новости 30 июля 2015

Самозанятость не в тренде

Предприниматели недовольны. Они всегда недовольны. Да и может ли быть бизнес, даже малый и самый малый, официально называемый микро, удовлетворен собственным положением? Денег мало всегда. Налоги высокие постоянно. Отношение власти оставляет желать лучшего.

Но все ли в этой неудовлетворенности можно назвать нытьем? Может, все-таки больше в ней справедливых упреков, чем субъективной оценки действительности?

— Мы не жалуемся, мы приспосабливаемся. И предлагаем, — говорит индивидуальный предприниматель, руководитель Рыбинского союза предпринимателей малого бизнеса Александр Кутырев.

Способности к приспособлению у российского микробизнеса действительно выше среднего. Убить его трудно, если не невозможно. Он трансформируется под давлением внешних обстоятельств, уходит «в тень», залегает на дно, выныривает на свет — в общем, делает все, чтобы не закрыться. И не встать на биржу труда. Не тянуть денег у государства на свое содержание. Самозанятые. Так называют их в официальных отчетах. «Мы сами все сделаем, главное – не мешайте», — говорят они власти.

— Вот увеличили в прошлом году размер социальных отчислений, затем уменьшили, но отыгрались в другом – наложили ряд запретов на расчеты, которые могли бы снизить фискальную нагрузку, — рассказывает Кутырев. – Сейчас в выгодном положении находятся те, кто не имеет наемных работников. Как вы думаете, куда денутся уволенные, для того чтобы предприниматель попал под льготы?

И правда, куда? Центр занятости не трещит от вала безработных. Количество зарегистрированных самозанятых не становится существенно больше. Вывод напрашивается сам – увеличивается теневой сектор экономики. Но это запретная тема, потому что говорить о ней можно как о факте нарушения закона. Тем временем ни рейды «по гаражам», ни попытки усилить ответственность не могут помочь найти исчезнувших из отчетов людей. А они есть. Они работают. Порой у тех же предпринимателей, но уже без договора найма. Плохо?

— Плохо, — говорит Александр Кутырев. – Но разве лучше было бы закрыться?

Оптимизация. Так называют предприниматели свои трансформации под давлением обстоятельств. Вот заговорили в правительстве о торговом сборе – еще одном оброке для бизнеса, занятого в торговле. Хотели ввести по всей стране, но обложили сбором пока только Москву. Экспериментально. Теперь можно ждать распространения эксперимента и на всю Россию?

— Или пошли вдруг разговоры о том, что самозанятыми будут считаться только те, кто не имеют наемных работников, остальные будут обязаны перерегистрироваться в общества с ограниченной ответственностью, — рассказывает предприниматель. – Затем успокоили – не будем, дескать, доводить до абсурда. Но мы опять слышим от депутатов, что они считают эту инициативу вполне реальной. И не исключаем, что примут по-тихому. У нас часто так бывает – как снег на голову и вопреки обещаниям.

Зато поддержка, которую декларируют на всех уровнях, оборачивается скудными предложениями о помощи.

— Когда обсуждали перечень мер по поддержке бизнеса в связи с кризисом, он был обнадеживающим. А когда приняли, оказалось, что все мероприятия должны проводиться на местном уровне. Есть деньги у региона – пожалуйста, помогайте. Нет – пусть предприниматели сами справляются. А откуда в Рыбинске деньги, если их забирают в областной и федеральный бюджеты? Да и Ярославская область лишними деньгами похвастаться не может.

Кутырев говорит, что торговля во всех списках на поддержку стоит последним пунктом. Тем временем именно в торговле зарегистрировано больше всего самозанятого населения.

— Все считают, что мы купаемся в деньгах. Это миф. Особенно, если речь идет о торговых надбавках. Я могу хотеть накрутить хоть триста процентов к закупочной стоимости, но продажи зависят от покупательной способности населения. Рынок диктует цены. Рынок, а не желания торговли. Торговля испытывает те же проблемы, что и весь бизнес. Я общаюсь с частной медициной, со строителями, везде сумасшедшая конкуренция и низкая рентабельность.

Торговля оптимизируется, как и прочие виды деятельности. Заключается этот процесс в сокращении количества работников, отказе от торговых площадей. Основная причина – спад покупательского спроса.

— С начала года обороты упали процентов на 30, — рассказывает предприниматель. – Это средний показатель. Кто-то жалуется на спад в 50 и 70 процентов, кто-то вообще закрывается. Актуальная иллюстрация: раньше в Москву ходили 3-4 автобуса в день, на которых предприниматели ездили за товаром. Сейчас — один и не каждый день. Порой везет 8-10 человек. А до кризиса ездили полные. Это показатель активности в торговле.

Кутырев говорит, что массовых закрытий в бизнесе пока нет. Сказывается способность адаптироваться к ситуации и привычка к форс-мажорам. Предприниматели выжидают. Тем более, лето – не лучшее время для торговли. Оживление будет к первому сентября. А что случится осенью, когда законодатели очнутся от отдыха и приступят к активному законотворчеству, – загадывать трудно. Однако прогнозировать рост цен уже можно.

— Дорожает закупка, — говорит Кутырев. – Импортных товаров стало меньше, а отечественные производители цены поднимают. Сужу по женскому трикотажу. Некоторые вещи подорожали на 30-40 процентов. От них пришлось отказаться – в Рыбинске их не купят. В результате сужается номенклатура изделий. Дорожают и продукты на рынке.

Предприниматель приводит в пример мясо. С недавнего времени частникам запретили самостоятельно резать домашний скот.

— Раньше бабушка в деревне просто привозила мясо на рынок, где есть санитарный контроль. Сегодня по условиям Таможенного союза она должна живого теленка привезти к ветеринару, получить справку, затем живого же отвезти на специализированную бойню и только потом — на рынок. И везде оставить деньги. Сейчас скот в деревне почти не держат – не выгодно. Выгодно только в больших хозяйствах.

Александр Кутырев видит общую тенденцию к укрупнению. На самый малый бизнес – микропредприятия, самозанятое население – власть обращает внимание в последнюю очередь.

— Укрупняется торговля. Торговые сети стали основным поставщиком продуктов питания. Укрупняется и малый бизнес. Правительство увеличило число работников для тех, кто относит себя к этой категории. Самозанятые вообще перестают волновать власть. Кредиты для нас практически недоступны, господдержку получить трудно, особенно если речь идет о мелкой торговле. Поэтому могу назвать нынешнее время так – период ожидания. Мы, конечно, надеемся на лучшие времена, но всегда готовы к худшим.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме