новости 5 февраля 2014

Государевы люди

Однажды в одном из исторических календарей я наткнулась на несколько строчек о рыбинском полицмейстере Дееве. Он, по свидетельствам историков, был единственным на всей Волге полицмейстером, который… не брал взяток! Захотелось разыскать сведения об этом редком человеке из прошлого, да только ни имени, ни отчества его никто не знал. И тогда мне на помощь пришел заведующий историческим отделом Рыбинского музея-заповедника Александр Козлов. Он обнаружил в местном архиве формулярный список, который раскрыл инкогнито уникального полицмейстера Деева. Оказалось, что в картотеке историка собран материал на каждого из бывших шефов рыбинской полиции начиная с 1823 года — интереснейшая картина жизни государевых людей, оставивших след в большой судьбе государства Российского.

Тот самый Деев

Rybinsk_smallВ 1828 году в чине подполковника полицмейстером в Рыбинск назначается Деев Иван Михайлович. Родился он в 1792 году в Пошехонском уезде в семье мелкопоместных дворян — было у Деевых всего 37 душ крепостных. Уже в четырнадцать лет, как и полагается дворянину, Иван Деев был приписан к службе в Мариупольском гусарском полку в качестве юнкера. Через год его перевели в Александровский гусарский полк и произвели в корнеты. Во время войны с Турцией в 1811 году Иван Деев, отличившийся в сражении при турецкой крепости Шумли, получил свою первую награду — орден Святой Анны 4-го класса. Еще одна «Анна» украсила грудь героя после сражения при городе Кобрине в 1812-м. Тогда же он был произведен в штаб-ротмистры и награжден «Медалью 1812 года». А в 1813 году за отличие при взятии крепости в городе Борисове Иван Деев был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени.
Спустя еще год в чине штабс-капитана Деева переводят в лейб-гвардии Драгунский полк. И тут же снова отличился наш герой — в 1814 году он получил за военное достоинство королевский прусский пурмелерит — тоже своего рода орден. Но и это не все — в том же 1814-м году Иван Деев награжден медалью за взятие Парижа, орденом Святой Анны за храбрость, проявленную в сражении при Плесне. За сражение у крепости Крам офицер награжден золотой саблей с надписью «За храбрость», а за разгром неприятеля при Фермаштадте был удостоен монаршего благословения. И это всего лишь за четыре года!
Ничего не говорится в формуляре о ранениях Ивана Деева, но не прошли для него бесследно героические битвы. В 1816 году Иван Михайлович увольняется с военной службы в чине капитана по болезни. Два года не было о нем никаких известий, но в 1818 году он объявился в Переславле, где поступил на службу в конно-егерский полк. Уже через два года он вырос до чина подполковника, а еще через год за отличную службу Иван Михайлович Деев получил высочайшее благоволение, о чем объявлено в приказе командующего первой армией.
Несколько следующих лет — еще одно белое пятно в биографии этого удивительного человека. И вот в 1828 году он назначается полицмейстером в Рыбинск. Через 6 лет шеф рыбинской полиции произведен в полковники и награжден знаком отличия за беспорочную службу в течение 20 лет. А еще через год по представлению министра внутренних дел Ивану Михайловичу Дееву назначается персональный оклад в размере 1200 рублей (по тем временам очень солидные деньги). Кстати, именно при нем в 1836 году все содержание рыбинской полиции было «возложено на обязанность самого города».
1838 год. Высочайшим повелением рыбинский полицмейстер награждается… землей в размере 1500 десятин, это по нынешним меркам огромная территория — 1635 гектаров! По неточным данным, земли эти лежали к югу от нынешнего железнодорожного вокзала. Во всяком случае, именно территорию  бывшего сада имени Кустова в народе называют Деевской дачей.
cdc97407e405В том, что герой Отечественной войны 1812 года Иван Деев не брал взяток, вряд ли можно усомниться. Не таков он был человек. Например, в отличие от коллег-землевладельцев Деев сам платил налог за своих несостоятельных крестьян, о чем свидетельствуют подлинные документы 1845 года, хранящиеся в рыбинском архиве. Другие же баре заставляли раскошеливаться собственных крепостных.
Точная дата смерти Ивана Михайловича пока не установлена, он ушел из жизни в чине генерал-майора скорее всего в период между 1850 — 1860 годами.

Цензор, охотник, пожарный…

Следующим полицмейстером в Рыбинске был г-н Марков. В его судьбе есть интересный факт, связанный с первой городской газетой «Рыбинский листок», которая вышла в 1864 году. Однажды журналисты посмеялись на страницах газеты над тем, как в ожидании прибытия министра путей сообщения г-на Мельникова рыбинские властные чины и богатый купеческий люд сняли картузы, едва завидев вдали дым от министерского парохода. Сия журналистская крамола вызвала сущий скандал, и тогда ярославский губернатор отписал рыбинскому полицмейстеру лично визировать каждый номер газеты. Правда, через два месяца по требованию рыбинских купцов «Листок» был закрыт.
В 1862 году грянула полицейская реформа, и все полицмейстеры стали людьми гражданскими, а свои звания заимели в соответствии с гражданской Табелью о рангах. Первым известным гражданским полицмейстером в Рыбинске стал Михаил Гаврилович Муравьев, который вступил в должность в 1866 году в чине коллежского асессора (что соответствует званию капитана в армии), когда ему едва исполнилось… 27 лет!
Родился он в 1839 году в дворянской семье, военную службу начал прапорщиком артиллерийской бригады. Участвовал в  Восточной (Крымской) войне  1853-1856 годов, за что награжден был памятной бронзовой медалью, а в 1857 году в память о событиях Кавказской войны ему пожалован крест «за участие в делах с горцами». В 1864 году военную службу закончил по состоянию здоровья и был назначен приставом Даниловского уезда Ярославской губернии. А еще через два года стал рыбинским полицмейстером, прослужив в этой должности пять лет. Имел чин коллежского асессора, что по военной Табели о рангах соответствовало званию капитана. Собственным имением так и не обзавелся.
Павел Павлович Дебил был тоже дворянского происхождения. Поскольку кадетский корпус он не окончил, военную службу начал в 1857 году рядовым Кронштадтского батальона, служил в Калужском пехотном полку, а затем в 4-м резервном батальоне Эстляндского пехотного полка. В 1861 году подпоручик Павел Дебил ушел с военной службы по болезни, служил в полицейском ведомстве в Санкт-Петербурге, Витебске, в Полоцком уезде.
В 1870 году за усердную службу награжден орденом Святого Станислава II степени, затем орденом Святой Анны II степени.
В 1884 году назначен старшим чиновником особых поручений при ярославском губернаторе, а 26 мая 1884 года получил назначение на должность полицмейстера города Рыбинска Ярославской губернии в чине коллежского советника, что соответствовало полковнику по военной Табели о рангах. Как складывалась его полицмейстерская служба, о том история пока молчит. Но известно, что именно при нем  согласно решению Государственного Совета была введена речная полиция.
Собственного имения у Павла Павловича не было. Вместе с женой Надеждой Петровной, урожденной Логиновой, воспитали они сына — тоже Павла, который стал военным.
На посту его сменил Михаил Карлович Гутьяр. Дворянский сын, он окончил 2-й кадетский московский корпус, а в 22 года (в 1861 году) был назначен судебным следователем в Нижегородскую губернию. Через пять лет избран мировым судьей, а в 1878 году утвержден в должности директора Горбатовского тюремного отделения. В 1881 году избран почетным мировым судьей Горбатовского судебного округа. В Нижегородской губернии Михаил Карлович имел участок земли в 515 десятин при деревне Горки.
В 1887-м, когда ему было 48 лет, получил назначение на должность исполняющего дела полицмейстера в городе Рыбинске, а через год стал уже полицмейстером. К 1893 году за безупречную службу был награжден орденом Святого Станислава III степени и орденом Святой Анны III степени.
Константин Иванович Кулеш, назначенный на должность рыбинского полицмейстера в 1893 году, был страстным охотником. С его приходом было организовано Пришекснинское общество любителей охоты, чьи угодья раскинулись в трех уездах — Рыбинском, Пошехонском и Мышкинском. Вместе с Кулешом организаторами общества стали богатые пошехонские дворяне Черносвитовы.
Выходец из дворянской семьи, он начал службу писцом в канцелярии Романово-Борисоглебского предводи- теля дворянства. 1874 году в возрасте 29 лет назначен судебным приставом в Романово-Борисоглебском уезде, а через восемь лет был  причислен к штату чиновников Ярославского губернского правления и отправлен в Рыбинск в распоряжение полицмейстера для содействия начальнику рыбинской речной полиции в дни навигации. Позже, до назначения шефом рыбинской полиции,  служил приставом 1-го стана Пошехонского и Романово-Борисоглебского уездов.
За безупречную службу неоднократно имел благодарности от ярославского губернатора. Также был награжден орденом Святого Станислава III степени и орденом Святой Анны III степени. Как и его предшественники, своей земли не имел.
Недолог полицмейстерский век — в 1898 году Кулеша на посту шефа полиции сменил Николай Иванович Петропавловский, выходец из тверских дворян, который прибыл в Рыбинск из Углича, где служил исправником (начальником полиции в уезде). Именно в его бытность решением Рыбинской городской думы в ведение полиции была передана пожарная охрана. За добросовестную службу был награжден орденами Святого Станислава III степени, Святой Анны III степени и медалями.
А вот следующий полицмейстер, г-н Жеребцов, первым среди своих коллег был обязан разрешать или запрещать различного рода общественные мероприятия. Даже попечительский совет коммерческого училища не мог собраться без его визы на соответствующем прошении.
Антон Данилович Богрецов, имея опыт полицейской службы в Прибалтике, в 1903 году был назначен помощником полицмейстера города Ярославля, а через три года стал полицмейстером в Рыбинске. Впрочем, отслужив три года, он снова вернулся в Ярославль в должности уездного исправника. В губернской столице Богрецов имел дом с участком земли.
За добросовестную службу Антон Данилович был награжден орденами Святого Станислава III степени и Святой Анны III степени.
Рыбинский полицмейстер Иван Иванович Кожеловский, выходец из минских крестьян, окончил школу полицейских урядников в городе Гродно. Служил приставом на белорусской земле, в Астрахани, Владимире. Был назначен  полицмейстером Иваново-Вознесенска, а через семь лет ушел в отставку по состоянию здоровья.  Но отставного полицейского вновь призвали на службу уже через 4 года — на  этот раз его ждала должность полицмейстера в Рыбинске. Рыбинская служба была недолгой: через два года он уехал в Углич, получив назначение исправника, довелось ему нести службу и в Романово-Борисоглебске Ярославской губернии. Здесь он  скончался от грудной жабы (стенокардии).
За успехи по службе был награжден орденом Святого Станислава III степени, а также серебряной медалью
«В память царствования императора Александра III» и темно-бронзовой медалью за труды по первой российской Всеобщей переписи населения в 1897 году.

Городская полиция

Весьма интересными представляются сведения о городской полиции начала прошлого века. Как свидетельствует «Иллюстрированный рыбинский календарь на 1902 год», Рыбинское городское полицейское управление помещалось в общественном доме на углу Стоялой и Мышкинской (ныне улица Герцена) улиц, тут же находились пожарное депо с каланчой и первая полицейская часть. В ее ведении была восточная половина города от устья реки Черемухи до Угличской улицы (ныне ул. Ломоносова), а также Зачеремушная сторона. Вторая полицейская часть находилась на Сенной площади и ведала западной частью города — от Угличской улицы до Мологской заставы. При каждой из этих частей, кроме приставов, имелись их помощники. В первой — один, во второй — два. В 1901 году им в помощь установлен штат околоточных надзирателей, состоящий из шести человек, поровну в каждой части. Общее количество низших чинов полицейских служителей — 40 человек. На содержание городской полиции в 1900 году город израсходовал всего 13664 рубля 49 копеек, из которых на жалование личному составу полиции выплачено 7798 рублей, еще 1043 рубля — квартирные деньги для полицейских чинов, на провиант, амуницию и вооружение потрачено 1241 рубль 25 копеек, на содержание помещений — 812 рублей 10 копеек. Вот такой был полицейский бюджет.

Последний шеф и первый узник концлагеря

Александр Павлович Ораевский был последним рыбинским полицмейстером времен Российской империи, прослужив в должности шефа полиции семь лет, вплоть до революционных событий семнадцатого года. И первым узником ярославского концлагеря, образованного на базе Коровников. В июле 1919 года его приговорили к высшей мере. Приговор приведен в исполнение.
Об удивительной судьбе этого человека мы  расскажем в одном из следующих номеров газеты. Теперь сведения об Александре Ораевском собираются его потомками, которые живут в Киеве, Санкт-Петербурге, Оренбурге и других городах России.

Продолжение следует
Марина Морозова

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме