новости 29 августа 2014

Влюбленный в город Трубочист

Однажды увидела его фотографии в интернете и не могла оторваться. В них жил, дышал, засыпал под шелест волжской волны и просыпался с первыми лучами солнца любимый Рыбинск… Бежал по лунной дорожке, прошивал волну ночными огнями, кричал белой чайкой на бреющем полете, дымил заводскими трубами, подмигивал светофорами, разводил «руками» грузовых кранов в порту, легко догонял усталую баржу, пробивал асфальт тугими «кулачками» мать-и-мачехи. Звонил в колокола — празднично или задумчиво, срываясь с гулкого края в далекий простор Рыбинского моря… Блудился, как ежик, в зябком тумане, загребал веслами половодье, подпевал февральским метелям…

jxTwlfNhsI8 (1)А еще бродил по крышам, рисовал купола на блюде луны, вдыхал всем своим нутром дивный воздух ночи, ловил горстями грозовые молнии и, закинув руки за голову, не мог оторвать глаз от черного бархата августовского неба, расшитого падающими звездами

Пишу ему в личку: кто Вы, Владимир Фролов?

— Я? Трубочист…

Вечер вот-вот станет ночью под щебет стремительных ласточек, а мы с Трубочистом сидим на крыше девятиэтажки над Волгой, откуда Рыбинск как на ладони.

— Среди твоих работ много фотографий звёздного неба, комет, Луны, серебристых облаков и даже редких в наших крах полярных сияний. И вообще в них много неба.

20140412-Апрель-12— Я с детства увлекался астрономией. И всегда мечтал запечатлеть на фото небесные явления и тела. Красота звёздного неба неописуема! Можно бесконечно стремиться к звездам, но достигнуть их нам не дано. Первые свои наблюдения проводил по книге замечательного крымского астронома Василия Мартыненко о метеорах. А первой моей обсерваторией была крыша дома. В 1969 году участвовал в конкурсе юных астрономов «Билет до Малой Медведицы», проводимом газетой «Пионерская правда». Я тогда сделал серию снимков солнечного затмения, наблюдал метеорный поток Боотиды. Моя работа понравилась. Потом были наблюдения метеоров, первый слет юных астрономов Советского Союза в Азербайджане, на базе Шемахинской обсерватории. А уже настоящую практику я прошел в Крыму, куда уезжал в астрономические экспедиции на все каникулы несколько лет подряд. Я был девятиклассником, когда в составе группы в Крыму мы своими наблюдениями подтвердили предположение американского астронома Лоуэлла о том, что радиант Персеид двойной, то есть не один, а два их потока движутся параллельно… Нашу научную работу тогда опубликовали в США…

1997.03— А почему ты не стал профессиональным астрономом?

— Не сумел поступить в Одесский университет — не сдал математику. Но я успел поработать в Симферополе — укатил туда прямо с экзаменов. Жил в библиотеке при обсерватории, на ночь ставил там раскладушку. Наблюдения проводили в основном в Судаке и его окрестностях — тогда он не был таким уж большим городом, и ночные огни нам не особо мешали. Симферополь и Судак стали почти такими же родными, как Рыбинск!

— А почему ты в Рыбинске, а не в Крыму?

— Я бы мог и в Германии жить — я служил там в армии. А потом в Польше, уже сверхсрочно в воздушной разведке, занимался аэрофотосъемкой. Я бы легко «вписался» в другие города. Но у меня никогда не было желания сменить родину. Не зря говорят — где родился, там и пригодился… Я всегда помнил о Рыбинске, тянуло домой. Здесь у меня дом, семья. Родители, бабушка с дедом на кладбище возле Успен-ской церкви. Если руки-ноги-голова на месте, надо свой город в порядок приводить, а не ехать туда, где все уже устроено другими и не для нас.

В Рыбинске я серьезно занимался фотографией, работал в фотолаборатории на «Рыбинских моторах» в группе фотографов вместе с Иваном Горловым и Виктором Разумовым — настоящими мастерами… В бюро дизайна КБ «Луч», в военном конструкторском бюро.

Вечерний Рыбинск.— С тех пор Рыбинск — главный герой твоих фотографий. Особенно в замечательной серии, сделанной с высоты птичьего полёта. Как ты проложил эти тропинки по крышам Рыбинска, Трубочист?

— В 99-м мы с 20-м веком ушли на пенсию… Он-то по старости, а я — пока на военную. И пришел работать в Рыбинское отделение ВДПО (Всероссийское добровольное пожарное общество). Официально моя должность называется печник-контролер, на многоэтажках я работаю как проверяющий вентиляцию и дымоходы. Часто приходится устранять завалы, чистить трубы… Почти каждый день выхожу на крыши. Чем не трубочист? Так я и открыл для себя этот другой Рыбинск…

— Я заметила — на твоих фотографиях удивительным образом соседствуют сразу несколько веков. Вот и здесь вид потрясающий: вдали — девятнадцатый век: собор, Мытный рынок, старая биржа. Там — советское время: мост, серые хрущевки, обелиск. А на переднем плане — новостройки 21 века — яркие, неповторимые в цвете, архитектуре… Сразу три века — в одном кадре. А еще какие крыши ты облюбовал, где дух захватывает?

— Таких мест в Рыбинске немало. Ну вот недавно забрался на колокольню Толгской церкви, в которой раньше был Дом учителя. И, как ты говоришь, ахнул. Вот в перспективе — собор, пожарная каланча, а на переднем плане — еще живая стена уникального исторического здания бывшего Госбанка с его богатой архитектурой… Эту красоту Рыбинску нельзя потерять. Так что последнее время это мой «коронный» ракурс.

20140427-Апрель-3Очень люблю снимать с высоток на набережной Космонавтов в микро-районе Волжский или с многоэтажки на Слипе. С колокольни собора открываются прекрасные виды города.

— А, может, пора уже и новые туристические маршруты открывать по рыбинским крышам? Как, например, в Питере?

— А почему нет? Кто-то обязательно возьмется за эту идею, конечно, это все непросто, но очень интересно… Хотя, знаешь, вот недавно был в Угличе, в Ростове. Редкой красоты храмы в Кремле. А возле входа в него — убогие торговые палатки, мусор, покосившиеся столбы с бесконечными проводами… Беда! Особенно для фотографов. Есть такие примеры и в Рыбинске. Вот поэтому культура должна быть не только у архитекторов, но и у коммунальщиков, электриков, строителей, у заказчиков, наконец.

— Твой конек — огни ночного города, отраженного в Волге. Неожиданные ракурсы волж-ских берегов. Подобные виды снимают очень многие, и их часто встречаешь на интернет-порталах других городов и даже стран. Но часто это очень банальные снимки, авторы которых просто повторяют друг друга. Они приедаются. Твой Рыбинск другой — живой, неповторимый, неожиданный, часто незнакомый.

— Я знаю Рыбинск уже настолько, что могу легко представить, при каком освещении, в какую погоду тот или иной вид выиграет, засветятся бликами купола, проберется во дворик теплый луч закатного солнца, ляжет на воду лунная дорожка… Я знаю, что сегодня днем лучше снимать вон с той крыши, а завтра вечером таинственно преобразятся вот эти старые стены… А в другой день буду просто ходить по улицам и открывать город «изнутри», заглядывая в старые дворики, под арки купеческих построек. Бывает, привлекательной игра света на поверхности воды, листвы, автомобилей, на фасадах современных зданий.

У каждого рыбинского фотохудожника есть свои фишки, памятные «зарубки», как эскизы, из которых потом живописец создает картину. Но в любом случае фотограф — коренной житель Рыбинска лучше снимет родной город, чем заезжий.

20140118-Рыбинск-28— Есть ли крыши, на которых ты еще не был? И какое твое любимое время для съемки?

— Есть, конечно. Но я побывал почти на всех интересных крышах. Люблю снимать в пограничное время, когда меняется погода, освещение. Гроза, наступление осени, пробуждение природы весной. Но в любое время года утром город всегда интереснее, восход солнца — особое состояние, краски, воздух… Вся грязь оседает, атмосфера чистая. Туман, роса на паутинке… Но всё-таки по итогам за несколько лет я ночной фотограф, как мне кажется.

— Ты считаешь свои фотографии шедеврами?

— Шедевры? Может, несколько моих работ… Они опубликованы в альбоме «Рыбинск», там 16 моих снимков. Некоторые фотографии города и окрестностей отобрало для новой книжной серии «Библиотека ярославской семьи» рыбин-ское издательство «Медиарост», и я горжусь тем, что участвую в этом замечательном проекте.

Было время, когда мы общались с Людмилой Марасиновой, я был рядом, когда она со студентами РАТИ начинала раскопки на шекснинской стрелке, она подвигла нас делать фотофиксацию рыбинских памятников, обращала внимание на архитектурные и исторические детали, искренне радовалась, когда мы приносили ей фотографии резных деревянных наличников.

— А фотовыставки… Они у тебя были?

— Пока нет. Но мой выставочный зал — интернет! В комментариях к моим фотографиям знакомые и незнакомые люди, сами рыбинцы, нередко удивляются: «Это Рыбинск? А как похож на Париж!» Кто-то думает, что Рыбинск — это какой-то заштатный город, а вот Париж… Да Рыбинск не хуже, он просто другой. У нас своя культура, традиции, история, архитектура. Просто мы часто за повседневной суетой не видим, как красив и интересен наш город.

Думаю, если б не было исторического провала, вызванного Первой мировой войной, Россия ушла бы далеко вперед, и общество было бы другим, самодостаточным, без расцветших в советское время иждивенческих настроений. И кто знает, может, сейчас Германия бы нам завидовала… Я бы очень хотел, чтобы рыбинцы обратили внимание на красоту нашего города, гордились им и находили в себе силы для его благоустройства и украшения.

— Какие перемены в Рыбинске фиксирует в первую очередь твой объектив?

— Медленно, но меняется облик исторического центра. Украсила город новая по сути набережная. Появились интересные памятники. Радуют ожившие и похорошевшие церкви, некоторые отреставрированные старые особняки, и можно теперь представить, какими они были в 19 веке… Жемчужина Рыбинска — здание железнодорожного вокзала, которое вот-вот откроется после длительной реставрации. Смотришь на него и поневоле восхищаешься выбором, художественным вкусом наших предков.

Большие перемены в логистике, в организации движения транспорта, транспортных развязок, дворов, удобных парковок, которых становится все больше.

— А чего тебе сегодня не хватает в Рыбинске?

— В городе должно быть больше театров, школ, где учат искусству, выставочных залов, музеев — самых разных, пусть маленьких, но самобытных, неповторимых. А вообще, культуру не надо насаждать, она должна родиться из естественной потребности горожан, интересных, креативных людей, профессионалов, которым есть что сказать.

Я рад, что в обществе исчезает потребительский зуд. Сейчас уже многим все равно, какая у тебя машина или телевизор. Ну купил ты крутую иномарку — а что изменилось? Просто есть более важное, более ценное в жизни.

— Ты часто бываешь на выставках в Рыбинском музее-заповеднике. Какое событие тебе запомнилось в этом году?

— Больше всего я люблю Ночь музеев. Она бывает раз в год, и ее жду, потому что обязательно встречу много знакомых и интересных друзей, с которыми буду в этот день на одной волне.

Замечательно, когда открывается очередная выставка рыбинских художников. Живопись и фотография живут практически по одним законам. У нас немало талантливых авторов — и художников, и фотографов. Часто художники берут в руки фотокамеру и делают, естественно, прекрасные фотографии!

— С кем из профессионалов фотографии ты на одной волне?

— Пожалуй, с Юрием Смирновым, Юрием Черных, Виктором Разумовым… Николай Палькин — прекрасный фотограф, который известен рыбинцам по фотопубликациям в газете «Анфас». Он еще помнит, наверное, как в 1975-1976 годах в Рыбинске был своеобразный фотоклуб, организованный Георгием Красовским, он собирал фотографов в Доме учителя на улице Радищева… Кстати, у нас есть замечательные предшественники — в Рыбинске начала 20 века было весьма солидное фотографическое сообщество, а фотограф Андрей Сигсон — легенда мирового масштаба!

— А сегодня нужен такой клуб? Или, к примеру, постоянно действующая фото- или арт-галерея, в которой бы выставлялись самые разные авторы? Это было бы интересно и фотохудожникам, и рыбинцам, увлеченным искусством, и туристам, которые часто выбирают свои маршруты, листая фотографии в интернете…

— Сегодня другие времена, совсем другое общение, которое дает интернет. Арт-галерея? Было бы здорово. Одно дело — фотография на экране монитора, который часто искажает цвет. И совсем другое — фоторабота, напечатанная на бумаге большим форматом. Такому проекту нужна финансовая поддержка, меценат, ценитель фотоискусства. Участие в выставке — дорогое удовольствие.

Но есть другой формат. Наш фотохудожник Андрей Краснов на День города организует замечательную живую фотовыставку рыбинских авторов на Волжской набережной. И она собирает много благодарных зрителей.

— Культура фотографии — это как культура речи. Но речи нас учат с первого класса школы. А вот культуре фотографии — увы… Как учиться?

— В Чехии в школах есть факультативный курс фотографии как часть основ изобразительного искусства. Ведь принципы создания живописного полотна и фотографии едины — то же правило золотого сечения, гармония цвета, свет, динамика. Такой курс в наших школах помог бы раскрыть творческие способности детей, а для кого-то определил бы будущую профессию. Но в том-то вся прелесть фотографии, что ей можно учиться в любом возрасте. К тому же сейчас почти у каждого есть фотоаппарат в том или ином виде. Качество техники не так важно, как иногда кажется начинающим фотографам. Иногда очень важно иметь оригинальную идею и нетривиальный подход к съёмке.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Николай Лосев 10:06 | 31 Август 2014

Спасибо Марина за рассказ о таком замечательном человеке — ФОТОХУДОЖНИКЕ с большой буквы! Я когда увидел впервые работы этого мастера был приятно поражен вкусом, умением найти нужную «точку», цветом, композицией … Вообще здорово, что в Рыбинске столько интересных и талантливых людей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме