новости 8 января 2015

27 декабря – День спасателя «Мы каждый раз проверяем друг друга на прочность»

Когда на стандартный вопрос для завязки беседы мой собеседник Денис Иваненко, спасатель рыбинского поисково-спасательного отряда, ответил, что никакого призвания к этому ответственному делу с юного возраста он не чувствовал и пришел сюда за компанию с приятелем, осталось только в очередной раз удивленно развести руками. Ну почему представители таких рисковых профессий всегда говорят о начале своей службы одно и то же? Вероятно, люди находят свое призвание, оказываясь в нужный момент в нужном месте.

1111«Да, попал случайно, но вот уже 13 лет служу и не жалею. Работа мужская, с характером. Тут не до лишних сантиментов, все должно быть четко и отлаженно – от этого зависят человеческие жизни», —  Денис не многословен, и это вызывает уважение.
В юности занимался самбо, а сейчас любимое занятие вне работы – потягать «железо». В общем, такой он – надежный. По-­другому спасателю и нельзя, ведь, работая в команде,  всегда осознаешь, что от тебя зависят и твои товарищи.  «Мы каждый раз проверяем друг друга на прочность. Если ты забираешься в окно квартиры, где произошло ЧП, а тебя на страховке держит другой человек, ты должен быть уверен, что он сдюжит». На вопрос о том, не страшно ли было окунуться в такую работу, он просто ответил: «Да вроде бы не трус».
Даже спустя годы спасатель Иваненко помнит свое первое задание. Боевое крещение 21-летний парень принял под Калязиным. Авиакатастрофу, произошедшую в Тверской области, сразу же окрестили загадочной, газеты даже шумели об очередном теракте.  Напомним, в 2001 году  самолет Ил­18  следовал по маршруту Новосибирск-Хатанга-Домодедово. В 21.24 борт пропал с радаров наземных служб, с экипажем прервалась связь, и все попытки диспетчеров возобновить ее были тщетны. Обломки разбитого самолета обнаружили спустя несколько часов в 24 километ­рах от Калязина.
Digital StillCamera«Уже через полчаса после того, как услышали  сообщение о катастрофе  по радио, мы собрались и двинулись к месту происшествия. Помню, двигатель нашли примерно в километре от места падения. Зрелище было не для слабонервных. Самолет разбился на открытой местности, за маленькой деревней. Падая, немного задел крылом крышу жилого дома. Даже не хочется думать, что бы было, если бы крушение произошло на несколько сот метров ближе», — вспоминает Денис.
За годы службы он привык отключать эмоции: «В любой работе нужна трезвая голова, а в нашей  и подавно. Не важно, о чем идет речь – вытаскиваешь ли человека из покореженного в дорожно­транспортном происшествии автомобиля или спасаешь с отколовшейся льдины безбашенного рыбака. На воде тоже надо держать ухо востро. Несмотря на то, что у нас есть все необходимое обмундирование – спасательные костюмы и прочее, всегда есть опасность, что человека затянет под лед. Поэтому еще раз повторю — всегда важно, кто тебя страхует».
Кстати, жена Дениса к его рисковой работе относится спокойно. Спасатель хитро улыбается, замечая: «Уже привыкла. Она в скорой помощи работает, и в ее практике бывают случаи пострашнее, чем у меня».
Благодарности за свою работу спасатель не ждет, хотя слышать сердечное спасибо от людей, которым помог, всегда приятно. «Буквально этим летом мужичка из леса вывели. Он пилил деревья, и в один момент на него упал здоровенный ствол. Благо в тот момент мимо шел охотник, который вызвал спасателей. Мужчина, выписавшись из больницы, специально зашел нас поблагодарить, девчонкам  (представительницы прекрасного пола в отряде спасателей оказывают медицинскую помощь пострадавшим – прим.авт.) конфет принес».
DSC00073 (Копировать)Кто-то благодарит, кто-­то ругается – за годы работы Иваненко привык к разной реакции людей. Некоторым кажется, что их спасение затягивается, пострадавшие боятся, что будет слишком поздно, забывая при этом, что зачастую сами виноваты в своем незавидном положении. «Когда снимаешь тех же рыбаков со льдины, нередко позади собирается толпа зевак, и многие начинают давать советы, обсуждать наши действия. Бывает, что после того, как сделаешь свою работу, не сдержишься и предложишь кому-нибудь из таких «советчиков» самому взяться за дело, но желающих почему-то не находится. А сколько людей приходится вытаскивать из кессонов! Уж сколько раз твердили: нельзя заниматься покраской этих подземных хранилищ, не имея специального противогаза с выводом наружу (фильтрующий здесь не поможет), и вообще лучше привлекать специалистов, но каждый год ситуация повторяется. Слава Богу, все, кого мне доводилось вытаскивать из таких переделок, оставались живы», — продолжает спасатель.
Интересуюсь: «А как же пресловутые кошки, «застрявшие» на деревьях?». Денис с улыбкой замечает, что с животными также периодически приходится сталкиваться. Порой доходит до абсурда. «Был случай, когда нас просили поймать крысу, поселившуюся в квартире. А в другой раз пришлось столкнуться со сворой собак, бегавших по крыше (!) одного из домов по улице Рапова. Как они там очутились – загадка. Пока мы вытаскивали несколько щенков, которые попали в вентиляционный колодец, их родители постоянно пытались нас тяпнуть. Но в конечном итоге щенки были спасены».
Спасатель признается, что всех историй, которые с ним приключались за многолетнюю службу, не перескажешь.  Отсутствие рутины и жизненный нерв  делают его работу привлекательной и вместе с тем сложной. При этом налицо некоторая несправедливость со стороны государства к муниципальным спасательным отрядам. Сотрудники федеральной структуры имеют право на досрочную пенсию, а вот те, кто трудится на местах, нет. А ведь до 60 лет спасателем не проработаешь, уверен Денис. Все-таки физические нагрузки здесь ощутимые, и для того чтобы справляться со своими обязанностями, здоровье должно быть отменным. Нет, он не жалуется, просто, как любой настоящий мужчина, берет на себя ответственность и укрепляет благополучие семьи, работая на совесть.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме