новости 17 июля 2014

«Добрый доктор Айболит, он под деревом сидит»

Конечно, уже давно ветеринар сидит не под деревом, и далеко не всегда он в конечном счете оказывается добрым. Впрочем, понятие доброты абстрактно. Вылечил кошечку — добрый, не смог помочь собаке — нет, конечно, не злой, но слезы хозяевам обеспечены.

DSC_6369Наверное, все-таки ветеринарам труднее, чем «человеческим» врачам. Ни рассказать, ни показать свои недуги животное не может. Да и лечение домашних питомцев отнюдь не стоит на первых местах в федеральных приоритетах. Где уж там заботиться о здоровье кошек, собак, морских свинок и попугаев, если на лечение людей денег не хватает. «Сами, все сами», — будто говорит ветеринарам государство. И они крутятся, как могут.
— В чистом виде бизнесом частную ветеринарию назвать трудно, — говорит руководитель ветеринарной клиники «Айболит» Андрей Мерехин. — По крайней мере, в провинции люди не всегда готовы платить за качественную помощь своим домашним животным. Тем временем любое наше действие складывается из затрат на лекарства, оборудование, проведение анализов — далеко не каждое заболевание можно определить на глаз или руками.
«Айболит» открылся в Рыбинске десять лет назад. Его организовали Андрей Мерехин, который занимается приемом и лечением животных, и Владимир Кузнецов, на котором держится аптечная торговля ветеринарными препаратами и кормами.
Андрей и Владимир — друзья, они вместе учились в Ивановской государственной сельхозакадемии, вместе окончили ветеринарный факультет и некоторое время работали в системе государственной ветеринарии в Рыбинске. А затем решили продолжить любимое дело, но уже в рамках частного бизнеса.
Сегодня «Айболит» — это две клиники — на улицах Гагарина и 50 лет ВЛКСМ, — и три аптечных пункта, два — рядом с помещениями, где ведется прием животных, и ветеринарная аптека на ул. Моторостроителей.
За 10 лет многое изменилось. В основном в организации бизнеса: вводилось и отменялось лицензирование ветеринарных и аптечных услуг, менялся состав проверяющих, росли налоги. Но сама ветеринария по-прежнему остается где-то на уровне прошлого века.
— Конечно, появились новые лекарственные препараты и оборудование, — рассказывает Андрей Мерехин. — Но для Рыбинска пока доступно немногое. Причина? Наверное, в том, что до сих пор многие считают: Айболит — тот, кто под деревом сидит и «боль разводит руками». Если ветеринар парой уколов не вылечил собаку, что же это за доктор такой?
Пара уколов, конечно, может помочь. Но домашних питомцев становится все больше. И характер обращения к ветеринарам меняется. Если раньше весной и осенью случалось, что все врачи клиники одновременно были заняты лечением чумки и вирусных инфекций, то сегодня сказывается массовая вакцинация животных качественными импортными препаратами, и традиционные болезни сменились новыми. Увеличилось число обращений, связанных с травмами. И это уже — мода на хрупких карликовых собачек, которые «ломаются» даже при неудачном прыжке.
— Больше стало породистых котов, а у них риск заболеваний на порядок выше, чем у дворовых, — рассказывает Андрей Мерехин. — Но культура содержания остается на достаточно низком уровне.
Собственно, о том же говорят и «человеческие» доктора: не лечитесь сами, не доводите болезнь до кризиса. А уж с домашними животными… Лет десять назад к ветеринарам обращались со словами: «Собачка плохо себя чувствовала, мы ее водочкой попоили, что-то не проходит». Сейчас даже пожилые говорят: «Мы все в интернете прочитали, кое-что попробовали, но лучше не становится».
— Конечно, хорошо, что от водки ушли к интернету, — говорит Мерехин. — Но без нашей помощи все равно не обходится. И лучше обращаться к ветеринару сразу.
Пациенты «Айболита» — это в основном кошки и собаки. Приходят люди и с поросятами, кроликами, попугаями, морскими свинками, шиншиллами, экзотическими игуанами. Доводилось помогать и заезжим циркам и зоопаркам — львы, тигры, гепарды тоже умеют болеть.
— Никому не отказываем, — говорит Андрей Мерехин. — Другой вопрос — чем можем помочь. Порой только консультациями, особенно если речь идет о крупном рогатом скоте — на село не ездим, слишком дорогое получится лечение. Иногда видим, что в нашей клинике для помощи животному не хватает оборудования — тогда направляем в ветеринарные центры Москвы и Санкт-Петербурга.
Конечно, не каждый может позволить себе лечить своего питомца по столичным расценкам. И в «Айболите» стараются расширить собственные возможности. Здесь два аппарата УЗИ, один из которых сделает честь любому европейскому медучреждению. Лабораторное оборудование позволяет получить биохимический анализ крови в течение 15-20 минут, а это порой очень важно.
— Аппаратура, которой мы оснастили клинику, сегодня превышает наши потребности, — рассказывает главный врач. — Но мы осознанно шли на расходы, брали банковские кредиты. Мы понимаем, что платежеспособность рыбинцев не позволит нам быстро окупить эти затраты, но мы хотим выбраться из прошлого века, оказывать современные качественные услуги.
Себестоимость, например, биохимического анализа — 900 рублей. А с учетом рабочего времени, амортизации оборудования и прочих дополнительных расходов цена услуги перевалит за тысячу. Далеко не все готовы оплатить такую сумму. А анализ нужен доктору в каждом втором случае. На глазок и руками — это как раз и есть прошлый век.
Что ведет к высокой цене на ветеринарные услуги? Только ли растущая стоимость медикаментов и дорогое оборудование? Андрей Мерехин говорит, что за 10 лет работы вести бизнес проще не стало. Например, плата за аренду земли под зданием на ул. Гагарина выросла с 30 тысяч в год до 220 тысяч — более 600 рублей в день. Постоянный рост коммунальных тарифов, налоговой нагрузки, бесконечные проверки… Скажете, все так и должно быть, жизнь-то дорожает повсеместно? Главный врач спорить не станет, но приведет простой пример, когда сделанная по всем противопожарным требованиям сигнализация через год становится вдруг несовременной. Не потому, что оборудование устарело, а потому, что требования пожарных изменились.
Впрочем, предприниматели не склонны жаловаться. Им просто не до этого. Они не только руководители бизнеса, они — практикующие ветеринары. Они ведут приемы, постоянно учатся сами — настоящий врач должен учиться постоянно, говорит Мерехин. Они учат других — готовых кадров в ветеринарии не сыщешь, даже наличие диплома о высшем образовании не гарантирует уровень специалиста. Они могут работать грузчиками и делать в клинике мелкие ремонты. Может, поэтому «Айболит» не просто держится на плаву, но и постоянно развивается.
— Мы стремимся к специализации, — рассказывает Андрей Мерехин. — Это рациональная схема распределения услуг, которая существует в Европе. Есть небольшие клиники, ведущие первичный прием, где могут поставить диагноз. Сложное лечение осуществляется в крупных ветеринарных центрах. Зачем, например, Рыбинску несколько дорогих современных лабораторий? Наша вполне может обеспечить потребность в анализах все существующие клиники. Сегодня ветеринарные врачи делают все: лечат глаза, уши, инфекции, оперируют. Или отказывают в помощи, потому что не имеют нужного оборудования. Мы хотим создать на базе «Айболита» отделения офтальмологии, стоматологии, кардиологии, хорошую операционную, диагностический центр с цифровым рентгеном и прочей аппаратурой. Это не нами придуманная схема работы, она применяется в развитых странах, и мы к этому тоже рано или поздно придем. Не должно быть случаев, когда врач разводит руками и не может помочь. Может. Только он должен знать, куда направить человека с больным животным. Надеюсь, специализированную помощь можно будет получить не в Москве по столичным ценам, а в Рыбинске, в ветеринарной клинике «Айболит».

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме