новости 27 марта 2014

Душа гитариста

Кабинет преподавателя музыки Евгения Рассолова вполне может сойти за экспозицию в каком­-нибудь музее искусств. Везде: на стенах, полках и даже на полу — красуются гитары, домры, мандолины. Классические «шестиструнки» соседствуют с акустическими электро- и бас­-гитарами «Уралбас», гавайская «четырехструнка» — с банджо, когда­-то звучавшим в Германии. А еще в коллекции — столетняя гитара рыбинской легенды Владимира Гриневича. Каждый инструмент со своей историей и неповторимым звучанием. Однако главное место, почетней которого, пожалуй, и не бывает, изящным струнным отведено не здесь, а глубоко в сердце Евгения Александровича. И эта взаимная любовь длится уже полвека.

DSC_6730Абсолютный слух у Евгения Рассолова обнаружился, когда его 10-летним мальчишкой пригласили в школьный оркестр играть на балалайке. Переливчатый живой звук струнных инструментов показался ученику чем­-то волшебным и полюбился с первых нот. Когда мама предложила Евгению пойти по стопам старшего брата, игравшего на баяне, он наотрез отказался и продолжал заниматься уже в детском струнном оркестре в ДК «Авиатор». В середине 60-х случился невероятный гитарный бум, мир сходил с ума по ливерпульской четверке «Битлз», запоем слушал «Роллинг Стоунз» и других не менее известных рок­-идолов. Длинноволосые юнцы в клешах собирались во дворах и подъездах и «косили» под «битлов», а самым желанным подарком для любого пацана была гитара. Всеобщему ажиотажу поддался и Евгений.
— Уже потом я понял, что лучшей музыки для освоения гитары не придумаешь — в каждой песне «Битлз» есть своя неповторимая характерная деталь. Их музыка далеко не простая, многослойная, но, несмотря на кажущуюся сложность, можно без труда сыграть любую композицию.
Переехав в район ДК «Радуга», юноша вместе с друзьями бегал под окна здания и, буквально открыв рот, слушал, как играют легендарные музыканты Аркадий Шацкий, Владимир Добрынин и Алексей Некрасов, которых многие воспринимали как рыбинских «битлов».
Аркадий Шацкий тогда руководил ярким, мощным оркестром «Радуга» и постоянно набирал в него молодежь. Однажды он вместе с Некрасовым заглянул в школу, где учился Евгений, и пригласил желающих обучаться игре на гитаре «прийти завтра в десять».
— Помню, на перемене ребята только об этом и говорили, все хотели записаться, — рассказывает Евгений Александрович. — Тогда меня такая тоска взяла, я впервые остро почувствовал конкуренцию. Не знаю, что меня «дернуло», но на следующий день я пришел на час раньше назначенного и встал возле кабинета Шацкого. Вдруг дверь распахнулась, он спросил, кто я и откуда, и велел войти. У него была своя методика проверки слуха — «спой мне, говорит, «Подмосковные вечера». Голоса у меня не было, но во всех тональностях я попал в ноты, и меня взяли. Услышав гул толпы, которая ровно в 10 уже ломилась, я с гордостью подумал: вы еще только пришли, а я уже 20 минут как гитарист.
Евгению очень повезло с наставником — Алексей Некрасов оказался первым человеком в Рыбинске, который грамотно играл рок­-музыку и освоил джазовую гитару. Ученик сразу уловил простую истину: для того чтобы научиться извлекать из гитары подлинно красивые звуки, а не просто бренчать, нужна долгая кропотливая работа. С утра и до позднего вечера юноша не выпускал из рук инструмент «с удивительными возможностями». А в перерывах прибегал на репетиции оркестра и с замиранием сердца наблюдал, как спорят музыканты и как рождается музыкальная гармония. Через пару лет Евгения приняли в оркестр. Стоит ли говорить, что весь его репертуар он уже знал наизусть!
У музыкантов практически не было выходных: каждый день с 1 мая до первого снега они играли в городском саду. Выступали и в малом составе: Евгений часто заменял Алексея Некрасова — «чесал» ритм-энд-блюз и приджазованные инструментальные пьесы в рок-­н­-ролльном стиле.
В 1969 году Евгений Рассолов, бас­гитарист Алексей Зуев, барабанщик Евгений Харитонов и Евгений Молодцов стали участниками нового оркестра под названием «РА», созданного по инициативе Шацкого.
— Негласно мы возомнили себя «битлами» и в какой­-то момент даже стали делить роли, — с улыбкой вспоминает Евгений. Изначально репертуар ансамбля состоял из инструментальных версий композиций The Beatles, Shadows, Rolling Stones, переигрывали российскую эстраду, также сами сочиняли музыку и тексты.
DSC_6758Знаний было крайне мало, помогала только бешеная практика — молодые энергичные музыканты каждый день играли на танцах: зимой — в «Радуге», летом — на эстраде в городском сквере. Прыгали по сцене так, что дым коромыслом стоял, эта энергетика передавалась и публике, которую постоянно надо было чем­-то удивлять. В поисках новых зарубежных хитов парни слушали «вражеские» «Голос Америки» и «Голос Европы» на старом военном приемнике на ультракоротких волнах. Песни записывали на магнитофон, а если были помехи, недостающие куски потом досочиняли сами. Еще никто не мог достать пластинки Эрика Клэптона, Сантаны, а «РА» уже вовсю играли их музыку. Популярность у живого ансамбля была бешеной. Как-то на «Летний бал» продали 15 тысяч (!) билетов — очевидцы говорят, что на площадке невозможно было стоять, не то что танцевать… У музыкантов даже появились фанатки. Вместе с оркестром «Радуга» квартет ездил на гастроли по разным городам. В основном оркестре Евгений играл на мандолине, балалайке, гитаре. В перерывах «РА» выдавали свой блок с совсем другой энергетикой и звуковой подачей. А потом Евгения Рассолова призвали в армию — в президентский полк. Солдат сразу влился в коллектив местного ВИА «Оптимисты». Сослуживцы-­белорусы предопределили репертуар ансамбля — на пике популярности тогда были «Песняры». Песня «Александрина» стала коронным номером музыкантов и всегда шла на ура.
— Только музыка помогла мне не свихнуться от однообразия армейских будней, когда каждый твой шаг предварён приказом и где тебе просто не дают думать, — говорит Евгений Александрович.
В родном Рыбинске музыканта ждали «Радуга» и «РА». Правда, в молодежном ансамбле началась чехарда — люди уходили, их место занимали новые. А однажды трое музыкантов влипли в такую неприятную историю, что Шацкий от них… отказался.
Возле «Радуги» тогда торговали пивом, вечером бочку закрывали, но не увозили. Ребята решили немного похулиганить — вскрыли замок и только стали черпать пиво, как подоспели милиционеры. Украли­-то на 60 копеек, а, чтобы замять дело, пришлось покупать коньяк за 5 рублей. Через день кто­-то шутя подбивает парней совершить очередной налет на бочку. Естественно, все они снова попадаются с поличным. Из милиции тут же позвонили Шацкому, на что он ответил, что брал этих музыкантов на испытательный срок, но на днях их разогнал. В итоге в «РА» остался один Рассолов, а выступление — на носу.
В течение 2-3 дней он собирает новый состав, куда вошли братья Чижай — бас­гитара, вокал, а также  Яроцкий — клавиши, вокал, и Колбасников — барабаны. Готовясь к выступлению, играли буквально сутками. Сергей и Константин Чижай выделялись ярко выраженными сильными рок-­н­-ролльными голосами. Коллектив стал эволюционировать к хард-року. Ребята копировали легендарных «Лед Зеппелин», которых не то что спеть, а сыграть — уму непостижимо. Самой «забойной» была песня «Эмигрант сонг», причем Сергей Чижай не стал менять тональности и визжал так же, как Роберт Плант.
Со временем и со сменой коллектива ансамбль приобрёл лёгкое попсовое звучание с уклоном на техно­поп. Евгений Рассолов, привыкший к ломовому драйву, откровенно заскучал от «примитивщины».
— Группа утратила свою натуральность и самобытность, стала похожей на ансамбли, которых и без нас было видимо-невидимо, — делится он. — Еще года два по инерции я играл в «Вымпеле». Но это, конечно, было уже не то. Весь репертуар сводился к «Белым розам», «Розовым розам» и «Желтым тюльпанам», но я научился выключать эмоции и выступал, чтобы заработать деньги, ведь у меня уже была семья и маленький ребенок.
При такой насыщенной музыкальной жизни Евгений Александрович умудрился окончить Гнесинку (отделение оркестрового дирижирования), а позже и Московский институт культуры. 8 лет ему пришлось совмещать выступления, учебу и преподавательскую деятельность в музыкальной школе № 1, где он трудится и по сей день. Сначала Евгений Рассолов вел один балалаечный класс, а потом — еще и гитарный, которым руководил Алексей Некрасов, уехавший работать в Эквадор.
Сколько талантливых гитаристов воспитал Евгений Рассолов за 33 года, не сосчитать. К каждому ребенку у него свой подход, ведь любая личность индивидуальна, и к ней нужно приспосабливаться, констатирует преподаватель. Он приучает воспитанников самостоятельно мыслить и достигать гармонии в работе с инструментом. Недавно музыкант выпустил собственный сборник пьес, а его имя и имена нескольких его учеников вошли в книгу «Ярославские музыканты», выпущенную к 1000-летию Ярославля. Ансамбли «Гитарон» и «Акварель», созданные на базе музыкальной школы, — тоже его рук дело. Кроме того, более 10 лет музыкант виртуозно играет в инструментальном ансамбле «Дивертисмент».
А еще Евгений Рассолов — редкий мастер, под силу которому собственными руками с нуля создать гитару, а из разбитых и потрепанных временем инструментов сделать настоящие конфетки.
За свою жизнь он сделал 15 электрогитар, 7 бас­гитар и несколько десятков классических. Доставал редкие журналы, циркулем вымерял пропорции импортных гитар «Гибсон», «Фендер», делал свою версию и даже ставил личное клеймо «Rassel» (производное от фамилии) и продавал музыкантам из ресторанов.
На создание одной гитары у Евгения Александровича в среднем уходит 2-3 месяца, правда, сидя на больничном со сломанной ногой установил личный рекорд — сделал «классику» за месяц, работая с 8 утра до 11 вечера.
— Отдаю предпочтение «классике», потому что она намного сложнее в исполнении, чем электрогитара, и делать ее интереснее. Каждую деталь здесь можно вырезать своими руками, — поясняет Евгений и кивает на стол, где его дожидается очередное творение. Ласково поглаживая тонкие деревянные дощечки, которые в скором времени обретут изящные плавные формы, маэстро раскрывает некоторые тонкости: для классической гитары подходит только резонансная ель. В данной модели используется сухое дерево десятилетней выдержки.
Глядя на все это, думаешь: как же повезло Евгению Рассолову — в его душе всегда льется музыка, и он рад ею поделиться…

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме