новости 27 августа 2015

Загадки земли Рыбинской

Находки археологов подтверждают старые открытия и ставят перед исследователями новые вопросы. А Рыбинская земля хранит еще массу тайн, которые ждут самого пристального внимания краеведов и историков. В этом мы убедились, беседуя с Ириной Рыкуновой, научным руководителем Рыбинской археологической экспедиции.

работы на шурфе 3-15Итоги экспедиции

Юбилейный 25-й сезон запомнится рыбинским археологам не только замечательными находками, но и проливными дождями и рекордным числом участников экспедиции. На раскопки в этом году приехали и «старички», в течение многих лет отправлявшиеся в поле, и большое число студентов-практикантов из ярославских вузов.

— Сейчас принято ругать молодежь, но я очень довольна студентами, — хвалит Ирина Рыкунова будущих историков, — они организованные и трудолюбивые, готовы к преодолению сложностей.

Ребята без жалоб выдержали погодные неурядицы, за что, видимо, и были отблагодарены судьбой: с сезоном им повезло. В этом году археологи сделали основной раскоп в центральной части памятника, около вырытого в 1997 году большого грабительского котлована, размываемого дождями. Кроме того, южнее, около Сторожевой башни, был заложен ряд шурфов. И везде их ожидали удивительные находки.

Наибольший интерес для мужской части экспедиции представляют обнаруженные в этом году железные предметы вооружения: три больших «чеснока» (своеобразные средневековые «мины») и довольно крупный наконечник стрелы. Примечательно, что оружие находилось в одном месте. По словам научного руководителя экспедиции, это, возможно, свидетельствует о том, что археологи обнаружили «захоронку», владелец которой собирался от кого-то защищаться. Но, вероятно, не успел воспользоваться своим оружием: в исследуемом слое видны угольные прослойки, что может говорить о нападении врага, повлекшем многочисленные пожары. Как бы то ни было, но поселение в этой северной части памятника археологии существовало не очень долго: найденные в нем предметы датируются XII — серединой XIII века. С чем связан его конец, тоже сказать трудно: данные о том, что его разрушили монголы, пока не обнаружены.

DSC_5022Однако с уверенностью можно утверждать, что жившие там люди много и плодотворно работали – об этом говорят многочисленные инструменты, например, долото или сверло со спиральной нарезкой, а также предметы повседневной жизни: серпы, острые иглы, рыболовные крючки. О зажиточности горожан говорят обнаруженные замки и ключи сложной конструкции.

Там же, около котлована, была найдена маленькая свинцовая товарная пломба, какие использовались для маркировки оптовых партий товаров, и большое число украшений – это и древнерусские «бубенчики», и хорошо известные по раскопкам в древнем Новгороде пряжечки, которые датируются концом XI – серединой XIII веков.

К наиболее любопытным стеклянным находкам можно отнести фрагмент верхней части какого-то сосуда, что по тем временам было большой редкостью.

Наибольший интерес среди украшений представляют две зооморфные (звероподобные) подвески. Одна подвеска — так называемый «смоленский конек» — датируется XII веком и относится к известному типу украшений, который был больше всего распространен в Приднепровье, в землях кривичей. Другая подвеска, формой напоминающая птицу, более древняя, предположительно XI века, скорее всего была изготовлена местными мастерами из очень хорошего материала – свинцово-оловянистого сплава с добавлением благородного металла, благодаря чему хорошо сохранилась. Обе подвески могли служить не просто украшениями, но и защитными амулетами. Такого рода зооморфных подвесок ранее в Усть-Шексне не находили.

— Самое любопытное, что в этой части раскопа обнаружено очень много языческих подвесок и крайне мало крестиков, в связи с чем напрашивается вывод о том, что здесь был финно-угорский, меряно-весский языческий «конец» (район) поселения, — говорит Ирина Рыкунова.

А вот на юге памятника Усть-Шексна, ближе к Сторожевой башне, археологов ждали другие находки. Здесь они раскопали очень интересную, типичную для XIV века иконку Никиты Бесогона, два фрагмента крестиков разных времен, любопытную широкорогую лунночку (древнерусское украшение, символизирующее луну) и удивившее исследователей красивое височное кольцо. Удивившее – потому что подобные украшения характерны для западнославянского племени радимичей, и как этот единичный предмет попал на берег Волги – загадка.

DSC_5029Однако самой главной находкой Ирина Рыкунова называет две вислые актовые печати владычного наместника новгородского, что еще раз подтверждает, что никак не позднее XI века Усть-Шексна уже существовала, более того, это была не маленькая деревня, а крупное торгово-ремесленное поселение, в котором жил человек, который получал важные государственные документы. Заметим, что из 18 найденных на территории Ярославской области печатей XI-XIV веков 13 обнаружены именно здесь.

На вопрос, почему о нем почти не сохранилось сведений в летописных источниках, Ирина Рыкунова отвечает:

— Сведений о северо-востоке Руси периода раннего средневековья вообще сохранилось крайне мало. Не только об Усть-Шексне, но и таком крупнейшем средневековом городе, как Белоозеро, расположенном на другом конце Шексны, ровеснике Ростова, в летописных источниках всего два упоминания. В первом говорится о том, что в 862 году Рюрик послал брата своего Синеуса на Белоозеро. Во втором — что погибло Белоозеро от эпидемии чумы в 1368-м. А это был крупнейший центр. Если площадь Усть-Шексны с учетом утрат составляла не менее 20-30 га, то Белоозеро занимало больше 60 га. Это был значительно более крупный и более древний город, чем Ярославль, а сведений о нем практически нет.

В Усть-Шексне, по мнению исследователя, люди жили, не вмешиваясь особо в политическую борьбу за власть, поэтому и не попали «под резец истории». Впрочем, вполне возможно, что и версия, согласно которой взошедшие на престол Романовы уничтожили какие-то источники, не лишена оснований.

 Загадки села Васильевское

В ходе многолетних исследований участники Рыбинской археологической экспедиции не обошли вниманием и более поздние слои – территорию села Васильевского, которое находилось на стрелке Шексны и Волги, занимая часть площади средневековой Усть-Шексны. И там их ожидали удивительные находки.

— У нас нет почти никаких официальных данных о застройке участка устья Шексны в XVIII-XIX веках, поэтому мы поражаемся, когда находим там остатки мощнейших каменных сооружений, — говорит Ирина Рыкунова. Например, известное многим рыбинцам мощнейшее укрепление Волжского берега диким камнем было выполнено ещё в 1811 г. Причем ему предшествовало берегоукрепление более древнее.

Более того, в слоях XVIII-XIX вв. обнаружены тщательно вымощенная большая площадь, фрагменты великолепно устроенной разветвленной дренажной системы, которая включала колодцы, водостоки и водосливы. Следы больших, очень старых брандмауэрных стен, остатки опор фундамента и колонн – все эти сооружения существовали задолго до постройки усадьбы купцов Жеребцовых, следы которой тоже обнаружили археологи.

Конец XVIII в. не такой древний период, как средневековье, но сведений о нем нет, и это, несмотря на то, что в то время в Рыбинске уже существовала своя газета, работали журналисты и архитекторы. Та же Воскресенская церковь в Васильевском, которую местные жители хорошо помнят, представляет загадку: как ее могли построить в петровское время, в начале XVIII века, когда даже церковные колокола переплавлялись на пушки, да еще на месте уже существовавшего храма, известного с начала XV в.?

Судя по результатам раскопок, это было очень интересное место, которое должно стать предметом глубокого архивного исследования.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме