новости 19 июня 2014

Рыбинск — Нормандия: для друзей нет границ

7 июня участником торжеств, связанных с 70-летием высадки десанта союзников в Нормандии и открытия второго фронта во Второй мировой войне, по приглашению французской военно-патриотической организации стал рыбинский предприниматель, парашютист, инструктор Рыбинского аэроклуба Михаил Синев. Об этой незабываемой поездке с ним беседовал наш корреспондент.

арроманш— Я знаю, что эта поездка во Францию, уже третья для тебя, была под вопросом из-за каких-то сложностей с оформлением виз. Но когда французские десантники были гостями Рыбинского аэроклуба, один из крутых скайдайверов — совсем седой ветеран французской армии Патрик Саваж — предложил свою помощь в этой поездке…

— Да, Патрик нам очень помог. 4 июня он встретил нас в аэропорту и был искренне рад нашему приезду, сделав все, чтобы нам было комфортно во Франции.

Мы побывали в его поместье — в небольшом поселке в 25 км от Парижа, где он живёт с семьей. Оказалось, что он коллекционирует военную технику времен Второй мировой, в основном американскую, которая использовалась при высадке десанта. К примеру, у него стоит бронемашина с настоящей четырехствольной зенитной установкой, все механизмы действующие. Еще одна — колесно-гусеничная бронемашина с радиоустановкой, несколько американских виллисов — это были первые джипы.

Со своей коллекцией он в 1994 году участвовал в показательных выступлениях на праздновании полувековой годовщины высадки десанта. В доме — коллекция холодного оружия, военной атрибутики, множество книг, среди них есть и написанные Томасом Гуаском — французским фоторепортером, который тоже приезжал недавно в Рыбинск, в аэроклуб, и прыгал вместе с десантниками.

В тот же день вечером он повез нас в знаменитый замок Шантийи в часе езды от Парижа — удивительный памятник средневековья, который по своей коллекции живописи и старинных книг уступает лишь Лувру. Я был очень тронут тем, как нам помогал Патрик.

— Кто был на этот раз в вашей группе?

— Снова собралась команда российских парашютистов, среди них был рыбинец Сергей Трушин, который сейчас живет и работает в Москве — с ним мы в свое время занимались воздушной акробатикой, участвовали в построении небесных формаций. Марк Потапов — бывший военнослужащий, старший тренер сборной России по парашютному спорту, человек известный в парашютном мире.

— Ты мечтал снова прыгнуть с парашютом над океаном в Арроманше, и я была уверена, что тебя ничто не остановит…

— Так и вышло. На следующий день, 5 июня, мы уже были в аэропорту Кан-Карпике, где надели парашюты, поднялись в воздух на «Цессне» и прыгали в небе над Арроманшем. Мы с Сергеем Трушиным взяли на борт российские флаги.

Прыгали с высоты 1700 метров — для нас самый обычный прыжок. Чтобы флаги размером 7 на 12 метров красиво развевались в воздухе, мы воспользовались грузами с песком — килограммов 8-9. Вы, наверное, видели в российских новостях наши прыжки с флагами…

Кстати, в Кан-Карпике нас очень серьезно досматривали французские спецслужбы, которые назвали нас «русский спецназ». Дело в том, что в аэропорту приземлялись самолеты и вертолеты с лидерами иностранных государств на бортах, туда за ними приезжали кортежи. А у нас с собой было еще Знамя Победы — пришлось спецслужбам объяснять, что это знамя 159-й армии, поднятое в 45-м над Рейхстагом…

Наш прыжок был по сценарию праздника в Арроманше, и на земле нас уже ждали французы, которые, к нашему удивлению, окружили нас с восторженными взглядами, словно мы были пришельцы из космоса, благодарили за то, что мы приехали, за прыжок, просили с нами сфотографироваться. Подходила и французская пресса.

А дальше наш путь лежал в музей танковой техники под открытым небом, где нас встретил Жак Ле Маньян, президент военно-патриотической организации, по приглашению которого мы и приехали во Францию. Туда мы прибыли уже затемно и ночевали в походных условиях — в армейской палатке, над которой сразу подняли российский флаг. Что меня поразило — там раз в год 6 июня открывается своеобразная выставка-продажа военной атрибутики, боеприпасов, оружия, боевого армейского снаряжения времен Второй мировой войны из частных коллекций. Парашюты, спички, листовки, обувь, фляжки, гранаты, мины, оружие… Причем все легально. Кстати, здесь нас воспринимали очень хорошо. Когда люди узнавали, кто мы и откуда, такой был ажиотаж: о, русские! Рейтинг России для них сейчас высок, они уважают Россию как сильную страну.

— Но главные события там происходили 7 июня. Как вы участвовали в них? И как вас встретили в Кане?

— 7 июня мы поехали в Кан, где проходили основные события праздника, на церемонию у мемориальной доски, открытой в память о погибших американских десантниках. Нашего приезда там не ожидали. Мы были в форме олимпийской национальной сборной. Американская леди, которая вела церемонию, увидев нас, сильно изменилась в лице. Пошли разговоры — что это они здесь делают, кто их пустил. Американцы даже сначала запретили нам возложить цветы к мемориалу, но капитан Трушин сказал речь, Жак перевел, и мы уже возлагаем рядом с цветами георгиевские ленточки с российским флажком. В той войне многие стали братьями, в том числе десантники, летчики, и это вне политики. А потом мы отправились на кладбище, где похоронены русские солдаты, погибшие в первую мировую войну. И здесь все было по-русски: наши достали бутылку водки, обычный стакан и буханку российского черного хлеба. Поставили чарочку горькой солдатам, сто лет пролежавшим в земле на чужбине.

— Удалось побродить по Парижу? Думаю, в третий раз ты смотрел на него совсем другими глазами…

— 8 июня мы приехали в Париж, в российское Посольство. Была договоренность, что нам забронируют три номера в посольской гостинице. Но мы получили от ворот поворот — дескать, визит президента, не осталось номеров, ваши проблемы… Но хватило одного звонка военному атташе во Франции Вадиму Малягину, в прошлом воспитаннику Рыбинского аэроклуба. И через пять минут нас уже догнали, извинились и предоставили гостиницу. А Париж, и правда, произвел уже другое впечатление. В первых поездках было больше эмоций, а на этот раз — уже серьезная туристическая программа.

— На будущий год снова Франция? Все-таки это будет год 70-летия Победы, и здесь непременно проявятся самые лучшие стороны взаимоотношений России и Франции.

— Пока не знаю. Но теперь там уже много друзей.

Беседовала Марина Морозова

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме