новости 3 сентября 2015

Голоса ушедшей России

30 августа в Общественно-культурном центре состоялось открытие выставки «Оржер — замок русских».

IMG_1749В документах и фотографиях здесь рассказывается о жизни русских эмигрантов во Франции. В мероприятии приняли участие инициатор создания экспозиции Андрей Андреевич Мусин-Пушкин, представитель царственной династии Павел Эдуардович Куликовский-­Романов, и.о. главы Рыбинска Леонид Можейко и большое число горожан.

Фамилия Мусиных-Пушкиных известна в России каждому школьнику. Представитель этого древнего рода граф Алексей Иванович обнаружил в ярославском Спасо-Преображенском монастыре древнюю рукопись «Слова о полку Игореве». Неподалеку от Рыбинска, в Мологском уезде, семья владела двумя имениями – Иловной и Борисоглеб.

— Город Рыбинск, расположенный на берегу самого крупного искусственного озера, остается для меня местом семейной памяти, — сказал, открывая выставку, прямой потомок А.И. Мусина­Пушкина граф Андрей Андреевич. — Сын эмигрантов первой волны, я родился и жил во Франции, около Гренобля, где еще в 1924 году сформировалась колония русских эмигрантов. В маленьком французском городке Рив, расположенном у подножия Альп, они сумели создать культурный, духовный и военный центр. Его замок Оржер с высокими стенами стал для нас маленьким уголком России.

История русского Рива берет начало в 1924 году, когда в город перебрались Татьяна Мельник-Боткина с супругом, офицером русской армии Константином Мельником. Татьяна Евгеньевна была дочерью лейб-медика Николая II, казненного с царской семьей в Тобольске. Вместе с мужем они выбрались из России через Владивосток и поселились в небольшом французском городке Рив, который еще в XVII веке был известен своими бумажными фабриками. Русская семья сумела убедить французских фабрикантов пригласить на работу беженцев. Владельцы фабрик согласились и даже приобрели для работников недостроенный замок Оржер. После этого соотечественников стали приглашать переехать во Францию. Многие из них к тому времени осели на Балканах, в Болгарии. Русские офицеры жили там с семьями в землянках, не имели работы и голодали. Во Франции они обрели дом, а город Рив стал центром русского зарубежья.

В обнесенном высокими стенами замке были сад, библиотека и театр. Русские жили изолированно, устраивали многочисленные концерты и конференции. Очень активна была церковная жизнь, а одним из прихожан построенного в замке храма стал композитор Игорь Стравинский, семья которого жила неподалеку.

Среди эмигрантов было много военных, они организовали военные курсы, которые существовали под видом спортивного клуба. Офицеры надеялись, что большевики пришли к власти ненадолго, и готовились к борьбе за родную землю. На этих курсах отец Андрея Андреевича – Владимир — встретился с дочерью полковника Бориса Гонорского, одного из руководителей военной колонии, Ириной. Их бракосочетание в 1931 году стало одной из самых светлых страниц в жизни обитателей замка.

— Трудно поверить, что в маленьком французском городе русская военная колония готовилась бороться с коммунизмом в России, — говорит Андрей Мусин-Пушкин, — что там кипела русская жизнь, царила русская культура.

Он сохранил память об этом городе и не только стал автором идеи по организации выставки о нем, но и предоставил для ее экспозиции многочисленные семейные фотографии и документы, а также обнаруженные в архивах материалы. Полтора года назад выставка «Оржер – замок русских» была представлена общественности в Доме русского зарубежья им. А. Солженицына в Москве, затем демонстрировалась в Париже и Риве, о чем очень тепло отозвалась французская пресса.

Леонид Можейко, и.о. главы Рыбинска, высоко оценил работу организаторов и поблагодарил общественную организацию «Альянс Франсез Рыбинск», при поддержке которой выставка экспонируется в нашем городе.

— Какой сложный водоворот событий представляет собой жизнь. Тогда многие состоявшиеся, сделавшие карьеру и верно служившие своей Родине люди были вынуждены заново начинать жизнь. Как это было непросто, показывает пример города Рива. Благодаря этой выставке мы имеем возможность взглянуть на нашу историю другими глазами, с новым восприятием, — сказал он на церемонии открытия.

Мы знаем белую эмиграцию по именам Бунина, Шаляпина, Шмелева, Стравинского… Но, кроме парижской жизни знаменитых соотечественников, существовала глубинка русского зарубежья, примером которой является Рив. После поражения в Гражданской войне покинули Родину и осели в таких маленьких городках 2,5 млн. русских людей. Из них 150 тысяч человек на ста кораблях покинули русский берег Крыма. Они не знали, куда едут, но были уверены, что в своих сердцах должны сохранить Россию.

— Своим существованием в зарубежье эти люди преподнесли нам духовный урок, — сказал куратор выставки, сотрудник Дома русского зарубежья Игорь Домнин. — Не дай нам Боже когда-­нибудь потерять свою Родину, быть изгнанными и не иметь возможности вернуться.

Русская колония в городке Рив просуществовала до середины прошлого века. Позже замок национализировали, колонисты разъехались. Последним обитателем Оржера был дедушка Андрея Андреевича. К настоящему времени бесхоз­ное строение пришло в упадок и начало разрушаться. Мэрия французского города ищет инвесторов для восстановления замка – так же, как мы ищем эмигрантов первой волны, которые, возможно, захотят восстановить в русской глубинке свои родовые усадьбы.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме