывалось, а командиров отдавали под трибунал.
Медальон КондратенкоЭта участь миновала 848-й полк и 267-ю стрелковую дивизию, которая осенью 1942 года получила второе рождение и воевала в Донбассе, освобождала Севастополь, а закончила войну в Прибалтике. Носила почётное звание Сивашская.  848-й  полк  в составе этой дивизии участвовал в штурме Сапун-горы в Севастополе.
Кто же он, неизвестный офицер, выносивший знамя из окружения? По одной из версий, это мог быть командир полка, а в то время полком командовал подполковник Иван Александрович Степанов, уроженец Ивановской области. Возможно, это был начальник штаба 848-го стрелкового полка капитан Николай Михайлович Громов, выпускник военной академии имени Фрунзе, ему в 42-м было всего 30 лет.  Он был призван из села Тихоново Парфеньевского района, который до 1944 года относился к Ярославской области, ныне это Костромской регион.  Найденные останки явно принадлежали молодому человеку. Мы уже связались с администрацией Парфеньевского района, костромичи взялись помочь в поисках родных своего земляка, который числится пропавшим без вести.

Политруки

Это место в глубине Замошского болота открыл рыбинец Александр Савельев:  именно здесь за несколько лет найдено множество останков военнослужащих младшего офицерского состава и политруков, о чем свидетельствовали личные вещи, обувь, знаки различия на шинелях и сохранившиеся документы. С легкой руки Александра  это место так и зовется  — Политруки, и не прийти сюда мы не могли.  Часовой марш-бросок по лесной и болотистой пересеченке — и словно попадаешь в параллельный мир. Здесь царство сосен –великовозрастных болотных коротышек.
IMG_3266На ветвях  —  полотнища шинелей и галифе, солдатские кружки, котелки, а на кочках с яркими каплями брусники и клюквы —  сапоги да ботинки, ремни,  кучки патронов, гранаты, снаряды  и прочее боевое железо.
В отличие от Офицерской поляны, где «над войной» сантиметров 10-15 болотистого грунта, военный слой здесь залегает значительно глубже, под плотной подушкой осоки и сфагнума, под бурой студеной водой. За три дня работы мы подняли в Политруках останки шестерых военнослужащих Красной армии. В раскопах Александр Савельев нашел фрагменты вещевых книжек командира РККА, они отправлены  на экспертизу –  с ними поработает экспертно-криминалистическая служба МВД Республики Коми. Есть надежда, что документы будут прочитаны, а значит, удастся установить имена их обладателей.

Не строить на костях

Еще один наш марш-бросок – на реку Полисть, на остров между ее протоками, где тоже работает «Гвардия» во главе с командиром отряда Александром Орловым.  Эта территория – часть полосы, отведенной под строительство скоростной платной автомагистрали М11 – Москва­ — Санкт-Петербург, которое начнется уже в 2014 году и будет завершено в 2018-м. Пожалуй, впервые в истории  строительства столь масштабных объектов, проходящих по местам кровопролитных боев Великой Отечественной, государственная компания «Автодор» финансирует работы по обследованию полосы отчуждения, подъему и перезахоронению останков погибших солдат и офицеров, как и подобает, с воинскими почестями.  Саперы обследуют 150-метровую полосу отчуждения и поднимают с глубины снаряды и мины, оставшиеся со времен войны. Следом идут поисковики, прощупывая пядь за пядью землю, изуродованную войной. Сплошной поиск дает результаты – с весны на пройденном участке подняты останки более полутора сотен погибших фронтовиков, смертные медальоны и другие военные находки.

Туда, где дед погиб…

Немало интересных событий случилось за эти вахты. Одно из них запомнилось особо. На нашу базу на тягаче прибыли родные летчика Андрея Ивановича Андреева, чтобы побывать на месте гибели экипажа самолета P-Зет № 1970. Останки самолета и экипажа в прошлом году отыскал на Замошском болоте Михаил Орлов, внук основателя поискового движения Николая Орлова, сын командира ПО «Гвардия». По номеру двигателя установили имена летчиков экипажа, а затем отыскали родных одного из них – штурмана Андреева. И пригласили их в Мясной Бор. Они приехали – семьи  Нерасовых, Маркиных и Первозванских из подмосковного Дмитрова и Дмитровского района, сразу десять человек — три поколения! Оказалось, младший брат Андрея и его пять сестер всю жизнь искали хоть какие­то сведения о летчике, написали множество запросов в военное ведомство, но ответ был один: 22 января 1942 года экипаж P-Зет № 1970 не вернулся с боевого задания (воздушная разведка  над территорией противника)  и пропал без вести. Через семь десятков лет место гибели самолета и его экипажа было установлено. Дмитровцы обязательно вернутся сюда, чтобы поставить летчикам памятник.

Три медальона – три имени!

За две недели августовской и сентябрьской вахты наша поисковая группа отыскала и подняла из мясноборских болот останки 24 солдат и офицеров Красной армии. Трижды  за вахту лесная тишина Офицерской поляны взрывалась ликующими криками, когда в обширном раскопе под слоем черной болотной земли вдруг  обнаруживался граненый эбонитовый футлярчик – смертный медальон. Первый нашли ярославцы (поисковики отряда «Высота 76» Владимир Баранов, Андрей Кочешков и Павел Шабанов) и сразу примчались  на базу. После ювелирных манипуляций мокрую бумажную трубочку из медальона аккуратно развернули  на чистом листе бумаги и сумели прочесть каждую строчку: Кондратенко Николай Дмитриевич, рядовой,
1903 г.р., адрес: Новосибирская область, Кривошеинский район, Никольский сельсовет (ныне Алтайский край).
Тут же позвонили в Барнаул алтайским поисковикам, подключили своих друзей с «большой земли». По ОБД «Мемориал» установили: Кондратенко Николай Дмитриевич, сержант, писарь хозяйственной части, находился в штате 1240-го стрелкового полка 372-й стрелковой дивизии, сформированной на Алтае и вошедшей в состав 2-й Ударной армии Волховского фронта…  Пропал без вести
25 июня 1942 года, когда немцы окончательно захлопнули Волховский котел.
Второй медальон я отыскала под корнями большой березы на Офицерской поляне. Вложенная записка сохранилась хуже, поэтому находку передали  экспертам в поисковую экспедицию «Долина», и эту весточку с войны удалось прочесть: свой вкладыш в медальон заполнял красноармеец Павел Васильевич Тулин, уроженец Шлиссельбурга (Ленинградская область).
На этот раз случилось чудо: я разместила информацию на поисковых сайтах и ВКонтакте, где у нас много друзей-поисковиков со всей страны. Уже на следующий день пришло сообщение: Павла Васильевича Тулина уже пятый год разыскивает внук, информация о розыске – на сайте «Забытый полк»! Вот что написал мне Михаил Монахов, который оставил запрос на сайте polk.ru: «Меня так воспитали, наверное.  Знаю одно, что важно это очень, это же часть тебя… Я сейчас и сам отец — двойняшки у меня, и им теперь расскажу,  что вот он, дед ваш, погиб на войне… Не пойму тех, кому это безразлично…»
После были найдены еще два медальона, вкладыши которых удалось расшифровать.
В  прошлом поисковом сезоне  отрядами, работающими в составе экспедиции «Долина», поднято и захоронено более 2,5 тысячи солдат и офицеров,  найдено  173 документа, установлены имена 153 воинов, а за 25 лет обнаружены и переданы для захоронения останки 101717 павших солдат и офицеров Великой Отечественной. Новое захоронение планируется в ноябре.

Марина МОРОЗОВА

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме