новости 8 апреля 2015

Военные песни Николая Новотельнова

Подходишь к дому Николая Михайловича Новотельнова и сразу понимаешь ­ здесь есть  хозяйская рука. Крепкая крыша, фасад радует глаз сочной краской. Хозяин держит коз, кур, весной и летом сам управляется в огороде. И это в 90 лет! Только и остается, что пожелать ему крепкого здоровья и дальше оставаться столь же сильным духом.

 

При этом рачительность и хозяйственность оставляют место и для такого тонкого увлечения, как музыка. Николай Михайлович не просто любит петь, а делает это  на профессиональной основе – он является участником хора «Оптимисты» при городском обществе инвалидов. Идти по жизни с песней веселее, уверен ветеран. Из уст человека, прошедшего войну, это звучит как аксиома.

 

Парень из Мологи

Николай Михайлович родом из Мологи. Еще мальчишкой он вместе с матерью перебрался из затопляемого края в Рыбинск. Отца с ними тогда уже не было – его, представителя купечества, участника Первой мировой войны, по наговору арестовали за  агитацию против советской власти. Поэтому сыну пришлось быстро повзрослеть. Он до сих пор помнит, как переправляли по воде раскатанный по бревнам большой купеческий дом. Потом его собирали узники Волголага. Сделали они это кое­как, поэтому в родных стенах было не очень уютно – холодно. «Помню, зимой рано утром встаешь, а на одеяле ­ иней», ­ вспоминает ветеран.

Еще в отрочестве Николай Михайлович проявил тягу к музыке – играл на балалайке в самодеятельном струнном оркестре, но тогда связать свою дальнейшую судьбу с искусством и не помышлял – надо было зарабатывать деньги, а это было возможно только при наличии стабильной работы. Поэтому он пошел в автошколу.

О начале войны ветеран говорит ровным тоном: «Помню,  отправился я  зачем­то в город. В то время от Слипа до центра ходил небольшой пароходик. Здесь имелось радио – круглая черная тарелка. Вот по нему­то я и услышал, что страна будет воевать. Никакого особенного волнения не испытал. Тогда люди были настроены на победу. Нас с детства воспитывали в патриотическом духе, поэтому все стремились защищать Родину, никто не прятался от своих обязанностей».

В силу возраста на фронт он попал только в начале  1943 года, но и до этого сидеть сложа руки не пришлось – работал на газогенераторной полуторке на фабрике «Маяк», на трудфронте копал противотанковые рвы в Кобостово.

Когда Николаю пришла пора понюхать пороху, в семье особых проводов не устраивали. К тому времени здесь уже получили скорбное известие о пропаже без вести старшего брата Николая.
В последнем письме – военном треугольнике – он писал, что в бою погибло много его однополчан. «Мне тогда запали в память строки из его письма, где он говорил, что они с товарищами будут мстить врагам. Что с ним потом случилось, мы так и не узнали», ­ вспоминает ветеран.

Полгода в запасном полку, где готовили радистов­разведчиков, а затем Николай попал на фронт – сначала Центральный, потом 1­й Белорусский. Можно сказать, что Николай Михайлович первым вычислял месторасположение противника.

«Ведь какая задача у радиста­разведчика? Шесть часов сидишь за аппаратурой, следишь за работой радиостанций противника, задаешь команды на пеленгатор, где определяют ее месторасположение,  шесть часов отдыхаешь. В основном командование принимало к сведению информацию о дислокации немецких частей и отслеживало их передвижение», ­ продолжает фронтовик.

В марте 1944 года Николай Михайлович снова вернулся к своей профессии – сел за руль полуторки. Смоленск, Борисов, Минск, Белосток, Варшава, Франкфурт­на­Одере, Берлин ­ за лобовым стеклом его машины промелькнуло пол­Европы.

«Картины, которые довелось увидеть, были очень печальными. Немцы сжигали, взрывали села и города. Населенные пункты, переходившие из рук в руки, были полуразрушенными, людей в них практически не было. Как­ то раз на дороге от Минского шоссе до Смоленска немцы бросили бомбу на крутую насыпь. Образовалась воронка, вокруг которой скопилось много техники, людей, повозок. Два «мессера» начали обстреливать это столпотворение. Помню, тогда я впервые испытал страх. Все бросились спасаться, и я тоже скатился под откос. Для меня все обошлось без последствий, но раненых и убитых кругом было много. Мне запомнились Орша и Витебск. Борьба за них велась на протяжении целой зимы, и в итоге  там  не осталось практически ни единого здания – одни фундаменты», ­ вспоминает ветеран.

На родной земле противника Николай Михайлович прежде всего удивился тому, что мирное население относилось к нашим без ненависти.

«Немцы – нация дисциплинированная. Если воевать, так воевать открыто, а если проиграли войну – значит, так тому и быть, надо смириться. Доходило до курьезных случаев. Когда кто­нибудь из наших ребят хлебнет лишнего, уснет на улице, местные жители приходили в комендатуру и сообщали – дескать, идите, забирайте своего товарища. Когда стояли в одной немецкой деревушке, так даже местные девушки к нам на танцы приходили», ­ продолжает ветеран.

Можно сказать, что о Победе ветеран узнал одним из первых – как­никак радиоразведчик.

Оставить свой автограф на Рейхстаге Николаю Михайловичу не довелось, хотя возле здания он был. «Да где там  –  на тот момент все стены сверху донизу уже были исписаны», ­ вспоминает он.

Дорога домой у Николая Михайловича была длинной. В Германии он служил до 1947 года, а затем еще несколько лет ­ в стрелковом полку в Армении.

 

Семейная традиция

Мирная жизнь Николая Михайловича началась с судьбоносной встречи. Рыбинский парень встретил девушку, пережившую блокадный Ленинград, Валентину, когда та приехала к его двоюродной сестре в гости. После свадьбы они прожили душа в душу почти 60 лет.

«Заботливая, общительная, великолепная хозяйка. А сколько у нее было друзей!» ­ говорит ветеран о супруге, которой, к сожалению, не стало несколько месяцев назад, и тихо добавляет: «Все равно я доволен жизнью».

За долгую трудовую жизнь Николай Михайлович работал комбайнером, после окончания института – преподавателем в 25­м училище, где готовили трактористов. Довелось ему поработать и мастером производственного обучения в училище №8, заместителем начальника транспортного цеха моторостроительного завода. Но самое продолжительное время – более 20 лет – он отдал работе в управлении сельского хозяйства райисполкома. С тех пор в нем осталась тяга к труду на земле. Поэтому  сейчас, видя, как зарастают обширные сельхозполя, он испытывает грусть. Сам Николай Михайлович уже готовится открыть очередной огородный сезон – для него работа на своих грядках – удовольствие. Еще одно его увлечение – пение.

«А как же, ведь, как говорится, песня строить и жить помогает», ­ говорит он и вспоминает, как в его  молодости всякий праздник начинался с песен под патефон. В хоре «Оптимисты», где участвует Николай Новотельнов, у него немало сольных  номеров. Из любимых ­  произведения на военную тематику, такие как «Песенка фронтового шофера», «Ехали мы из Берлина» и любимая многими поколениями его семьи –
«У зори, у зореньки», которую пел в свое время сам Козловский. Эти песни очень любят поклонники таланта Николая Новотельнова. Неунывающим солистам хора аплодировали в нашем городе многие – от ветеранов до полицейских.

Голос Николая Михайловича особенно нравится его домашним. Слушателей среди родственников у него много – дочь, четверо внуков, четверо правнуков. Может быть, кто­то из молодого поколения продолжит дело деда?

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме