новости 3 сентября 2015

Импортозамещение без фанатизма

Как можно относиться к благородным призывам развивать собственную экономику? Естественно, положительно. Любой разумный житель России поддержит желание государства видеть на своих просторах заводы по производству самолетов, двигателей, станков, инструментов — всего, что органично дополняет добычу нефти и газа и продажу ископаемых в сыром состоянии.

романовОднако экономика – дама серьезная. Она не терпит популизма и к каждому слову требует конкретного приложения. Будет ли это действие в виде финансирования или достаточно ограничиться налоговыми льготами – суть в том, что…

— Ничего само собой не происходит. Завод не будет работать только от желания государства ли, частного собственника ли. Сказали – импортозамещение, но не определили заказчика. Кто плательщиком-то будет в условиях денежного дефицита и падения доходов на производствах?

Дмитрий Романов – руководитель с большим опытом. Предприятие «Техническая бумага», которым он начал командовать еще в девяностых, пережило вместе со страной все взлеты и падения экономики, выстояло в кризис 2008 года. И сегодня Романов видит перспективы. Правда, уже не столь оптимистичные, как пару лет назад.

— Дмитрий Анастасович, очевидно, что потребление бумаги падает. Сказываются, наверное, цифровые технологии.

— Совсем не очевидно. Меняется структура потребления бумажной продукции. Но ежегодный рост внутреннего потребления бумаги и картона – это 5-5,5 процента. Растет рынок тарного картона, бумаги санитарного назначения, падает потребление газетной бумаги. Но ничто не говорит о снижении.

— А какова доля импорта на бумажном рынке страны?

— Основную часть рынка санитарно-гигиенических изделий – до 70 процентов — занимает импортная продукция. Если говорить о мелованной бумаге – то это около 20 процентов.

— Можно представить себе, что Россия в обозримом будущем будет пользоваться бумажной продукцией только российского производства?

— А кому это нужно?

— Ну вот импортозамещение…

— Существуют традиционные лидеры в производстве определенного вида продукции. Например, мелованная бумага – это Финляндия, Германия. Там десятилетиями работали над технологиями выпуска высококачественного товара. Будем соревноваться?

— Мы сейчас со всем миром соревнуемся.

— Давайте на примерах. В 2012 году в Перми запустили ЦБК по производству легкомелованной бумаги. Несколько лет строили, кучу денег вложили – почти 6 млрд. рублей. А когда у одного из учредителей – «Банка Москвы» — начались проблемы, трудности возникли и на комбинате.

Введение ввозной таможенной пошлины на этот вид продукции также не способствует конкуренции. Качество легкомелованных бумаг российского производства ниже импортного.

Кроме того, качественные химические добавки, которые используются в производстве бумаги, все зарубежные. Но самым, пожалуй, проблемным в отрасли является производство бумагоделательного оборудования.

— На вашем предприятии каково соотношение импортного и отечественного оборудования?

— Примерно 50 на 50. Но коснись сегодня покупки чего-то нового, это будет импорт. При этом не скажу, что отечественные станки хуже. Да, они уступают в основном в технологической оснастке. В создании оборудования участвуют несколько отраслей экономики – автоматика, химия, электротехника, электроника… Здесь мы безнадежно отстаем, потому что лучшие отечественные разработки – в военных ведомствах, на которые распространяется секретность в течение десятка лет. На Западе – это максимум три года. Дальше – в народное хозяйство. Но и это не главное. Последний российский завод, который в Петрозаводске выпускал бумагоделательное оборудование, закрылся. Точнее, его купил Росатом и организовал там производство под свои нужды. А мы остались без новых российских станков. И даже ремонт старого оборудования теперь будет большой проблемой.

— Санкции на бумажную отрасль как-то распространяются?

— Напрямую не сталкивался ни разу. Но отношение зарубежных партнеров… Коллеги жаловались, что европейский поставщик химикатов отказал в договоре, и компания была вынуждена перейти на китайский аналог. Но всем же понятно, что главное – это рост цены. Недавно мы искали фильтровальный материал, и поставщик в Европе ссылался на отсутствие товара. А через некоторое время предложил, но уже дороже на 30 процентов.

— Вроде бы самое время заняться развитием собственного производства.

— Вы поймите, ни одна страна мира не производит всех компонентов сложного изделия. То же самое можно сказать и о продуктах. Рыбу могут ловить все и везде. Ну вот купили рыбу в Норвегии, переработали в Белоруссии. Почему нельзя ее поставлять в Россию? Или пример с польскими яблоками. Запретили их ввоз в нашу страну. И что? Польша стала лидером в производстве яблочных соков. Еще Бисмарк сказал: «Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью».

— Наверное, это не комплимент.

— Наверное. Вообще если стараться замещать все и везде, можно прийти к феодализму. Надо знать меру. В России же были яркие примеры импортозамещения, просто их никто так не называл. Первый советский реактивный авиадвигатель — это была копия изделия английской компании «Ролс Ройс». Прообразом первого массового дизельного двигателя стал американский образец, который ранее поставлялся в Россию по ленд-лизу. Наша космическая ракета — на 80 процентов копия ракеты, изобретенной фон Брауном. Таких примеров можно найти множество. Они сначала разрабатывались как военные образцы, затем переходили в гражданские отрасли.

Поэтому не хочу сказать, что импортозамещение — это тупиковый путь. Но сегодня в развитии техники и технологий невозможно чего-то добиться исключительно самостоятельно. Впрочем, не только сегодня. Можно обратиться к истории. Крупнейший реформатор России Петр I привлекал к работе голландцев, немцев, англичан. При этом иностранцев было много не только в высшем руководстве.

— Интеграция? Объединение интеллектуальных усилий?

— Вплоть до краудфандинга. Это уже общемировая практика. Элон Маск, создатель электромобиля «Тесла», именно так разрабатывал аккумуляторную батарею. В открытом доступе, когда каждый желающий мог участвовать в процессе по условиям технического задания. Мы же стараемся обособиться. При этом порой не можем воспользоваться результатами собственного труда. Яркий пример – в нашей отрасли. В 30-е годы именно в России был предложен непрерывный способ производства целлюлозы. А пионерами в производстве такого оборудования стали шведы. Мы изобрели непрерывный способ производства стали. Но применили его впервые за рубежом. То же и с сухим способом производства цемента, и со многими другими теоретическими разработками россиян.

— Но восстанавливать собственное производство надо?

— Надо. Только не сводить все к декларациям и госсектору. А сферы применения импортозамещения… Например, переработка полезных ископаемых. Мы сегодня поставляем нефть­сырье, а можем развивать глубокую переработку нефти. Газ — минеральные удобрения. Тогда можно забыть о проблемах – денег стране хватит.

Если говорить о том, что всех интересует, о продовольственной защищенности, здесь мы тоже можем быть лидерами. Например, в производстве семенного фонда, поскольку именно Россия является держателем семенного фонда всего мира.

— ???

— У нас же был академик Вавилов! Он собирал семена растений по всему миру. Коллекция находится до сих пор в Санкт-Петербурге. Семена не уничтожили даже в блокаду Ленинграда! В результате Россия — обладатель первоисточников. После космоса это второе главное достижение, которое мы имеем. Но не пользуемся.

— Как сегодня, во время кризиса, вы как руководитель ощущаете себя?

— С каждым новым днем уверенности становится все меньше и меньше. Раньше было интересней работать. Сейчас пропали драйв и кураж. Ничего существенного не происходит. Примеры интенсивного развития даже в нашем Рыбинске показывают, что в короткий период времени достичь вершин практически невозможно. Радует, что, помимо госзаказа, у нас появляются другие источники финансирования – например, недавно приезжали индусы на рыбинский «Вымпел». Вот о чем государству надо думать – о поддержке экспорта. И о создании новых рабочих мест.

— В госсекторе?

— Везде, но лучше создавать условия для развития частного бизнеса. Тогда он сам будет открывать новые рабочие места, вкладывать в развитие технологий, в производство российского продукта. Вот и будет у нас импортозамещение. Но без фанатизма, пожалуйста.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме