новости 1 февраля 2016

Вытрезвители могут вернуться

17 регионов России, включая Ярославскую область, поддержали идею возрождения вытрезвителей. В Рыбинске это учреждение было официально закрыто пять лет назад, и все тонкости общения с людьми «под мухой» прочувствовала на себе городская медицина — больницы № 1 и № 2. С недавнего времени «белые халаты» открыто говорят о том, что запас терпения не то чтобы на исходе. Он иссяк.

 Пить стали больше

Тогда, пять лет назад, врачи-наркологи всей страны рапортовали о снижении алкоголизма: пьяных на улицах стало ощутимо меньше. Наш рыбинский медвытрезвитель еще какое-то время работал в полсилы, после чего был закрыт. Впоследствии победу над «зеленым змием» приписывали и запрету на продажу спиртного по ночам, и усилившейся борьбе с суррогатами, и активной социальной работе с населением. Сегодня же наркологи озвучивают иную статистику.

— Пятилетний период снижения числа таких больных закончен. Это настораживает, потому что алкогольный психоз, а именно с таким диагнозом к нам поступают люди, является тяжелейшим осложнением, – рассказывает заместитель главного врача наркологического диспансера Наталья Тюляндина. — Для удобства статистики мы ведем подсчет в процентах по отношению на 10 тысяч человек. Так, например, если в 2014 году этот показатель был 8,7%, то в 2015 году он выше — 11,8%.

Сегодня рыбинский наркологический диспансер забит под завязку. В отделении 20 коек и, как говорят врачи, ни одна из них не пустует. Выводить пациентов из состояния тяжелого психоза или забытья стало тяжелее: люди перестали бояться ставить на себе эксперименты, все чаще смешивают наркотики и алкоголь. Если раньше привести в чувство такого клиента можно было за два дня, то сейчас наркологи держат его под наблюдением дня четыре, не меньше.

Всего на учете состоит почти три тысячи горожан: с алкогольным психозом – 228 человек, с диагнозом «хронический алкоголизм» — 2528. И это только те, кто попал в поле зрения наркодиспансера. Цифру, как говорят врачи, можно смело умножать на 10. Примерно так оценивается «скрытая часть айсберга».

 Наотрез отказываются дежурить

Алкоголик алкоголику рознь. Кто-то, «набравшись», терроризирует окружающих, кто-то пьет по-тихому. Но все пьяные в равной степени опасны: и пожар могут устроить, и драку учинить. «Бытовуха» чаще происходит по пьяному делу, это подтвердит любой полицейский. В прошлом году в городе зафиксировано 15 убийств – и все они совершены в ходе распития спиртного.

Когда-то, во времена СССР, работала система лечебно-трудовых профилакториев. Попал человек в медвытрезвитель, проспался, а участковый уже взял его «на карандаш». Значит, «клиент» будет пролечен. И на учет в наркологическом диспансере его обязательно поставят, а потом снимут с него, если все будет хорошо. В общем, работала четкая система по отрезвлению населения. Сегодня же у нас нет ни лечебницы для пьющих, ни даже вытрезвителя: более пяти лет всех загулявших свозят в городские больницы, несмотря на то, что это и нелогично, и неэтично, и даже небезопасно. Но больше попросту некуда.

Даже если сильно напрячь воображение, сложно себе представить, как обычная медсестра, пусть очень опытная и умелая, может справиться с пьяным и буйным? Да никак. Для таких случаев в горбольнице № 2, например, имеется специальная охрана. «Это дополнительные затраты для нашего медучреждения, но так безопаснее, – признается главврач Михаил Цветков. – В минувшие новогодние праздники в состоянии алкогольного опьянения к нам поступили 30 человек, половине требовалась помощь, мы ее оказали. И это только статистика нашего учреждения, а есть еще и горбольница № 1, которая тоже принимает таких пациентов. Врачам – а это, как правило, женщины — становится все сложнее работать с моральной точки зрения и точки зрения безопасности. Многие даже наотрез отказались дежурить в новогодние праздники. И я их понимаю. Ведь те, кому объективно лечение не требуется, кому нужно просто проспаться, отнимают драгоценное время у тех, кому оперативная медицинская помощь требуется в первую очередь».

 Наболело

Прямо скажем, главврач второй горбольницы не единственный, кто так считает. Такое ощущение, что городская медицина устала молчать, и инициатива регионов по возрождению вытрезвителей буквально прорвала наболевший вопрос. «Городу нужен не медвытрезвитель, а «вытрезвитель» для тех, кто нарушает общественный порядок. Место, где человек не замерзнет, будет накормлен и где будет дежурить фельдшер. Место, куда можно изолировать любого пьяного хулигана, – считает Михаил Цветков. – Сейчас вопрос пытаются решить за счет МВД и медицины, но это неправильно. Возможно, это уровень социальной защиты. Мы обратились в Общественную палату, в Ярославскую областную Думу, но результата по-прежнему нет».

Врачей понять можно, да и никакой воспитательной работы «медицинская» возня с пьяными дебоширами не несет. ППС привозят их в больницы, откуда потом, по логике, пьяных нужно бы забрать для оформления протокола в отделение. Вот только приезда полицейских почти никто из подобранных не дожидается, чаще – уходят самостоятельно. Удерживать человека насильно никто не имеет права. Вот такой круговорот алкоголиков в природе: отогрелся, отоспался – пей и хулигань дальше. Никто и слова не скажет.

Как считает Михаил Цветков, выходить с инициативой возрождения городского вытрезвителя нужно сразу на федеральный уровень, заручившись недюжинной поддержкой общественности. «Возможно, учреждение будет лишь отчасти дотационным: какая-то часть бюджета будет формироваться из штрафов, оплаченных «клиентами». Получить лицензию и разрешение на деятельность тоже реально. Главное — начать решать этот наболевший социальный вопрос, потому что так больше продолжаться не может», — добавляет он.

Евгения Николаева

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме