новости 14 мая 2015

Храбрость, стойкость и мужество моего отца

В преддверии знаменательной даты в истории нашей страны хочу рассказать о своем отце – Абрамове Николае Федоровиче. Судьба его, наверное, как и многих советских людей в военные и послевоенные годы, была трудной и полной испытаний.

20Николай Федорович родился в ноябре 1914 года в Калининской (ныне Тверской) области. В 1931 году окончил Калязинский сапоговаляльный техникум. Работал на сапоговаляльных заводах в Ивановской и в Тверской областях. Благодаря проявленным организаторским способностям и умению руководить людьми,  двадцати лет от роду он становится председателем одного из колхозов в Ярославской области. С этой должности в 1936 году Николая Федоровича призывают на службу в ряды Красной Армии. Став курсантом полковой школы Белорусского военного округа, Николай Федорович принимает решение связать свою жизнь с Вооруженными силами и поступает в Ленинградское танкотехническое училище. В августе  1938 года он сочетается  законным браком с Лебедевой Верой Дмитриевной, моей мамой.
После завершения курса обучения в 1939 году Николая Федоровича как отличника учебы оставляют для прохождения дальнейшей службы в родном училище. В семье рождается первенец – дочка Лида. В сентябре 1940 года была изменена дислокация училища. Оно переместилось из Ленинграда в город Пушкин Ленинградской области и стало называться Пушкинским. Николай Федорович занимается воспитанием молодых курсантов, будущих офицеров-танкистов Красной Армии.  В 1940 году  он поступает в Военно-­политическую академию Красной Армии, планируя получить высшее образование без отрыва от работы, занимаясь в академии в вечернее время.
Все планы рухнули 22 июня 1941 года. Страшное известие о начале Великой Отечественной войны потрясло всю страну.  С началом войны Пушкинское танковое училище эвакуируют в Рыбинск. Молодая семья Абрамовых меняет место жительства, оставляя всех родных жены в блокадном Ленинграде. Николай Фёдорович продолжает заниматься подготовкой офицеров-танкистов, продвигается по службе – становится заместителем командира батальона, получает звание старшего лейтенанта.
Но стремление быть там, где решается судьба Родины, где его знания могут приблизить долгожданную победу над врагом, не позволяет молодому офицеру оставаться в тылу. Он регулярно пишет рапорты командованию с просьбой о переводе его на фронт в действующую часть, продолжая повышать свой профессиональный уровень. С 1943 года он является слушателем курсов 1-го учебно-танкового офицерского полка.  Наконец просьба
Н.Ф. Абрамова была  удовлетворена. В апреле 1944 года его переводят на фронт командиром танковой роты.
В это время Красная Армия громит фашистские войска на всех фронтах и неудержимо рвется на запад. Для наращивания решающего преимущества на направлениях главных ударов постоянно проводится перегруппировка сил и средств. С апреля по май 1944 года Николай Федорович Абрамов командует танковой ротой на 2-м Украинском фронте, а с мая его назначают командиром танковой роты на
3-й Белорусский фронт в 3-й Гвардейский Краснознаменный Котельниковский танковый корпус. В составе этого подразделения Николай Федорович, преследуя фашистов, вступает на территорию братской Белоруссии. Здесь он и проводит свои последние бои на этой страшной войне, за которые был награжден орденом Отечественной войны I степени.
.AВот как изложен его личный боевой подвиг в наградном листе: «Участвуя в боях Отечественной войны против немецких захватчиков, показал себя смелым, решительным и находчивым офицером. Преследуя отходящего противника 26.06.44 года рота тов. Абрамова вступила в бой за деревню Мартюхово Оршанского района Витебской области, перерезав путь отхода  противнику. Товарищ Абрамов первым ворвался в расположение обороны противника и лично своим танком уничтожил  2 взвода пехоты, 3 автомашины с военными грузами и пушку противника.
27.06.44 г. в бою за местечко Бобр Минской области тов. Абрамов, несмотря на сильный артиллерийский огонь противника, первым ворвался  в оборону противника, занял переправу на реке Бобр и стремительным ударом вышел на западную окраину местечка  Бобр. Встречным перекрёстным огнём  артиллерии и танков противника танк тов. Абрамова был подбит и зажжён. Сам он, будучи тяжело раненным, пытался пройти через оборону противника. В течение суток, пребывая на территории, занятой противником, тяжелораненый т. Абрамов из пистолета расстрелял 9 немецких солдат, которые пытались его взять в плен…»
О войне отец не любил вспоминать. О том, что и как было  в бою, не рассказывал. Мы, его родные, узнали об этом только сейчас,  разыскав в интернете приказ о представлении его к награде и наградной лист. Но на его лице как памятный знак  остался шрам, рассекающий ноздрю. Когда я однажды спросила у него, что это, он рассказал только один эпизод из своего последнего боя. Поведал, что раненый в грудь, со сбитой коленной чашечкой лежал без сознания около горящего танка. Придя в себя, со стоном перевернулся на бок. В это время рядом ходили немцы и добивали раненых. Выстрел был в голову, но уже стемнело, и немец промахнулся. Пуля, порвав ноздрю, прошла навылет. От боли папа снова потерял сознание, и этим спас себе жизнь. На следующий день с освобожденного поля боя его вынесли  санитары. В санитарной машине врач, обнаружив, что на  раненой ноге началась гангрена, напоил его спиртом и топором отрубил ногу чуть выше колена, спасая жизнь.
До мая 1945 года отец находился в госпиталях. Врачи пытались, как могли, спасти остаток ноги, но безуспешно. Ногу пришлось полностью ампутировать. Помимо этого, около сердца осталась пуля, которую медики побоялись трогать. И это в 30 лет! А он – кадровый военный. Можно только догадываться, что у него творилось на душе, какое отчаяние и боль он испытывал.
.AНо отец как истинный офицер не потерял мужества и  не сломался. После окончания войны вернулся из госпиталя в Рыбинск, где его ждали жена и дочь. Устроился  работать на приборостроительный завод (тогда он назывался почтовый ящик №30). Новые испытания выпали на его долю  в мирное время.
Каждое утро на костылях, с тяжелым негнущимся протезом вместо ноги он  выходил из дома в 6.00, чтобы сесть в автобус до того, как тот будет переполнен спешащими людьми.  Каждый вечер, возвращаясь с работы, ждал, когда схлынет основной поток рабочего люда, чтобы уехать домой. Выучился и получил профессию нормировщика. Работал начальником бюро труда и заработной платы. Часто получал премии за рационализаторские предложения. Семья выросла. Родились ещё две дочки: Ира и Таня.  Всех он вырастил, принося в дом всю зарплату до копейки. Ведь он был единственным кормильцем в семье. Из­за тяжелой болезни одной из дочерей он не позволил жене работать. Все три дочери получили высшее образование, несмотря на материальные трудности.
Умер отец  внезапно, в 1970 году в возрасте 55 лет, не дождавшись внуков. Подорванное здоровье и перенесённые стрессы сделали свое дело – не выдержало сердце. Но мы, его родные, даже не подозревали, что  оно у него болело. Он  никогда ни на что не жаловался. Вся его послевоенная жизнь – это тоже подвиг, только гражданский.
В ноябре прошлого года ему исполнилось бы 100 лет. И его жизнь продолжается не только в дочерях, но уже  и во внуке Сергее, внучке Ольге и правнуке Николае. Я очень любила своего отца. Он стал для меня примером мужества, стойкости и силы духа.
Низкий поклон и вечная память всем, кто в трудные годы Великой Отечественной войны, не щадя своих жизней, отстояли свободу и независимость нашей Родины, подарив нам мирную и счастливую жизнь. Мы должны сделать всё, чтобы наши дети, внуки и правнуки знали о них, помнили и чтили.

Татьяна  Жаботинская (Абрамова), кандидат технических наук

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме