новости 28 апреля 2016

Вызов человечеству приняли с честью

26 апреля исполнилось 30 лет со дня одной из самых страшных катастроф в истории человечества аварии на Чернобыльской АЭС. Более трехсот рыбинцев приняли участие в ее ликвидации. В нашем городе в эти дни прошел ряд важных мероприятий в ознаменование этой драматической страницы в истории бывшего СССР.

IMG_7210«Вы нам крайне нужны!»

26 апреля возле мемориала жертвам радиационных катастроф собрались десятки людей с красными гвоздиками в руках. Сказать спасибо ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЭС, почтить память тех, кого уже нет в живых, пришли представители промышленных предприятий, общественности, ветераны, но главное молодежь. Все они стали свидетелями важного в жизни города события – открытия мемориальной доски, посвященной памяти 324 рыбинцев, участвовавших в ликвидации последствий самой страшной радиационной катастрофы в истории человечества.

«Вы осознанно пошли на этот риск, спасали всех жителей большой страны. Мы гордимся вами! Вы и сейчас нам крайне нужны как люди чести, чей пример воспитывает молодежь. Пример каждого из вас наглядно говорит, каким должен быть настоящий русский человек», обратился к чернобыльцам глава города Денис Добряков.

В этот день было сказано немало слов благодарности в адрес чернобыльцев. Советник губернатора области Сергей Березкин назвал аварию на Чернобыльской АЭС вызовом человечеству, основной удар которого пришлось испытать на себе более чем 600 тысячам советских людей, среди которых и рыбинские герои. За отвагу и самоотверженность при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС почетным знаком имени Алексея Мельгунова был награжден председатель ОО «Союз Чернобыль» Александр Мышкарев, почетные грамоты губернатора Ярославской области вручены членам совета этой общественной организации Владимиру Васину, Александру Караваеву, Виталию Фадееву. На минувшей неделе 19 ликвидаторов получили юбилейные медали «30 лет ликвидации на Чернобыльской АЭС» из рук главы г. Рыбинска. Память обо всех, кто не жалел себя, почтили минутой молчания, в их честь прозвучали ружейные залпы.

Для чернобыльцев памятное тридцатилетие – это прежде всего повод для встречи с друзьями-товарищами. Оказавшись в их кругу, понимаешь, насколько это позитивные люди. Они с честью выдержали все испытания, и сейчас своим оптимизмом заряжают других. Сегодня мы даем слово им – нашим героям, очевидцам тех страшных событий, ликвидаторам. Их рассказы никого не оставят равнодушными.

20160426_101849«От радиации была засвечена вся фотопленка – но не память»

Николай Косухин впервые попал в командировку в то гиблое место в августе 1986 года. На пилота гражданской авиации и его коллег легли обязанности по доставке грузов, проведению дозиметрической разведки, тушению пожаров в районе реактора, Рыжего леса (с дымом радиация распространялась на большие территории).

«Еще до Чернобыля я знал, насколько опасна радиация. В 1976 году мне довелось поработать на полигоне Новая Земля, рассказывает Николай Васильевич. Буквально через год после этого не стало нескольких членов нашего экипажа. В Чернобыле на вылеты мы отправлялись в тканевых защитных костюмах, кирзовых сапогах и марлевых повязках на лице. Помню, для большей защиты техники положили в наш самолет лист свинца, который в конечном итоге сам стал источником сильного излучения – так напитался радиацией».

Николай Васильевич побывал в Чернобыле четыре раза и в общей сложности находился там в течение двух месяцев. На память о тех событиях у мужчины практически не осталось фотографий – от радиации фотопленка была вся засвечена.

Пленка, но не память. В этом году Николаю Васильевичу исполнится семьдесят лет, но, глядя на него, трудно поверить, что он когда­то подвергался воздействию страшной по своей силе радиации – настолько молодо и подтянуто он выглядит. Сам он уверен, что залог такой бодрости души и тела – в жизни всем напастям вопреки и вере, что все будет хорошо.

«Сели и поехали»

Первоклассный водитель Александр Караваев отправился на ликвидацию аварии в числе нескольких десятков работников Волжского машиностроительного завода. «Ко мне подошли, сказали: «Надо гнать туда автобус». Ну надо, значит, надо, сели и поехали. На месте событий я возил ликвидаторов на разрушенный реактор. Когда в первый раз увидел эту раскуроченную 40­метровую махину, то меня взяла оторопь жутко было подъезжать близко. Помню, как смену за сменой возил людей на этот страшный объект, и так в течение двух месяцев, вспоминает Александр Николаевич. Работа была настолько напряженной, что мы с товарищами даже были не в силах обсуждать, что же все-­таки произошло. Я приезжал с работы в два-­три часа ночи, а к шести утра уже снова спешил к реактору, нацепив на лицо медицинский «лепесток» тонкую марлевую повязку, которая даже от гриппа защитить не может.

Оглядываясь назад, я понимаю, что внес свой вклад в серьезное дело. Замечательно, что многие мои товарищи не теряют бодрости духа и оптимизма. Сейчас мы принимаем активное участие в общественной деятельности ОО «Союз Чернобыль», занимаемся вопросами патриотического воспитания подрастающего поколения. Приятно видеть, что молодежь у нас не инертная, а наоборот, думающая, сопереживающая. У меня подрастают трое внуков, старшему уже 15 лет, и он постоянно расспрашивает об аварии, самостоятельно изучает исторические хроники. Я от души желаю, чтобы войн и страшных катастроф в истории нашей страны больше не было».

«Реактор тлел, как гигантская сигарета»

Виталию Фадееву в 1986-м было двадцать с небольшим лет, он служил в армии, летал на вертолете. 30 апреля его с товарищами подняли по тревоге и отправили в неизвестность. «Когда приехали в Чернобыль, работали так: прицепляли к вертолету многотонный груз с песком, мраморной крошкой, свинцовыми «чушками» и вперед, к реактору, забрасывать жерло. Насколько все это было эффективно, трудно сказать. Утром прилетаешь реактор не дымится, а как начнешь его сверху забрасывать, так он, как вулкан, начинает разгораться. До сих пор помню, как в сумерках он напоминал гигантскую тлеющую сигарету. Страшно даже представить, что творилось на станции в момент взрыва, если 300-тонную крышку реактора взрывом снесло на несколько сотен метров, рассказывает Виталий Иванович. До сих пор не могу забыть вид Припяти сверху. Красивый современный город, который в одночасье стал мертвым и зловещим. Кругом ни одного живого человека, только брошенные дома, где на балконах еще сушится белье, стоят детские коляски, а кое­где даже рыбка вяленая висит. Я слышал, что период полураспада основного радиоактивного элемента плутония составляет более двадцати тысяч лет. Чернобыль – это незаживающая рана, которая будет напоминать о себе десяткам, сотням последующих поколений».

Виталию Ивановичу выпала непростая доля – помимо ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, его в разное время посылали в горячие точки: Афганистан, Чечню. Но к суровым испытаниям он привык относиться философски – такая уж у военных доля. Главное, что есть крепкий тыл – семья, дети, которые любят и уважают своего отца.

«Речь шла о защите Родины, а значит, за ценой не постоим»

Так по-­военному четко говорит Владимир Васин: «В ту пору я служил командиром отдельной войсковой части №55118, которая была сформирована в Кинешме. В Чернобыле моя часть занималась разведкой, санобработкой и спецобработкой. Мои ребята при помощи специальных машин обрабатывали водой и различными растворами территорию возле реактора и непосредственно сам четвертый блок. Работа специфическая, но, как говорится, жить вообще вредно. Мы все всегда делали вместе, без командира военные просто бы не стали выполнять задание. Это было оправданно и с точки зрения взаимовыручки. Однажды на стыке между третьим и четвертым блоками реактора мы вели свинцевание крыши, и вышло так, что я не заметил шва, где уровень радиации превышал 1000 рентген. Хорошо, что солдат, находившийся рядом, просто оттолкнул меня плечом…

Мы, люди, – очень интересные создания, с одной стороны, именно человеческий фактор стал причиной самой страшной техногенной катастрофы, с другой – ликвидаторы были готовы горой встать на защиту друг друга и своей Родины».

В общей сложности Владимир Васильевич провел в Чернобыле пять с половиной месяцев. Военный химик, он всю жизнь имел дело с последствиями радиации, отравляющими веществами, в свое время работал в Приднестровье. Его грудь украшает орден «За личное мужество», и его жизнь – пример для настоящих мужчин.

История не терпит сослагательного наклонения. Ликвидаторы знают одно: если бы был допущен взрыв разрушенного реактора, то на огромной территории, вплоть до Москвы, не осталось бы ничего живого. Чернобыльцы считают принесенную жертву ненапрасной, задача нашего и последующих поколений – помнить о ней.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме