новости 20 марта 2014

Андрей Дережков: «Я абсолютно уверен в надежности Рыбинской ГЭС»

В феврале прошлого года на общественных слушаниях в Рыбинске обсуждалась инициатива снижения уровня Рыбинского моря на 4 метра. Один из аргументов сторонников частичного спуска водохранилища — требования безопасности.

«Вопрос безопасности не терпит отлагательства. Говорят, что провели замену гидроагрегатов. Можно заменить оборудование, но нельзя заменить саму плотину. Может, и были какие-то проверки, но кто об этом знает? Все засекречено. А это информация о среде обитания, и мы имеем право это знать», — заявила на слушаниях председатель экологической общественной организации «Зеленая ветвь» Лидия Байкова.

Эти вопросы мы адресуем директору Филиала ОАО «РусГидро» — «Каскад Верхне- волжских ГЭС» Андрею Дережкову.

DSC_5952— Андрей Владимирович, ключевые слова нашего разговора — «угроза», «безопасность» и «имеем право знать». Вокруг темы ГЭС и плотины множество разных мнений — от научных публикаций до слухов. Что вы можете ответить тем, кто тревожится о безопасности плотины?

— Рыбинское водохранилище, одно из самых крупных в России, относится к водохранилищам многолетнего регулирования. Напорный фронт, объем запаса воды в водохранилище 25 кубокилометров представляет реальную опасность в случае чрезвычайных ситуаций на гидротехнических сооружениях. Поэтому мы относимся к 1 классу опасности с точки зрения МЧС. В последнее время эта тема особенно актуальна и в связи с террористической угрозой. Но любое гидротехническое сооружение эксплуатируется по строгим законам и правилам. Контролируется уровень эксплуатации и состояния гидротехнических сооружений государственными органами надзора.

DSC_5961Исходя из нормативных документов, мы организуем обследование гидротехнических сооружений. И поверьте, это очень серьезные изыскания с жесткими регламентами и графиками. Раз в пять лет мы составляем декларацию безопасности гидротехнических сооружений, для чего сначала проводим преддекларационные многофакторные обследования с участием максимально широкого круга специалистов. Ближайшее такое обследование нам предстоит пройти в апреле этого года. В состав комиссии входят представители Ростехнадзора, МЧС, администраций прибрежных областей, в том числе Ярославской, и представители профильной науки, которые занимаются проектированием, разработкой правил эксплуатации гидротехнических сооружений, гидромеханического, гидротурбинного, электротехнического оборудования. Эти специалисты делают вывод о соответствии нормам эксплуатации всех наших объектов, о выполнении первоочередных мероприятий, разработанных по итогам предыдущих обследований. На сегодня у нас нет ни одного нарушения сроков исполнения предписаний по преддекларационным обследованиям, проверкам надзорных органов, в том числе Ростехнадзора.

— Но срок эксплуатации Рыбинской ГЭС — 50 лет, а она уже работает больше 70. У всего есть предел прочности.

DSC_0630— На самом деле есть конкретный срок службы по каждому виду оборудования, будь то трансформаторы, генераторы, турбины. И по ряду параметров сроки эксплуатации этого оборудования у нас действительно превышены. Но есть процедура продления нормативного срока эксплуатации по аналогии с авиастроением. И у нас нет оборудования, которое не прошло такой процедуры с привлечением специализированных организаций. Однако при этом в настоящее время мы стараемся строить свою программу технического перевооружения так, чтобы своевременно менять оборудование, а не доводить его до продления срока эксплуатации.

Как пример — в декабре прошлого года после реконструкции мы ввели второй гидроагрегат Рыбинской ГЭС. Заменили турбину, генератор, коммутационную аппаратуру, два силовых трансформатора. Таким образом, три агрегата из шести уже заменены. А до 2020 года будут заменены оставшиеся три. В стадии завершения конкурс по выбору подрядчика. К 2018 году сменят все силовые трансформаторы. Параллельно ведутся работы на открытом распредустройстве ОРУ 220-110 киловольт Рыбинской ГЭС. Меняется коммутационное оборудование.

DSC_0627То есть по технической части к 2020 году в Рыбинске будет практически новая станция. В соответствии с программой комплексной модернизации к 2025 году обе станции — Угличская и Рыбинская — не будут иметь оборудования с продленным сроком эксплуатации.

— Но есть еще здания, земляные сооружения, которые нельзя просто взять и заменить?

— Да, бетонные и земляные гидротехнические сооружения замене не подлежат. Но давайте разберемся. Возьмем бетонные сооружения. Бетон — это такой материал, который со временем лишь набирает прочность твердения.

— Смотря какой бетон.

— На самом деле любой. Мы привыкли, что на 28-е сутки он имеет проектную прочность. Но проектная — это еще не максимальная. Если посмотреть кривую твердения бетона, то вначале она идет очень круто вверх, а дальше — плавная кривая, но тоже вверх. Так вот, гидротехнические бетоны, которые были спроектированы и применены при строительстве гидросооружений Рыбинской и Угличской ГЭС, имели проектную марку 600. По некоторым анализам на сегодняшний день, бетон, который уложен в основание сооружений Рыбинской ГЭС, достигает уже марки 1000.

Проблемная зона, которая на самом деле есть, — это зона переменного уровня. То есть там, где мы имеем колебания уровней воды. Бетон, как известно, при положительных температурах насыщается водой, а при отрицательных вода в порах замерзает, и начинается процесс так называемого морозного выветривания. От этого процесса не уйти. Но я повторюсь, что это верхняя видимая часть сооружений, которая легко контролируется, мониторится и легко ремонтируется. И это не требует замены сооружений целиком.

Поскольку бетонные сооружения Рыбинской и Угличской ГЭС были пионерами в области гидротехнического строительства, делались они очень качественно. Любое сооружение этих ГЭС строилось насухо. То есть устанавливался армокаркас диаметром до 80 мм, который затем облицовывался бетонными плитами, изготовленными на берегу в заводских условиях. Они уплотнялись, вибрировались, пропаривались и имели совсем другую структуру, нежели бетон, уложенный по монолитным технологиям. Поэтому процесс морозного выветривания на наших станциях минимальный. Отсюда вывод: ненадежность бетонной плотины — это один из тех мифов, который я готов развеять.

— А земляная плотина? У многих и она не вызывает доверия.

— Плотина проектировалась с совершенно другими коэффициентами запаса, чем делают сейчас, — гораздо большими. Поэтому мы имеем земляные плотины распластанного профиля. То, что мы видим сверху, проезжая по плотине Шекснинского створа, — это только ее вершина двадцатиметровой ширины. А если представить себе высоту плотины и уклон верхового и низового откосов верхнего и нижнего бьефов, которые соотносятся как 1:3, то мы получим конструктив по подошве более 300 метров. Причем тело плотины не насыпано, а намыто. Есть такой способ возведения гидросооружений — именно намывом пульпы — водой со взвешенным песком определенных фракций. Когда вода из пульпы уходит, происходит самоуплотнение грунта.

— Насколько опасны разрушения земляной плотины фильтрационными водами?

— В земляных плотинах Рыбинской и Угличской ГЭС устроены противофильтрационные диафрагмы. С точки зрения конструктива они и не требуются, но было принято решение о дополнительных мерах защиты. В Рыбинске это железобетонная стена, которая идет в теле плотины вдоль всего сооружения. В нижней части забит на два метра в основание металлический шпунт. Выше — продолжение шпунта в виде железобетонной стены. В Угличе это металлическая стенка. Обе диафрагмы возвышаются над нормальным подпорным уровнем и являются дополнительной преградой.

Вообще фильтрует любое сооружение. Главное, чтобы параметры этой фильтрации находились в нормах. На обеих ГЭС построены и работают сооружения, которые эту воду благополучно отводят. Мы на земляной плотине Шекснинского створа в прошлом году завершили реконструкцию дренажных устройств, которые отводят профильтровавшуюся воду. Расходы этой воды настолько мизерны, что говорить о них не приходится. Это порядка десяти литров воды в секунду с многокилометрового фронта. Уровни фильтрации постоянно контролируются и нами, и профильными институтами, которые занимаются разработкой правил эксплуатации гидросооружений, а также надзорными органами, в том числе Ростехнадзором, в рамках периодических проверок и постоянного государственного надзора. Никаких нарушений не выявлено.

— Это достигается благодаря такой конструкции плотины или тем мерам, которые предпринимаются сегодня?

— Это и конструктив, и правила эксплуатации сооружений, которые мы четко исполняем. Наши сооружения запроектированы с запасом, эксплуатируются в норме, а программа комплексной модернизации предусматривает модернизацию не только оборудования, но и сооружений. Те дефекты, которые мы видим, которые выявляют комиссии, планово включаются в наши программы и планово устраняются. Как пример: в 2013 году перед наступлением осенне-зимнего периода мы завершили реконструкцию отводящего канала в правобережной части Рыбинской ГЭС, заменив полностью его бетонное укрепление в зоне нашей ответственности. В Угличе на протяжении четырех последних лет в подводной части ремонтируются откосы отводящего канала с заменой бетона. То есть это своевременное принятие мер с тем, чтобы контролируемые параметры не вышли за допустимые нормы.

— То есть никаких авралов?

— За все 70 лет ни на одном гидротехническом сооружении не было аварий и не было необходимости применять какие-то экстренные меры. Более того, по части земляных сооружений есть такой контролируемый параметр, как наблюдения за осадками. Этим параметром можно контролировать состояние тела плотины, наличие просадок, вымыва грунта. Так вот, за 70 лет эксплуатации земляные сооружения филиала уплотнились настолько, что уровень осадков находится в зоне точности измерений, современными приборами очень трудно уловить эти изменения — настолько они малы. Это говорит о том, что земляные сооружения имеют устоявшийся, сложившийся режим. Поэтому, исходя из многочисленных наблюдений, а это и состояние кривой депрессии, которая определяется с помощью пьезометров — контрольно-измерительных приборов, установленных в теле любого земляного сооружения для наблюдения за фильтрацией, мы констатируем, что наши сооружения находятся в надлежащем состоянии.

— Хоть и редко, но в нашей зоне случаются многоводные годы, каким был и 2013-й. Насколько проблематичны для плотины такие экстремальные паводки и добавляют ли они вам работы по мониторингу и ремонтам?

— Этот паводок был вторым в истории наблюдений по объему притока, по его интенсивности. На протяжении двух недель приток воды в водохранилище превышал 14 тысяч кубических метров в секунду. И наши сооружения прошли это серьезное испытание так, что ни один житель Ярославской области не почувствовал это на себе. Потому что Рыбинская ГЭС запроектирована с учетом максимальных пиковых паводков, которые могут наблюдаться раз в тысячу лет. То есть намного выше прошлогоднего пика. Таких паводков в истории Верхневолжья не было. Исходя из того, что по гидрологическим наблюдениям Россия вошла в маловодный период, паводок такой повторяемости нам не грозит.

— И все-таки, есть ли ограничения для срока службы, эксплуатации таких ГЭС, как Рыбинская?

— Нормативно зафиксирован только срок эксплуатации оборудования — агрегаты, коммутационная аппаратура, вторичные сети. С точки зрения эксплуатации гидротехнических сооружений нормативного срока нет, но опыт эксплуатации показывает, что он измеряется сотнями лет при условии надлежащей эксплуатации. И те процедуры, регламентные мероприятия, которые сейчас есть у государства по надзору за гидротехническими сооружениями, позволяют утверждать, что этот срок практически неограничен.

— Может ли при каких-либо условиях встать перед государством вопрос о закрытии ГЭС, к примеру, по экономическим предпосылкам? А дальше — ее утилизация? Об этом говорят инициаторы снижения уровня Рыбинского моря?

— Мне кажется, история уже ответила на этот вопрос. Без Рыбинской ГЭС исход Великой Отечественной войны мог быть совсем другим, потому что именно Рыбинская и Угличская ГЭС в 1941 году были единственными источниками электроэнергии для Москвы. Кроме того, исходя из общегосударственных интересов, был создан единый водный путь, который работает и до сих пор. Следующий аргумент — запасы пресной воды. Мы четко отдаем себе отчет, что пресная вода — одно из главных богатств нашего и уж точно будущего времени. В последние пять лет Европа испытывала недостаток этого насущного ресурса. Нам благодаря построенным гидросооружениям и водохранилищам эти проблемы не грозят. И, наверное, главный аспект этой темы — защита от наводнений. Благодаря большой аккумулирующей емкости Рыбинское водохранилище — гарант безопасности в период прохождения паводка.

Таким образом, говорить о понижении НПУ, зная, какие колоссальные расходы государству придется понести на обеспечение судоходства, восстановление систем водозаборов, рекреационных зон, рекультивацию освободившихся земель, просто некорректно. И это только то, что лежит на поверхности.

Кроме того, наш филиал «РусГидро» вырабатывает 25% электроэнергии, потребляемой на территории Ярославской области. Ни сегодня, ни завтра эти мощности заместить нечем. Поэтому популистские заявления о том, что наша электроэнергия неэффективна, совершенно неуместны. Электроэнергия, вырабатываемая ГЭС, экологически чистая и не требует ресурса, кроме воды, не требует разработки полезных ископаемых. И главное, она не сжигает кислород в отличие от тепловой электростанции. Каждый киловатт вырабатываемой на ГЭС электроэнергии буквально спасает атмосферу.

— Очень много претензий в том, что ГЭС очень серьезно влияет на состояние береговой зоны. Как Каскад участвует в решении этой проблемы?

— Мы отвечаем за состояние береговой линии в 500-метровой зоне, которая входит в нашу ответственность. Рыбинское, Горьковское, Шекснинское водохранилища эксплуатируются соответствующими Управлениями, созданными государством. Они решают вопросы берегоукрепления в своей зоне ответственности и контролируются федеральным Агентством водных ресурсов.

Мы платим налог за использование воды водохранилища, целый ряд других налогов. И ежеквартально выкладываем информацию об этом. За 2013 год Каскад Верхневолжских ГЭС перечислил в бюджеты всех уровней налогов на сумму 127,3 млн. руб. В том числе: в областную казну — 104,9 млн. руб., в городской бюджет — 18,8 млн. руб. Плата во внебюджетные фонды составила 27,5 млн. руб., за аренду земли — 7,7 млн. руб. Общая сумма водного налога и платы за пользование водными объектами — 18 млн. рублей.

— Как обе ГЭС защищены от террористической угрозы?

— В последнее время на предприятии проделана серьезнейшая работа в этой части, и в первую очередь на филиале было проведено обследование с участием НИЦ ФСБ. Специализированной организацией разработан проект строительства комплексной системы безопасности, который в течение 2,5 лет был реализован. Новые ограждения, средства инженерной защиты — системы телевизионного наблюдения, периметральной сигнализации, модернизированная система освещения, новые КПП, и это лишь малая часть того, что делается в «РусГидро» для усиления антитеррористической безопасности. У нас, как и на любой ГЭС, разработан противодиверсионный паспорт. Действует ведомственная вооруженная охрана, которая поддерживается в должном боевом состоянии. И в последние годы эта работа поставлена на совершенно иной, гораздо более высокий уровень, чем раньше.

Беседовала Марина Морозова

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме