новости 12 мая 2016

Девушки на защите рыбинского неба

В Великую Отечественную на фронт шли все – от студента-первокурсника до убеленного сединами профессора, от кадрового офицера, подкованного в военных науках, до мирного крестьянина, шагнувшего навстречу врагу от пашни. На защиту своей семьи, своей родной земли встали не только мужчины, но и женщины.

КоллажСотни тысяч сестер, дочерей и невест заменили мужчин, пропавших в жерновах первого года войны. Одними из первых были мобилизованы сто тысяч, они заступили на должности телефонистов, радистов, разведчиков-наблюдателей.

Защищавший рыбинское небо 201-й зенитно-артиллерийский полк в 1942-43 годах пополнился 600 вчерашними школьницами – девушками от 18 до 25 лет, это позволило освободить для фронта мужские руки. А юные жительницы Рыбинска и района с честью выполняли свой воинский долг – защищали небо родного города. Одна из них, двадцатилетняя Таня Андреева, оберегавшая рыбинские шлюзы, стала лучшим стрелком зенитно-пулеметного батальона, а стреляла она не из чего-нибудь — из ДШК, крупнокалиберного пулемета. Сегодня Татьяне Дмитриевне Мельниковой девяносто три, перед памятным праздником Победы она вспоминает те далекие дни.

Выросла Таня в деревне Прокурино. Обычное деревенское детство, наполненное постоянным физическим трудом, теперь вспоминается ей с улыбкой – отец был конюхом, и сколько себя помнит, Таня помогала ему с лошадьми. «Я очень любила лошадей, быстрее всех на них скакала. Однажды так разогналась на коне, что перелетела через кочку кубарем. Гляжу – у коня и голова под ногами оказалась. Потянула я его за повод, он поднялся потихоньку. Больше я так не носилась».

Первые воспоминания о страшных спутниках войны – бомбежках — у Татьяны Дмитриевны тоже связаны с ее любимцами. «В сорок первом помогала отцу – раздавала овес лошадям. Смотрю и не верю глазам – пол дощатый ходуном ходит. Скорее домой – почему пол так перебирает? Отец мне: «Копаево бомбят». Смотрим, а в небе зарево черное, и дым столбом».

Как и многих ее ровесниц в военное время, Таню, которой только исполнилось семнадцать, забрали работать на нужды фронта. Девушка трудилась на лесозаготовках, помогала в строительстве железной дороги в районе Валдая, там же копала окопы. Тогда восемьдесят тысяч жителей Ярославской области участвовали в строительстве укреплений под Ленинградом, очевидцы вспоминают: работать приходилось в условиях эпидемий, нехватки жилья и продовольствия, в непосредственной близости от линии фронта. «Из нашего колхоза взяли на окопы трех девчонок да солдат, демобилизованных домой по ранению. Кормили нас ужасно, можно сказать, мы существовали на подножном корме. Выкапывали в поле мороженую картошку, которую колхозники не выбрали, и этим питались. Полтора месяца там пробыли и вернулись домой совершенно без сил. Помню, отец меня встречал на лошади, у меня не было сил пройти 20 км от Рыбинска до деревни. Так деревенские его оговорили – ишь, барыня, не хочет ногами идти. Людям не верилось, что можно живого человека вообще не кормить и при этом еще заставлять тяжело трудиться».

DSC_0099В июле 1943-го Тане пришла повестка в армию, и свои двадцать лет она встречала уже там – среди однополчанок-зенитчиц. «В военкомате из 8 девчат взяли только меня одну. Остальные — кто по здоровью не прошел, у кого мать больная или брат на фронте. На шлюзах сразу выдали нам аккуратную женскую форму – юбочки, гимнастерки и пилотки. Родители очень переживали, отпуская меня в армию, а я совсем не волновалась. Молодая была, не понимала всей опасности».

На учебе выяснилось, что у Тани меткий глаз, она без промаха стреляла в цель. Девушке доверили возглавить расчет крупнокалиберного зенитного пулемета Дегтярева-Шпагина. «Однажды на стрельбище приехали — не могу пристреляться и все тут! Одиннадцать пуль из винтовки выпустила и все мимо, — вспоминает ветеран. — Командир роты ругается, а командир отделения, зная мою обычную меткость, приказал посмотреть, что с карабином – и правда, сбилась у него мушка. Потом из пулемета стреляли. На шлюзах есть такое открытое место над обрывом, туда и целились в мишень – макет движущегося самолета. А рядом проходили электрические провода. Так я и самолет сшибла, и провода все перебила начисто. До сих пор смешно», — улыбается женщина.

Целый год несли девушки службу, защищая рыбинское небо, на ГЭС фашистам не удалось скинуть ни одной бомбы. Тем временем война покатилась на Запад, и в марте 1945-го рыбинских артиллеристов перевели в польский город Познань, там девушки охраняли склады с вооружением и мост через реку Варту. «В боях мы там не участвовали, но стояли недалеко от линии фронта, поэтому было страшновато. Стоишь ночью одна у склада с боеприпасами, хоть и с автоматом – как тут не бояться!»

Красавица-Польша лежала в послевоенных руинах, от фашистской оккупации сильно пострадали люди. «В Польше наши казармы стояли напротив монастыря. Иду по улице, гляжу: сидит монашенка, вся синяя, видимо, от голода, меня такой ужас охватил! Я скорее повернулась и в казарму. До сих пор жалею, что не помогла ей. Недолго мы побыли в Польше, там и война закончилась – вот радость-то, домой! В июне нас демобилизовали, перед отъездом капитан выдавал нам материал на платья. Я тогда два платья себе сшила, до сих пор их помню: одно бежевое, массивное такое, плотное. А другое легкое, ситцевое в цветочек – красота!»

Вернувшись в 22 года из армии, Таня не захотела оставаться в колхозе и устроилась на моторостроительный завод. «В деревне стало совсем пустынно — молодежь или погибла в войну, или в город уехала. Я обменяла красноармейскую книжку на паспорт и стала работать контролером в 32-м цехе – в войну его сильно повредило бомбами, и производство временно развернули на Горе. Восстанавливали цех пленные немцы практически с нуля. Первое время на заводе на нас, девчонок, вернувшихся с фронта, смотрели искоса – как это мы там, в армии, где одни мужчины. Я даже не всем рассказала, что на фронте была. А на девчонок, которые сразу раззвенели, что воевали, шипели сплетницы. Обидно!»

На заводе Татьяна Дмитриевна проработала тридцать пять лет до пенсии, от руководства видела только благодарность за хорошую работу. «Нам, фронтовикам, и бесплатные путевки в дома отдыха, и подарки к каждому 9 Мая». После выхода на пенсию женщина 15 лет работала уборщицей в ЖКУ. Вспоминает, что ни дня без дела не сидела. И до сих пор женщина трудится как пчелка: все подоконники в помидорной рассаде, скоро внучка отвезет бабушку на дачу – отдохнуть душой от городского шума. «Вот пригласили меня в «Вымпел» на празднование 9 Мая, думаю, надо доехать — показать себя», — смеется Татьяна Дмитриевна. И ведь доедет, они такие, ветераны.

Советский Союз был единственной страной в годы Второй мировой войны, где женщины принимали непосредственное участие в боевых действиях. По разным данным, в Красной армии служили от 2 до 2,5 миллиона девушек и женщин.
Бомбардировки Рыбинска продолжались до 1943 года. За это время на город было сброшено около 2700 авиабомб. Кроме ущерба промышленности, разрушено 63 жилых здания, убиты 32 человека, 46 тяжело ранены.
201-й зенитно-артиллерийский полк уничтожил 5 самолетов противника.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме