новости 13 ноября 2013

Так делать нехорошо

Большой сильный человек — всегда «покров» для своего окружения. Юрий Васильевич Ласточкин — «покров» для целого города. От так любит свой Рыбинск и так преданно ему служит, что за последние годы «подтянул» его почти до европейского уровня. Чистый, уютный, с памятью и памятниками, с необыкновенными праздниками, объединяющими людей. «Нам стало интересно жить», — говорят молодые рыбинцы.

05_Арест лучшего за всю историю Рыбинска мэра отзывался болью в сердцах самых разных людей — и знакомых, и не знакомых с ним лично. Нас с Юрием Ласточкиным связывают книги. Об этом и хочется рассказать. В начале 90-х он предложил сделать альбом по Рыбинску. Город лежал в руинах перестройки. Киношники из Москвы любили снимать в нем послевоенную разруху. Ни одного уцелевшего фасада. Мрак и грязь. История «закрытого» города выстраивалась неровно. А заказчик хотел не просто альбом, а красочный. Да здоров ли? А Ласточкин (всего­то тридцати лет от роду) тогда еще работал на «Сатурне», но, как оказалось, видел далеко. И любил свой город, как немногие умеют. Деятельно. Магическими усилиями Сергея Метелицы (что­то снять вечером из-под листвы, что­то — в лучах восхода) альбом получился красочный. Города не было, а альбом был. И магия на этом не закончилась — город стал к нему «подтягиваться». Давно превзошел.
Следующий замысел Юрия Васильевича тоже удивил. Составить энциклопедию всех храмов Яро-славской епархии. Со снимками. Да непосильно! Настаивает: именно энциклопедию. Сроки — невыполнимые. Быстро, и никаких. В сердцах говорили: «А вы-то сами сможете за ночь свой двигатель собрать?» «Смогу. И вы сможете». В свой нечеловеческий ритм работы вовлекал всех, кто рядом.
Три года вертолетных съемок и автопробегов по всей области. Встречи, разговоры, сбор материалов по истории епархии в музеях и архивах. Проект трудоемкий и дорогостоящий. Условие — оплатить всем музейным людям участие в проекте — выполнил честно и беспрекословно. Вникал в подробности, был полноправным соавтором, неизменно поражая точностью оценок и осведомленностью: и откуда все знает, когда успевает? Трехтомник вышел с благословением Патриарха Алексия II — это самая высокая оценка книги. На все времена остался документальный срез тяжелого и счастливого времени — начала возрождения веры и храмов. Многие тогда спрашивали: «Зачем это Ласточкину?» Теперь я знаю ответ — для России, для русского человека, обязанного помнить свою историю. Просто он очень правильно устроен — любит свою страну, свой город, свою мать. Это одна цепочка, основа, без которой нет личности. Не громкие фразы — правда. Из книг, изданных им, можно составить краеведческую библиотеку. Без его внимания не осталось ни одно значительное событие прошлого и настоящего родного края. Археологические раскопки на Шексне, находки, открытия — книга. Щемящая история Мологи — книга. Живописец Трамзин — книга.
И Рыбинск — в старых фотографиях, современных снимках, «цветных снах», путеводителях, исторических сказах для детей и т.д. и т.п.
Очередное его предложение — издать книгу об урагане в Дёмино — поначалу тоже вызвало вопросы. Зачем об этом ужасе? Понятно, что Дёмино — часть души Ласточкина. Своим талантом и любовью он сделал из провинциальной базы отдыха лыжную столицу России. Но про ураган?
А получилась книга про героическое сопротивление человека стихии, про его силу, про то, что дух человека поборет все. Хотя писать надо было про самого Ласточкина — Дёмино не стало депрессивной территорией только благодаря его невероятной энергии и воле.
История Рыбинска, не попавшая в книги, вписалась в журнал «Угличе Поле». Случайная встреча Юрия Васильевича на музейной выставке с редактором Алексеем Сусловым дала умирающему от безденежья журналу надежду на новую жизнь. Увидев живое, правильное, настоящее, Ласточкин, как всегда, поддержал. Следующие выпуски журнала поведали не только о Рыбинске, но и о Вятском, о Романове­Борисоглебске и других старинных уголках губернии. «Угличе Поле» стало событием в культурной жизни края. Заметным и замеченным. Редактор, кстати, тоже поначалу интересовался: «Не знаете, зачем это Ласточкину?»
К печатному слову у Юрия
Васильевича вообще особое отношение. Сколько раз случалось, что, прочитав статью в «Северном крае» о каком­нибудь незаурядном рыбинце, посещал его лично (к невероятному удивлению героя) или приглашал к себе на прием в мэрию. Чтобы помочь, поддержать, дать надежду. Всегда с пользой не только для этих людей, но и для города. Среди них художники и музыканты, учителя и краеведы.
Понятно, что красивые и нужные издательские проекты, в которых всегда он инициатор и соавтор, — не самое главное в его биографии. Есть более весомые дела. И открывшиеся новые школы, и современные детские сады, и чистота, и памятники, и озеленение Рыбинска — все это тоже он. Могучий и надежный хозяин, вникающий во все мелочи. Всем известно, что проведение Кубков мира в Дёмино — его заслуга, многотысячные международные лыжные марафоны — тоже его, подготовка зимних трасс в дождь, когда речь идет не столько о соревнованиях, сколько о престиже России — тоже его; огромные новогодние снежные фигуры, превращающие город в волшебную сказку, предновогоднее шествие тысячи Дедов Морозов — его фантазия, черничный пирог (для всех бесплатный!) длиной в несколько улиц, испеченный к нынешнему Дню города — тоже идея мэра. Повезло рыбинцам. И они это понимают.
Еще до избрания Ю.В. Ласточкина на пост мэра талантливый рыбинский кузнец, о котором я писала статью, сказал: «Ласточкин — глыба. Он горами может двигать. Нам бы его в мэры». Масштаб личности определил красиво.
И что теперь? Невыносимо видеть Ласточкина в клетке. Отвратительно выглядит ловко сделанный сюжет — первая новость Первого канала. Здесь позволю себе нелирическое отступление: одна интеллигентная теща, обнаружив, что бывший зять вывез все вещи из квартиры, прихватив и ее холодильник, сказала: «Костя, так делать нехорошо». Вот и про этот арест хочется сказать: «Так делать нехорошо». Даже если есть претензии и подозрения, — зачем так? Неужели Юрий Васильевич, сделавший столько хорошего для Рыбинска, заслужил — так? Да и трудно верится, что одной рукой человек вымогал взятки, а другой издавал исторические книги и журналы на благо России. Из любви к России. Что-то одно. Вместе не складывается.
После ареста Юрия Васильевича раздаются звонки тех, кто был связан с ним издательскими проектами. Из Москвы, из Красноярска. Спрашивают: «Чем можно помочь?» Чем? Если бы знать. Может, словом? Думается, что тем, кто работал рядом с ним, тем, кому он помогал, тоже есть что рассказать. Чтобы составить объемный портрет «вымогателя взяток». Поможем следствию?
На наших глазах на одну чашу весов Фемиды положили будущее Рыбинска, спортивного Дёмино, новые книги. Что бы ни положили на другую — все равно будет меньше. Только, пожалуйста, не обвешивайте. Так делать нехорошо.

Марина ШИМАНСКАЯ, Сергей МЕТЕЛИЦА
Фото из цикла «16 мгновений из жизни Юрия Ласточкина» (Сергей Метелица)

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Гек 19:01 | 27 Ноябрь 2013

Убираются активные,умные и творческие люди-они мешают власти.Нужны посредственные,но исполнительные. Жаль Россию!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме