новости 6 марта 2014

Рыночные персонажи

Базар… Есть в этом понятии некий тайный смысл, который заставляет многих людей напрягаться: толпы покупателей, развязные торгаши, душные торговые площади, холодные примерочные, постоянное чувство самоконтроля — не обвесили бы, не обманули. Какие еще ассоциации вызывает слово «базар»? Суета, торг, толчея. То ли дело рынок. Облагороженное экономистами и финансистами, это понятие перекочевало из разряда чисто бытовых в категорию, определяющую интеллигентную связь покупателя и продавца. И большинство здесь работающих — женщины, на долю которых выпало немало испытаний.

DSC_3222Рыночные отношения прочно вошли в наш обиход и надежно укрепились в сознании как нечто передовое, продвинутое, современное. Но сам рынок, как его ни назови, ярмаркой или базаром, не  перестал быть суетным и громкоголосым местом, где далеко не каждый согласится работать и не все предпочтут его магазину.

Картинки с ярмарки

— Ну что вы все перетрогали и ничего не примерили, — накрашенная сверх всякой меры продавщица грозно прикрыла собой плотный ряд курток. — Будете брать?
— Еще не решил, — ответил покупатель и скучающим взглядом обвел соседние прилавки. Было видно, что брать ничего здесь он уже не будет. В конце концов, не только качество товара имеет значение.
— Это целая наука — общаться с покупателем, — говорит частный предприниматель Ирина Горохова, 15 лет связанная с рынком. Начинала она традиционно, с клетчатых «челночных» сумок, поездок на столичные оптовые базы за банками с майонезом и тюками с дешевой китайской одеждой. Была сама себе поставщиком, плановиком, бухгалтером и продавцом. Сегодня у нее два нанятых работника, которых она на рынке иногда подменяет.
— За столько лет общения с покупателями я стала психологом, — продолжает Ирина. — Заранее вижу, будет человек покупать или просто приглядывается. Даже когда он проходит мимо прилавков, по тому, куда направлен взгляд, легко определить интересы: куртка или джинсы ему нужны.
Ирина говорит, что каждый посетитель рынка — потенциальный покупатель. И только от продавца зависит, будет ли реализована эта покупательская потенция:
— Когда человек идет на рынок, он заранее знает о том, что качество товара здесь, скорее всего, ниже, чем в бутиках. Значит, его уже не надо убеждать в том, что в соотношении «цена-качество» нужно делать выбор в пользу первого. Да, мои куртки — не Версаче. Но они и стоят не 25 тысяч за штуку.
Об улыбке, приветливости, вежливости Ирина даже говорить не хочет, настолько все это ей кажется банальным. Не однажды ей приходилось расставаться с нанятыми продавцами только потому, что они равнодушно стояли в сторонке, пока покупатель выбирал товар.
DSC_5801— Хорошего продавца найти трудно, — жалуется предприниматель. — На рынок идут чаще всего те, кто отчаялся найти работу по основной специальности. Потом, конечно, привыкают. Или уходят — не каждому дано стать продавцом.
Любовь Чернова торгует мясом. Когда-то она работала бухгалтером, но на то, чтобы вырастить в одиночку сына, бухгалтерской зарплаты не хватало, и она ушла в рынок в прямом и переносном смысле. Зарегистрировавшись предпринимателем, попыталась самостоятельно поставлять мясо из Рыбинского района. Но расходы на транспортировку товара мелкими партиями с ростом цен на топливо стали слишком высокими. А год назад, когда для предпринимателей повысился размер пенсионных отчислений, она сдала документы и переквалифицировалась в продавца.
— Да, мы тут все психологи, независимо от образования, — смеется Любовь. — Лучшее обучение — практика. И еще рынок учит терпению. Каких только людей не повстречаешь. Одни ходят с калькуляторами и пересчитывают цену прямо у прилавка. Другие заставляют по нескольку раз перевешивать товар — им кажется, что мы их обманываем.
Любовь говорит, что времена обсчетов-обвесов прошли. Рыночных продавцов научили быть честными. Обучение это было жестоким: любая жалоба заканчивалась непременным увольнением. Контрольные весы, установленные на рынке, сделали обман слишком опасным. Но, конечно, за всех продавцов Любовь не ручается.
В любом коллективе находятся разные работники, и рынок здесь не исключение.

«Рыбное» место

— Стыдно было ужасно, — вспоминает свои первые дни в качестве продавца на Сенном рынке Галина Любчук.
Когда-то она трудилась на рыбинском катерозаводе, в цехе, где строили ракетные эсминцы. Маляр на сдаточной базе — не тихая офисная работа. Это вредные пары нитроэмали, бег по трапам, качка на испытаниях. Может быть, именно тогда приобрела она привычку твердо стоять на земле, как бы ни раскачивали почву под ногами волны российской действительности.
Двенадцать лет «вредного» стажа и досрочная пенсия, которая не устраивала женщину ни размерами, ни сутью — на шее ни у кого, включая государство, Любчук сидеть не привыкла.
В то время муж Галины занимался рыбалкой. И на семейном совете было принято решение, после которого рыночные отношения стали для Любчук реальностью — был зарегистрирован рыболовецкий кооператив.
Галина оформила в аренду участки на Рыбинском море и Волге, закупила сети, организовала рыбный лов, и некоторое время семья жила безбедно. Но изменившееся в одночасье законодательство о промышленном лове рыбы небольшой бизнес пережить не смог. И предприниматель сменила «рыбное» место на рыночное.
— Когда я пришла на Сенной, все здесь было иначе, — вспоминает Любчук. — По стенам, где сейчас прилавки с приправами, цветами, печеньем, были почти до потолка развешаны платья. Место мне в павильоне определили у западной стены.
Сначала думала — временная работа, но там торгует она до сих пор, спустя почти двадцать лет. Менялась форма собственности рынка, который из муниципального превратился в частный. Появлялись новые прилавки, современное холодильное и весовое оборудование. Росли цены и запросы покупателей. Любчук оставалась на своем месте.
Был, впрочем, период, когда она сделала вторую попытку заняться бизнесом. Решила открыть частную ферму и торговать экологически чистой и безопасной свининой и птицей. Специально для этого купила дом за Волгой.
— Завела восемь свиноматок, от них получила первый приплод, — вспоминает Галина. — В год держала по 60 свиней.
Она занималась козами, птицами, свиньями, выращивала картошку. Но энтузиазм прошел, когда жизнь вынудила прекратить упиваться интересом и достать калькулятор. Невыгодное это дело — мелкое хозяйство, не обеспеченное гарантиями покупателей. И Галина вновь сосредоточилась на рынке.
— Местной рыбой не торгую, не выгодно, — рассказывает она о своей сегодняшней работе. — Вся продукция привозная. Зато с поставщиками проблем не стало — позвонил по телефону, заказал товар и его тебе прямо на рынок доставили.
…Рыночные отношения накладывают отпечаток не только на экономику. Люди, которые долго и всерьез связаны с рынком, становятся не только психологами. Они начинают философски относиться к жизни, работе, успехам и неудачам. То, что сегодня им кажется надежным, завтра вполне может оказаться мифом.
Вряд ли кто­-то из сегодняшних продавцов и предпринимателей в юности мечтал оказаться за прилавком. Но жизнь — сложная штука, и еще неизвестно, что было бы лучше для человека: остаться на работе бухгалтера или попробовать себя в бизнесе, сидеть дома на пенсии или попытать удачу в сельском хозяйстве, прогореть и вернуться на рынок.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме