новости 19 мая 2016

Современное дыхание старины

Человек мира, ретранслятор старины, «переводчик» традиционной музыки со всего света — это все о Мите Кузнецове. Вместе с братьями фолк-музыкантами он отбирает малоизвестный фольклорный материал и делает его нескучным для современного уха. Эту музыку лучше слышать живьем – и вот уже седьмой год к нему в «Этно-Кузню» съезжаются лучшие исполнители народных мелодий и выступают под открытым небом. Накануне нового сезона усадебников музыкант рассказал, с каким инструментом его связывают 30 лет жизни, как принимали в Америке русские песни и кто приедет в Рыбинск этим летом.

DSC_0180-Митя, вы мультиинструменталист, у вас большая коллекция музыкальных инструментов?

— Скорее, не коллекция — я же не собиратель, а пользователь. Карьера мультиинструменталиста началась в пятнадцать лет — я пришел в рыбинскую фолк-группу «Седьмая вода» при ДК «Вымпел». На киевской фабрике народных инструментов мы закупили жалейки, гусли, даже кобзу – в коллективе я играл почти на всем. Больше всего мне нравилась дудочка, и до сих пор духовые – самые любимые, их у меня много. Еще есть барабан, гусли. Колесную лиру сделал сам. Часто ездил в Москву в музей Глинки и рядом с венгерской лирой торчал по часу. Бабушки-смотрительницы уже косились на меня, а я все рассматривал, как она устроена.

А коллекция собиралась сама собой в течение жизни. Дудочки люди просто дарили, где бы я ни оказался. Однажды пришло письмо из Скандинавии: «Есть старинная дудка, может, ты поймешь, что с ней делать», и прислали ее по почте. Мой самый востребованный инструмент с 1987 года – украинская сопилка. Скоро 30 лет, как я на сцене, и ей столько же. Внутри нее уже 30 лет живу я, мои мысли, моя энергия.

— У вас есть аранжировки китайских, шотландских, американских народных мелодий. Как родился интерес к этнической музыке, которую принято называть мировой?

— Куда бы я ни приезжал на гастроли, всегда интересовался традиционной музыкой тех мест, расспрашивал. Если проявляешь интерес, то мир сразу отзывается, дарит себя. Людям нравится, когда интересуются их миром, они не только расскажут, но и диск подарят на прощание. В 90-х я прослушал огромную коллекцию записей традиционной музыки – венгерской, ирландской, болгарской, китайской. Это дало мне такой потенциал! Потом я познакомился с бельгийским продюсером Мишелем Драшусовым. Он, зная, что я мультиинструменталист и знаток мировых мелодий, пригласил меня сочинять музыку для европейских фильмов о Китае, Шотландии, Африке, Диком Западе. Я создавал мелодии на основе народных песнопений. Мировая музыка (World music) – это своеобразный ретранслятор, переводчик сложных для восприятия традиционных мелодий. Китайские напевы в чистом виде слушать очень сложно. Я гармонизировал их для европейского уха – даже китайцы оценили. Шутили в интернете, что у меня, должно быть, китайская жена, раз я так тонко почувствовал и обработал их музыку.

— Вы возили русские народные песни в Америку. За океаном понравилась наша музыка?

— Американцам русская музыка совсем не близка, но лишь в плане формы, а не эмоций. Их традиционные мелодии звучат и исполняются по-другому, даже их профессиональным музыкантам было сложно подыграть мне три аккорда. Другое дело, как они воспринимают русскую музыку. Часто пел им «Пряху», на мой взгляд, простую русскую песню. А они: «Какая мелодия интересная!» Сколько ни было у меня концертов, в конце они всегда вставали и аплодировали.

Я чувствовал, что через меня они знакомились с нашей традиционной музыкой, и этими аплодисментами они отдавали честь русской культуре.

— Почему вы остались в Рыбинске, ведь вы так востребованы как музыкант, аранжировщик.

— Я не очень публичный, фестивальный человек. Отношу себя скорее к художникам, которые сидят в мастерской и творят. Для творчества мне достаточно комнаты, где я могу надолго зависнуть, сочиняя. Мне очень нравится в Рыбинске, люблю свой город, свой дом. Я слишком привязан к корням, чтобы переехать. На гастролях я сразу начинаю скучать — по дому, по детям.

Я стараюсь двигать имя родного города, на всех альбомах пишу «Рыбинск». Вообще считаю, можно никуда за границу не ездить отдыхать – просто по России путешествовать, такое богатство здесь, ни в одной стране света такого нет.

— Помните, с чего начинались усадебники?

— Десять лет назад мы с женой купили дом в рыбинском Заволжье у Иверского храма. В 2010 году (помню, было очень жаркое лето) я построил сцену во дворе и бросил клич. Всего через неделю на первом усадебнике было сто человек. Тогда выступали местные друзья-музыканты. Уровень концертов постоянно рос. На второй год выступал московский ансамбль «Русичи», исполняющий древнерусский фольклор, приезжал Егор Стрельников – на мой взгляд, лучший в России гусляр.

В третьем сезоне усадебник посетили мировые величины: сербский ансамбль «Бело платно» с солисткой Светланой Спаич, входящей в десятку лучших исполнительниц мировой музыки. В составе ансамбля приехал Никола Попмихайлов, руководитель единственного в мире хора сербской школы «Моисей Петрович», исполняющий почти утраченную византийскую духовную музыку. Это было необычно – три столпа мировой народной музыки на одной маленькой сцене в Рыбинске!

— Митя, по какому принципу отбираете музыкантов для усадебников?

— Часто у меня выступают люди не столь известные широкой публике, но много сделавшие для сохранения традиций. Стараюсь, чтобы это были музыканты, которые несут глубину. Мы здесь не просто выступаем, но и записываемся в студии, создаем новые вещи. Усадебник — тоже не просто развлечение. Важно, чтобы у зрителей «зашевелились корешки», что-то отозвалось в душе. Хочу, чтобы каждый отошел от сумасшедшего ритма цивилизации и после концерта в душе у зрителя произошел внутренний сдвиг, который побуждал бы дальше дышать и жить. Для этого культура в конечном итоге и нужна – обратить внимание внутрь себя.

— Чем ознаменуется этот год? Кто приедет?

— Это лето в «Этно-Кузне» будет исключительно русским. В середине лета приедут «Нерехтские рожечники» из-под Костромы, они исполняют старинные мелодии на длинных берестяных рожках. Редчайшая на сегодня музыка, которая активно утрачивается, к сожалению. Этот ансамбль можно смело назвать достоянием России, потому что нигде в мире таких инструментов больше нет.

В августе на усадебнике выступит московский ансамбль древней духовной музыки «Сирин». Именно благодаря им двадцать лет назад я познакомился с колядками и духовными стихами. Мой альбом «Голубиная книга» наполовину состоит из их репертуара, но с моим видением и аранжировками.

— А ближайший концерт?

— Совсем скоро, 28 мая, приедет Сергей Старостин – знаковый фолк-музыкант, собиратель и исполнитель русского фольклора. В 90-е годы он вел на телеканале «Культура» проект «Мировая деревня»: ездил по глухим деревням и записывал старинные напевы, пока их носители еще живы. Он, как губка, впитывает в себя народную песню – все ее приемы, особенности – и отдает людям. При этом Сергей аккомпанирует себе на гуслях и всевозможных дудочках – по музыкальному образованию он кларнетист. На усадебнике ему поможет молдавский барабанщик Марио (Мариан Калдарару) – он мастерски играет на разных этнических ударных. Сергей играет со многими музыкантами, в том числе и с Инной Желанной, но его дуэт с Марио, на мой вкус, самый чудесный. Их музыку я назвал бы скорее вдумчивой и лиричной, чем задорной, но скучать зрители не станут, это я обещаю.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме