новости 7 ноября 2014

Загадки «Дочери»

«Дочь» обсуждали и осуждали, хвалили и путались в ее загадках. Было трудно, но мы ее полюбили. Кинокартина, которую в «Эпицентре» лично представила зрителям киноклуба «Современник» сценарист и режиссер Наталья Назарова, вызвала много вопросов. Настолько много, что беседа в кинозале превысила отпущенный временной лимит и продолжилась в неформальной обстановке в кафе. Гостья рассказала об интересных подробностях со съемок фильма и о родственной связи с Рыбинском.

DSC_8918— Я очень рада, что приехала в Рыбинск. Мой отец отсюда родом, он вырос здесь. Бабушка жила на углу улиц Герцена и Пушкина, дом 18, я сегодня там была. В детстве я приезжала к ней в каникулы, — Наталья Назарова как-то сразу расположила к себе не только «общими местами» в биографии, но и доверием к залу, заинтересованностью мнением зрителей.

— Мне интересно, как вы отреагируете, потому что фильм острый, вызывающий споры. Задавайте вопросы, самые неудобные. Я готова к дискуссиям, — сказала она, пожелав приятного просмотра.

Приятным, конечно, просмотр можно называть очень осторожно. На экране разворачивается история о девочке Инне, живущей в забытом провинциальном городишке вместе с отцом и маленьким братом. Мать умерла – вроде как отравилась таблетками. В городке орудует маньяк, убивающий молодых девушек. Одной из жертв становится подруга главной героини. Из этой коротюсенькой аннотации можно с большой долей вероятности сделать предположение, что жестокий серийник — именно отец девочки (да простят меня любители детективов за спойлер). Но дело даже не в этом – у Достоевского Раскольников тоже совершает преступление в самом начале романа. Это лишь точка отсчета для размышлений на более серьезные и ответственные темы. А они все те же – «Кто я – тварь дрожащая или право имею?», говоря языком Федора Михайловича. Потому и общение после просмотра фильма оказалось таким живым, искренним и, я бы сказала, страстным, а самый накал дискуссии произошел при обсуждении вечных вопросов веры, церкви, нравственности. Наталью Назарову зрители не готовы были отпустить и после того, как отпущенное время истекло. Поэтому беседа плавно перетекла в один из кафетериев «Эпицентра». Здесь режиссер охотно подписывала афиши и общалась с рыбинцами на самые разные темы.

348546Наверное, всех зрителей терзал вопрос, откуда вдруг у сценариста появилась эта тема?

— Это история для меня очень личная, — начала Наталья Назарова. — Со мной в школе училась девочка, и я случайно узнала, что ее отец – не убийца (как в фильме), но завозил девчонок куда-то, и его посадили. Я была в таком шоке! Я не могла себе представить, как себя чувствует ребенок в такой ситуации, когда отец, от которого он видел только добро, — такой монстр. У него внутри такой расколотый мир должен быть — невообразимо. Мне захотелось исследовать этот момент и снять фильм.

Так родилась «Дочь» — совместная работа Натальи Назаровой с режиссером Александром Касаткиным. Ранее он снял по ее сценарию «Слушая тишину» — фильм, который Наталья считает наиболее адекватным воплощением своих замыслов.

Съемки проходили в Рязанской области – небольших городках Касимове и Елатьме. Как оказалось, что тема самосуда, в которой пытались разобраться киношники, актуальна для русской глубинки.

— Когда мы общались в Елатьме с местным «шерифом», который патронировал съемки, то он сказал, что у них был подобный случай десять лет назад. Милиционер стал творить самосуд в отношении людей, против которых были заведены уголовные дела, но потом закрыты… — говорит Наталья. — Жажда справедливости – это хорошо. Но когда человек не чувствует никаких границ, это выливается в трагедию. Это такой тип мрачной религиозности, человека-фанатика, одержимого, который решил, что его миссия — очистить землю от недолжного элемента.

783_F_daughterУспех фильма (а у «Дочери» более десятка наград различных фестивалей) во многом – заслуга блестящего актерского ансамбля и, конечно, актрисы Марии Смольниковой, исполнившей главную роль, также отмеченную призами. Для Натальи Назаровой – это особый повод для гордости:

— Сбылась одна из моих мечт – я сняла в фильме троих моих учеников – студентов ГИТИСа, где я преподаю на режиссерском факультете и веду актерскую группу. Сценарий «Дочери» был написан на Машу (Смольникову), я очень хотела ее снять. Если бы вы знали – какая это актриса! Она сейчас играет в Лаборатории Дмитрия Крымова. Ее роль в спектакле «О-й. Поздняя любовь» — абсолютный авангард. И она же будет исполнять главную роль в моем новом фильме. В этом году мы снимали к нему ролик в Северодвинске.

Поразительно, но некоторые актеры, задействованные в фильме, – непрофессиональные. И это не только массовка с участием местных школьников, но и главные герои.

— Олег Ткачев, который играл отца, — по первому образованию сварщик. У него очень интересная биография, родом он из Грозного, волею судеб оказался в Белоруссии, женился на кастинг-директоре, и она начала потихоньку пропихивать его в кино, в эпизоды. Конечно, если бы у него не было никаких талантов, ничего бы и не случилось. Но он действительно очень специфичный, органичный человек. Полицейский (Евгений Ткачук – прим. ред.) — тоже не артист, а настоящий следователь, тоже очень органичный, с артистизмом в крови. Он подправил нам сценарий, чтобы все выглядело правдоподобно, и допросы вел так, как бы это делал в жизни. В этом смысле он очень помог Маше, чтобы она нашла правду жизни.

Еще один ключевой персонаж картины – священник, у которого маньяк убивает дочь, а потом приходит к нему же исповедоваться. Выбор чудовищен, на одной чаше весов — нарушить тайну исповеди, на другой – дать возможность убийце разгуливать на свободе, возможно, в поисках новых невинных жертв. Для такой сложной психологической роли подошел бы далеко не каждый актер.

— Володя Мишуков — мой одногруппник, — Наталья Назарова с большой любовью рассказывает об актерах, с которыми работает. — Он отец четырех детей. И кроме всего прочего, гениальный фотограф. Его выставка «Культ семьи» объехала весь мир и везде имела успех – он фотографировал семьи простых людей в их привычной обстановке. Еще один фотопроект — «Близкие люди» — был посвящен людям с синдромом Дауна, один из его детей родился таким особенным. На роль сомневающегося, честного батюшки с горящими глазами нужен был именно такой человек, который больше, чем просто актер.

Вопросы об отношении к фильму официальной церкви в различных формулировках сыпались из зала.

— В Касимове один священник даже не стал с нами разговаривать – так ему не понравился сценарий. Мы были, честно говоря, этим очень поражены, поскольку я сама человек воцерковленный, верующий. Другой священник из этого же города нас утешил, а третий, из Серпухова, сказал: «Ребята, срочно снимайте!» — и оказал большую духовную поддержку. Отношение разное, но при этом у нас очень много наград разных православных фестивалей: «Лучезарный ангел», «Сретенье» и других.

В свое время я поездила по православным фестивалям и была просто ошарашена количеством патоки, которая лилась с экрана. К православию она имеет отношение очень косвенно. Этот елей не дает представления о том, что такое христианство. А мне хотелось сделать честное кино о реальных искушениях таких вот сельских батюшек, которые тянут на себе свою нелегкую ношу. Об этом никто не говорит…

Творчество, которое задевает за живое, не дает готовых ответов, а ставит вопросы, приглашает зрителя к диалогу, размышлению — то, к чему стремится Наталья Назарова. И ей это удается. Но, тем не менее, народ хотел услышать от гостьи, которая завоевала у аудитории авторитет, что же, по ее мнению, в жизни главное.

— Самое главное – это прощение. Не суди, да не судим будешь, — просто ответила она.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме